<<
>>

Региональные аспекты энергетической дипломатии: интересы основных акторов

Соединенные Штаты Америки одними из первых разработали национальную стратегию в сфере энергетики. Современная энергетическая доктрина США ставит своей целью определение их долгосрочной энергетической стратегии, повышение стандартов уровня жизни американского народа путем эффективной интеграции ее энергетической, экономической и экологической политик.

США выделяют такие угрозы в сфере энергетики: энергетическая зависимость от иностранных государств; нарушение баланса между спросом и предложением на энергоресурсы, приводящее к энергетическим кризисам внутри страны; чрезмерное повышение цен на энергоресурсы, отрицательно влияющее на экономику.

Разработчики американской энергетической доктрины усматривают возможность минимизации этих угроз в четырех видах действий: разработка энергосберегающих технологий; рост собственного производства и добычи; использование альтернативных источников энергии; увеличение импорта.

При этом последний пункт - увеличение импорта - в то же время может привести к возрастанию энергетической зависимости США. Исходя из сказанного и учитывая научный потенциал США, приоритетами становятся разработка энергосберегающих технологий и рост своего производства и добычи с соблюдением необходимых экологических требований. Америка также будет продолжать изучение альтернативных возобновляемых источников энергии. В целях решения проблемы энергетической зависимости США планируют диверсифицировать импорт, т.е. ориентироваться на большее число поставщиков энергоресурсов.

Особое внимание страна уделяет внешнему фактору обеспечения национальной экономической и энергетической безопасности. В этом ракурсе США будут и в дальнейшем отдавать первенство энергетической безопасности во внешних торговле и политике.

Энергетическая доктрина США - это план действий по реализации поставленных задач, в рамках которых особого внимания заслуживает стремление усилить диалог Америки с энергопроизводящими и энергопотребляющими странами.

США поддерживают местные энергетические фирмы, конкурирующие на мировом рынке, причем для этого используется и участие государства в международных организациях (форум АТЭС, ОЭСр, ВТО, НАФТА), а также его двусторонние отношения. В доктрине планируется пересмотреть порядок установления санкций со стороны Америки (и по возможности международных организаций) с позиции приоритетности энергетической безопасности США и их союзников. Для обеспечения национальной энергетической безопасности США наметили следующее:

- установление полного контроля над поставками нефти из стран Ближнего Востока путем укрепления связей с арабскими союзниками;

- осуществление мер по свержению антиамериканских режимов в Ираке (достигнуто в 2003 г.) и Иране;

- получение преференций для американских нефтяных кампаний при разработке месторождений (с использованием влияния госаппарата на двусторонние отношения США и нефтедобывающих стран);

- укрепление позиций США и американских компаний в Каспийском регионе посредством поддержки проекта строительства нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан, установление связей с компаниями и госструктурами в Казахстане для обеспечения экспорта казахстанской нефти через вышеназванный нефтепровод;

- содействие проекту развития газопровода Шах Дениз в целях оказания помощи: Грузии и Турции - в диверсификации их газовых поставок, Азербайджану - в росте экспорта газа;

- поддержка Греции и Турции в проекте по интеграции их газовых систем с системой ЕС для обеспечения доступа стран ЕС к каспийскому газу;

- налаживание тесных контактов с правительствами Казахстана, Азербайджана и других прикаспийских государств ради максимально благоприятного инвестиционного климата для американских компаний;

- углубление энергетического диалога с Россией по вопросам капиталовложений;

- обеспечение поддержки компаниям США в переговорах с российским правительством и частными фирмами;

- ускорение процесса энергодиалога со странами ЕС;

- разработка концепции координированного подхода к энергетической безопасности, инициирование встречи министров энергетики стран «большой восьмерки».

Очевидно, что в рамках обеспечения национальной энергетической безопасности США уделяют особое внимание СНГ, особенно Каспийскому региону. Америка непосредственно не участвует в решении правового статуса Каспийского моря, что не означает отсутствие интересов этого государства в регионе. Стабильное и надежное снабжение энергоресурсами из стран Каспийского региона позволит уменьшить уязвимость США от перебоев в поставках углеводородного сырья. Еще администрация Б. Клинтона объявила Каспий зоной национальных интересов США. Довольствуясь ролью «серого кардинала», США сильно влияют на весь процесс освоения энергетических ресурсов Каспия, а также на сами переговоры по определению правового статуса этого моря. Интерес США состоит в стремлении ослабить свою нефтяную зависимость от стран Ближнего Востока и Латинской Америки. Они рассматривают запасы нефти и газа Каспия скорее как резервные, которые, как предполагается, должны быть выведены на мировой рынок постепенно в зависимости от динамики мировых цен на углеводородное сырье. Такое отношение к каспийским запасам предопределяет линию США на то, чтобы уже сейчас обеспечить себе надзор над производством энергоресурсов в регионе, что позволит в какой-то мере контролировать предложение на мировом рынке энергоносителей и, соответственно, влиять на ценообразование. Таким образом, США вкладывают деньги, чтобы запастись ресурсами на будущее. Страны, преимущественно интересующие американцев, - Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. Очевидно, что распределение «пирога» иностранных инвестиций в нефтегазовую отрасль обходит стороной Россию и по вполне понятным причинам Иран.

С одной стороны, США на официальном уровне высказывают лишь пожелание о скорейшем урегулировании статуса Каспия. С другой - они (по заявлению 2002 г. спецпредставителя администрации по энергетической политике на Каспии Ст. Манна) не нуждаются в соглашении о разделе Каспия, чтобы развивать разработку каспийского шельфа. Политическое влияние США путем организации экономической помощи странам Каспийского бассейна нацелено на создание определенного климата, который позволит им сблизиться с Западом. Воздействие США обусловливает также проникновение американских компаний на Каспий, которым они всячески помогают. Наблюдается стремление контролировать через американские фирмы не только добычу углеводородного сырья, но и его транспортировку к основным сырьевым узлам и маршрутам.

США уделяют особое внимание обеспечению безопасности и стабильности поставок через сеть трубопроводов. Несмотря на то что они поддержали планы транспортировки каспийской нефти через российскую трубопроводную систему, тем не менее, администрации Клинтона и Буша-мл. активно лоббируют проект трубопровода Баку - Тбилиси - Джейхан через Грузию, невзирая на его инвестиционную непривлекательность. Это подтверждается и тем, что Американская корпорация по частным иностранным инвестициям (OPIC) решила выделить 300 млн. дол. в качестве страховки от политических рисков для компаний, участвующих в реализации данного проекта. Такой шаг можно объяснить лишь стремлением избавиться от зависимости от российской трубопроводной системы, поскольку «труба» резко усиливает позиции нашей страны как в регионе в целом, так и на мировом энергетическом рынке. Создав альтернативную российской трубопроводную систему, США в состоянии связать регион и транзитные страны, что позволит еще больше влиять на них. Энергетическая дипломатия США в регионе далека от принципов справедливой конкуренции. Неоднократно осуществлялись попытки дискредитации российских трубопроводных проектов, по поводу чего МИД России сделал специальное представление посольству США в Москве в августе 1999 г.

Нефтяной и трубопроводный факторы предопределяют и активное участие США в урегулировании региональных конфликтов, а также в ослаблении позиций некоторых стран в регионе, в первую очередь Ирана. Стремление изолировать Иран от внешнего мира стало навязчивой идеей Вашингтона. Американская администрация неоднократно заявляла, что считает Иран основным источником угрозы национальным интересам США в регионе. В этом смысле они негативно воспринимают любые соглашения о сотрудничестве между Россией и Ираном. В США ясно понимают, что значительное ущемление интересов России в регионе способно привести к формированию вокруг Каспия нового вектора стратегического сотрудничества между РФ и Ираном. Этот фактор не позволяет администрации США еще активнее продвигать проекты альтернативного трубопровода, в силу чего РФ предлагают присоединиться к такого рода планам.

Несомненно, развитие ситуации вокруг Ирака и Ирана внесет свои коррективы в российско-американский энергодиалог, однако есть уверенность, что двусторонние отношения в сфере энергетики не претерпят коренных изменений, ибо имеют стратегический характер для обеих стран. При этом следует учитывать как совпадения, так и противоречия в интересах России и США, ибо наша страна выступает на мировых энергетических рынках чистым экспортером, а Америка - чистым импортером.

С усилением интеграционных процессов в рамках Евросоюза ощутимо активизировалась реализация единой энергетической политики внутри ЕС и в отношении не входящих в него стран, а также международных организаций. Концептуальные положения энергетической политики ЕС разрабатываются в виде специальных программ либо так называемых белых и зеленых книг. «Зеленая книга», как правило, содержит результаты исследования определенного круга проблем, а «белая книга» - программу предлагаемых мероприятий и подготовки нормативно-правовых актов. Так, в 1997 г. в форме «белой книги» была принята программа «Энергия для будущего: возобновляемые источники энергии», а в 2001 г. - «зеленая книга» о стратегии безопасности энергообеспечения. На основе последней в 2002 г. рассматривается программа действий под названием «Разумная энергия для Европы», рассчитанная на 2003-2006 гг. Разработано большое количество правовых актов в энергетической сфере, регулирующих отношения как внутри Евросоюза, так и с третьими странами.

Комиссия ЕС констатировала возрастающую энергозависимость Евросоюза от импорта топливно-энергетических ресурсов. По ее оценкам, спрос на энергоресурсы в настоящее время на 50% покрывается за счет импорта. К 2030 г., при сохранении существующих тенденций, данная цифра может увеличиться до 70%. В связи с этим долгосрочная стратегия энергообеспечения в целях поддержания благосостояния граждан ЕС и сбалансированного функционирования экономики должна: гарантировать непрерывную физическую доступность энергоносителей на рынке по ценам, подходящим для всех потребителей (частных и промышленных); учитывать экологические факторы; принимать во внимание концепцию устойчивого развития, закрепленную в договоре о ЕС. Энергетическая безопасность рассматривается, таким образом, не как максимизация самообеспечения или снижение энергозависимости, а в качестве уменьшения рисков, связанных с подобной зависимостью.

К числу приоритетов относятся географическая и ресурсная диверсификация поставок. ЕС развивает двухсторонние отношения с основными нефтедобывающими странами из разных регионов (в том числе с Ливией и Ираном), Черноморско-Каспийским районом. Приоритет отдан также связям с Россией и другими странами СНГ, в первую очередь с Казахстаном, Азербайджаном, Туркменистаном. Важно сотрудничество со странами-экспортерами и теми, через территории которых проходит транзит энергоресурсов в рамках Договора к Энергетической хартии, что обусловлено заинтересованностью ЕС в системе коллективной энергетической безопасности в одном географическом регионе.

В сфере нефти и газа, импорт которых все увеличивается, планируется разработать механизм создания стратегических запасов. Уже приняты директивы, предусматривающие образование стратегических запасов трех основных нефтепродуктов в размере, эквивалентном их 90-дневному потреблению. Некоторые страны ЕС даже превысили этот показатель.

Во внутренней сфере было предложено модифицировать ориентированный на предложение подход, сконцентрировав основное внимание на регулировании спроса и потребления энергии, что рассматривается как действительно многообещающий вариант. В отношении спроса предполагается изменить поведение потребителей, для чего будут применяться налоговые меры, призванные направить его в русло контролируемого потребления с учетом экологических требований. Предусматривается выделение 215 млн. евро из бюджета ЕС для финансирования программы использования возобновляемых источников энергии и энергосбережения «Разумная энергия для Европы».

Налоги и сборы будут употребляться как штрафные меры за вредное воздействие на окружающую среду. В транспортной и строительной отраслях планируется активное проведение политики энергосбережения и диверсификации в пользу экологически чистых источников энергии. Экологическому измерению - все больше внимания в свете обязательств, налагаемых Киотским протоколом к Рамочной конвенции ООН об изменении климата.

В предложении приоритет отдается борьбе с глобальным потеплением. Ключом в состоянии служить разработка новых и возобновляемых источников энергии. К 2010 г. намечается удвоить их долю с 6 до 12% в производстве энергии и увеличить их удельный вес в выработке электроэнергии с 14 до 22%. Ради достижения столь амбициозных целей ЕС планирует использовать широкий спектр финансовых мер (субсидии, налоговые вычеты, финансовая поддержка). Одним из вариантов может быть финансирование разработки возобновляемых источников энергии за счет прибыльных отраслей, таких как нефтяная, газовая и атомная энергетика. Предполагается завершить формирование единого энергетического рынка путем дальнейшей реализации директив о внутреннем рынке природного газа и электроэнергии, развития системы трансъевропейских сетей и устранения неравных условий в торговле энергоресурсами в соответствии с положениями учредительных актов.

С точки зрения обеспечения энергетической безопасности, особый интерес для стран ЕС представляют нефтегазовые ресурсы Каспийского моря. Роль Евросоюза здесь предопределяется фактором постепенного исчерпания энергетических ресурсов Западной Европы и ее нефтегазоносной провинции в Северном море. Растущая необходимость в обеспечении стабильных поставок этих стратегических ресурсов для экономик стран ЕС заставляет искать новые источники импорта нефти и газа. Ближайший регион, естественно, - Каспий, где западноевропейские компании открыли огромные запасы углеводородов. ЕС очень заинтересован в поступлении этого стратегического сырья на свои рынки. Для осуществления данных целей страны ЕС активно инвестируют в районе Каспийского моря. В связи с освоением его ресурсов ЕС, как и США, уделяет огромное внимание способам доставки нефти и газа на свои рынки. Основные инструменты западноевропейской энергетической дипломатии в регионе - Договор к Энергетической хартии, разработанный по предложению ЕС, и специальные двусторонние соглашения со всеми странами Каспийского бассейна. Помимо последних, ЕС особо работает со странами, которые могут стать потенциальными участниками транзита энергетических ресурсов Каспия. Энергетическая дипломатия ЕС осуществляется также через созданные им специальные фонды и программы, среди которых выделяются программы ТАСИС и ТРАСЕКА. Они лишены инвестиционного характера, однако под их эгидой разрабатываются параметры энергетического и транспортного сотрудничества, оцениваются основные проекты и маршруты по транспортировке углеводородного сырья в Западную Европу. Из стран ЕС отдельно стоит отметить деятельность главных потребителей энергетических ресурсов: Великобританию, Германию, Францию и Италию. Их компании (британские «Бритиш Петролеум» и «Бритиш Газ», англо-голландская «Шелл», французские «ТотальФинаЭльф» и «Газ де Франс», итальянские «Ажип» и «ЭНИ», германская «Рургаз») при поддержке национальных правительств осуществляют активные мероприятия с целью получения доступа к ресурсно-сырьевой базе Каспийского моря или же к проектам по транспортировке данного сырья в Европу. С точки зрения трубопроводной политики, страны ЕС более склонны к транзиту по уже имеющимся трубопроводным системам, что делает их в определенной степени конкурентами США. Евросоюз отдает приоритет скорее экономической целесообразности при транспортировке нефти и газа, а фактор геополитической игры второстепенен.

Главные мировые тенденции, такие как глобализация и интеграция, заставляют государства (большие и малые) формировать свою национальную стратегию энергетической безопасности. Особого внимания в этом смысле заслуживают такие ведущие региональные державы, как Китай, Япония, Индия и Турция.

Энергетическая политика Китая определяется быстрыми темпами роста его экономики. Под юрисдикцией КНР находятся месторождения угля (одни из крупнейших в мире), нефти и газа. Однако разведанные запасы жидкого углеводорода недостаточны для обеспечения внутреннего рынка топливно­энергетических ресурсов, поэтому упор делается на импорт нефти и газа с Ближнего Востока и стран АТР. В 2001 г. Китай импортировал около 75 млн. тонн нефти, а к 2005 г. эта цифра может возрасти до 100-120 млн. Учитывая рост потребности в энергоресурсах, Пекин расширяет круг поставщиков нефти и газа. Новыми партнерами для Китая в ближайшие годы могут стать Россия и азиатские страны Каспия. Сейчас китайское направление экспорта нефти из России не очень развито. Основной поставщик здесь - компания «ЮКОС», которая ежегодно экспортирует по железной дороге в Китай около 1,5 млн. тонн. Однако она активно работает над проектом строительства нефтепровода «Россия - Китай» с пропускной способностью до 30 млн. тонн ежегодно. При успешной реализации строительства трубопровода российские компании могут занять как минимум четверть китайского рынка нефти.

Интерес Китая в Каспийском регионе в первую очередь основан на необходимости организации стабильных поставок нефти и газа в свою страну, особенно в ее северные районы. Прокладка экспортных маршрутов позволит диверсифицировать импорт углеводородного сырья с учетом высоких темпов роста китайской экономики. У Пекина имеются интересы в освоении энергетических ресурсов на сухопутной территории Туркменистана и других среднеазиатских республик. Но приоритетом для Китая остается прокладка трубопровода к своей территории с перспективой его превращения в транзитный маршрут для рынков Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии.

Япония - чистый импортер углеводородного сырья. Единственным энергетическим ресурсом в стране был уголь, потребление которого постоянно растет, достигнув 150 млн. тонн в год. Однако при увеличении потребления в 2002 г. в Японии была закрыта последняя угольная шахта: гораздо рентабельнее импорт сырья из Австралии, США, ЮАР, Китая, России. Кроме угля, это государство ввозит нефть и сжиженный природный газ (СПГ). Основные поставщики нефти в Японию - страны Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Карибского бассейна, а также Нигерия. Россия почти не экспортирует нефть в Японию из-за отсутствия рентабельных маршрутов. Сейчас правительствами РФ и Японии рассматривается проект строительства трубопровода по линии Ангарск - Находка, причем японский кабинет министров говорит о готовности выделить кредит в 5 млрд дол. на льготных условиях. Японский капитал уже участвует в ряде российских энергетических проектов, крупнейший из которых - газовый "Сахалин-2": 45% капитала консорциума по разработке месторождения принадлежат компаниям "Митсуи холдингс" и "Митсубиси".

На территории СНГ японские нефтегазовые компании участвуют в разработке месторождений на Каспии, в Средней Азии, в том числе Казахстане. Япония импортирует углеводороды из Индонезии, Малайзии, Брунея, Омана, США (Аляска). Государственная политика Японии в импорте энергоресурсов заключается в максимальной диверсификации соответствующих маршрутов. Здесь важную роль может сыграть Россия, если будут осуществлены проекты по экспорту нефти (восточносибирские и сахалинские месторождения, вышеуказанный трубопровод) и газа (строительство терминала по экспорту СПГ со скважин «Сахалина-2»).

Индия не располагает значительными ресурсами нефти и газа, разведанные запасы которых оцениваются в 5,8 млрд тонн нефтяного эквивалента, причем только 1,3 млрд относятся к извлекаемым. При нынешних темпах добычи этих запасов должно хватить на 11-12 лет. Страна все же делает ставку на разработку нефтегазовых месторождений континентального шельфа Бомбейского залива. В любом случае эти запасы не удовлетворяют потребности растущей экономики Индии. Соответственно, она все больше становится заложником нефтяного и газового импорта. На него Индия в среднем расходует 16 млрд дол., и эта цифра очевидно растет. Основные поставщики нефти сюда - Нигерия и Кувейт, а также страны Ближнего Востока и АТР. Ныне энергетическая политика Индии тоже направлена на диверсификацию импортных маршрутов. В рамках этой политики особое значение приобретают отношения Индии с Россией. Известно, что российская нефтяная компания «ЛУКойл» намеревается поставлять на индийский рынок до 15 млн. тонн ежегодно. Помимо импорта российской нефти, Индия выступает и инвестором в российский ТЭК. В частности, индийская нефтегазовая компания ONGC - крупнейший зарубежный инвестор в проект «Сахалин-1». При удачной реализации проекта и сохранении нынешнего режима СРП в России на долю ONGC придется около 1,6 млн. тонн нефти ежегодно; и это без природного газа данного сахалинского месторождения. В фокусе внимания индийских нефтегазовых компаний остается и Тимано-Печерская нефтегазовая провинция России. Учитывая подобные моменты, а также традиционно дружественные отношения России и Индии, стоит ожидать расширение сотрудничества двух стран в топливно-энергетической сфере.

Турция не обладает сколько-нибудь промышленно значимыми запасами нефти и газа, поэтому ее экономика во многом зависит от импортных поставок энергетических ресурсов. Ввоз углеводородов в Турцию довольно диверсифицирован и сводится к поставкам с Ближнего Востока, Ирана и России. Однако при складывающейся геополитической обстановке роль углеводородов из России будет возрастать. В частности, поставки газа из РФ приоритетны, о чем свидетельствует то рвение, с которым турецкое правительство лоббировало проект «Голубой поток» - прокладку газопровода по дну Черного моря из нашей страны в Турцию. По существу у российского газового производителя нет значимого конкурента на внутреннем турецком рынке газа.

Вместе с тем турецкое правительство не отказывается от политики большего разнообразия поставщиков нефти и газа. Такая политика наглядно проявила себя в начале 1990-х гг., когда были открыты новые месторождения на Каспии. С этой точки зрения, Каспий - чуть ли не главное направление развития турецкой энергетической дипломатии.

Интересы Турции в Каспийском регионе не менее значительны, чем у других некаспийских стран, и определяются двумя равнозначными факторами: топливно­энергетическим и политическим. Первый из них в политике Турции на Каспии нацелен на создание возможностей импорта углеводородного сырья из данного региона для развивающейся национальной экономики, а также на обеспечение участия в экспортных маршрутах в качестве транзитной страны. Это сопрягается с планами США в регионе в отношении трубопроводов. Лоббируя интересы США, Турция сама ожидает извлечь немалую прибыль. Анкара поддержала идеи Транскаспийского и Транскавказского трубопроводных маршрутов, конечным пунктом которых будет один из турецких портов в Средиземном море. Для осуществления этих проектов Турция предпринимает шаги для экономической и политической дискредитации других маршрутов (читай: российских). В частности, неоправданно резко были ужесточены экологические требования в отношении нефтетанкеров, проходящих через черноморские проливы Босфор и Дарданеллы; существуют планы по ограничению их тоннажа и количества. Со своей стороны, Турция обещает стабильность на всем протяжении прохождения трубопроводов, имея в виду решение курдской проблемы. Не берется в расчет и экономическая невыгодность этих маршрутов, хотя в октябре-ноябре 2002 г. был произведен перерасчет технико-экономического обоснования нефтепровода Баку - Джейхан. Как и стоило ожидать, последние данные «случайно оказались» в пользу экономической целесообразности данного проекта. В то же время Турция с радостью согласилась с российским проектом прокладки газопровода по дну Черного моря на свою территорию. Таким образом, Анкара претендует на ключевую роль в транспортных потоках нефти и газа на мировые энергетические рынки.

Фактор политики играет не меньшую роль для поведения Турции в регионе. Вопрос освоения и транспортировки углеводородного сырья стал лучшим поводом продвижения идеи пантюркизма ради связывания среднеазиатских столиц и Баку с Анкарой. В дальнейшем данный фактор будет важен для геополитического соперничества Турции и Ирана в исламском мире, что на руку США, которые поддерживают Анкару в ее стремлении отнять у Тегерана роль одного из лидеров названного мира и таким образом изолировать его. Это подтверждается и тем обстоятельством, что реализация проектов по транспортировке иранского газа в Турцию неоднократно откладывалась по неясным причинам.

Международные организации в сфере энергетики в силу разных причин со второй половины ХХ в. стали влиять на состояние и развитие некоторых сегментов мировых рынков - сначала атомной энергетики, а затем (в значительно большей степени) и нефти. Это во многом связано с торговой политикой основных развивающихся стран-экспортеров нефти, экономические интересы которых в прошлом не учитывались в полной мере передовыми странами-импортерами. Однако с развитием мирового рынка энергоресурсов крен во взаимоотношениях между экспортерами и импортерами постепенно уменьшился - во многом благодаря деятельности и сотрудничеству данных стран в рамках международных энергетических организаций: МЭА, ОПЕК, ОАПЕК, ЛАЭО, МАГАТЭ и т.д.

Первый и пока единственный многосторонний орган по вопросам регулирования мирового энергетического рынка - Международное энергетическое агентство (МЭА). Оно является автономным ведомством в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР); создано в 1974 г. в соответствии с Международной энергетической программой и представляет собой форум по вопросам энергетики для государств ОЭСР. Члены МЭА - все государства, входящие в ОЭСР, за исключением Исландии и Мексики, а Россия только подала заявку на вступление туда. В работе МЭА участвует также Евросоюз. Ныне агентство объединяет 24 страны Северной Америки, Европы и Юго-Восточной Азии.

Образование МЭА во многом было обусловлено ситуацией на мировом энергетическом рынке в середине 1970-х гг., сложившейся в результате резкого роста цен на нефть. С учетом данных обстоятельств основные решения агентства были связаны с созданием стратегических запасов жидкого топлива, диверсификацией импорта энергоресурсов, расширением использования альтернативных источников энергии, эффективностью применения энергии вообще, координацией энергетической политики экспортеров и импортеров углеводородного сырья и т.д. По сей день МЭА - крупнейший мировой форум по вопросам энергетики.

Сейчас деятельность МЭА сконцентрирована на вопросах долгосрочного сотрудничества в целях развития разнообразных источников энергии. Агентство реализует свои программы посредством поощрения эффективного использования угля, ядерной и гидроэлектрической энергий, природного газа и возобновляемых источников энергии при учете экологических факторов.

Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) создана на Багдадской конференции в 1960 г. Ее устав был утвержден в Каракасе (Венесуэла) годом позже, а в 1965 г. полностью пересмотрен. В ОПЕК сегодня входят 12 государств: Алжир, Венесуэла, Габон, Индонезия, Иран, Ирак, Катар, Кувейт, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Саудовская Аравия. Полноправными членами организации могут быть только государства-основатели и те страны, чьи заявки на прием были одобрены высшим органом ОПЕК - конференцией. Любая другая страна, в значительных размерах добывающая сырую нефть и имеющая интересы, в своей основе схожие с интересами стран-участниц ОПЕК, способна стать полноправным членом при условии, что ее принятие будет одобрено большинством в три четверти голосов, включая голоса всех учредителей.

ОПЕК декларирует следующие цели:

- координация и унификация нефтяной политики государств-членов;

- определение наиболее эффективных индивидуальных и коллективных средств защиты их интересов;

- обеспечение стабильности цен на мировых рынках нефти;

- внимание к интересам государств-производителей нефти и необходимости обеспечения их устойчивых доходов; эффективного, рентабельного и регулярного снабжения стран-потребительниц; справедливых доходов от инвестиций в нефтяную промышленность; охраны окружающей среды в интересах нынешних и будущих поколений.

По сути ОПЕК - это международный нефтяной картель, который получил мандат на защиту суверенитета и нефтяных прав своих пятерых членов- основателей.

В 1976 г. эта организация сформировала Фонд международного развития ОПЕК (штаб-квартира в Вене, первоначально назывался Специальный фонд ОПЕК). Это - многосторонний финансовый институт в области развития, который помогает сотрудничеству между государствами-членами ОПЕК и другими развивающимися странами. Поддержкой Фонда могут пользоваться международные финансовые институты, содействующие слабым странам, и все не входящие в ОПЕК развивающиеся государства. Фонд ОПЕК предоставляет займы на льготных условиях в основном трех видов: для проектов, программ и поддержки платежного баланса. Финансовые средства Фонда складываются за счет добровольных взносов государств-членов ОПЕК и прибылей, полученных после кредитных и инвестиционных операций Фонда.

На протяжении ряда лет международный рынок нефти страдал от нестабильности цен. ОПЕК неоднократно прошла испытания в ситуациях, когда спрос возрастал и падал скачкообразно, что угрожало оставить ее участников без средств к существованию и наносило жестокие удары по нефтяной отрасли в целом. В ходе своей истории ОПЕК ввела в действие многочисленные механизмы, призванные избавить рынок от этого бедствия, но неустойчивость конъюнктуры из-за сложного характера и разветвленности отрасли все еще сохраняется. С недавнего времени мир переживает новый цикл нестабильности, которая при отсутствии эффективного противодействия может повлечь за собой катастрофические последствия для всех участников нефтяного бизнеса. Сегодня главная проблема связана с негативными тенденциями в мировой экономике. В 1998 г. ОПЕК уже сталкивалась с подобной ситуацией, но тогда проблемы главным образом касались лишь региона Юго-Восточной Азии и нескольких других стран. Вместе с тем продолжался уверенный экономический рост в США, некоторый подъем экономики испытывала и Европа. Однако все это не предотвратило падение цен на нефть до величины менее 10 дол. за баррель.

Мы сталкиваемся сегодня с общемировой проблемой. Еще до 11 сентября 2001 г., когда террористы напали на США, были пересмотрены в сторону уменьшения прогнозы роста потребления нефти, что произошло в связи с замедлением темпов экономического развития. Оно началось в Америке, но проникло и в экономики других стран. В прошлом году ОПЕК трижды снижала объемы добычи нефти, что в общей сложности привело к значительному их сокращению - на 3,5 млн. баррелей/сутки, однако эффект от этой акции был обесценен продолжающимся замедлением экономического роста. Таким образом, для производителей ненадежные времена настали еще до тех ужасных сентябрьских событий. Затем случилось полностью непредвиденное, а последовавшая сумятица усугубила ситуацию в экономике США, уже испытывавшей признаки депрессии. При этом удар по нефтяной отрасли оказался весьма болезнен, смешав прогнозы спроса на нефтепродукты во всех секторах экономики.

Данные свидетельствуют о том, что мировой спрос на сырую нефть за последние три месяца 2001 г. снизился почти на 650 тыс. баррелей/сутки по сравнению с тем же периодом предшествующего года, и это уже произошло после предыдущего сокращения спроса на 530 тыс. баррелей/сутки в третьем квартале. Такая тенденция прямо противоположна отмеченным в первом и втором кварталах 2002 г., когда мировой спрос возрос соответственно на 700 тыс. баррелей/сутки и 610 тыс. баррелей/сутки. Сейчас мы видим, что по сравнению с уровнем 2001 г. спрос в 2003 г. возрос примерно на 400 тыс. баррелей/сутки и достиг 76,25 млн. баррелей/сутки. Эти показатели непременно изменятся, когда появится больше информации относительно таких факторов, как индикаторы мирового экономического развития, тенденции потребления авиатоплива для пассажирской авиации и реактивного топлива. Очевидно, что общая экономическая ситуация опять принесла тяжелые времена в плане цен на нефть, тенденция к снижению которых наблюдается с сентября прошлого 2002 г.

Организация арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК) образована на основе соглашения, подписанного между правительствами Кувейта, Ливии и Саудовской Аравии в 1968 г. В нее входят Алжир, Бахрейн, Египет, Ирак, Катар, Кувейт, Ливия, ОАЭ, Саудовская Аравия, Сирия, Тунис. Любое арабское государство, источником значительной части национального дохода которого является нефть, может стать членом ОАПЕК при условии согласия трех четвертей государств-членов, включая трех учредителей.

Основные цели ОАПЕК: сотрудничество в различных видах экономической деятельности в области нефтяной промышленности; определение путей и средств защиты законных интересов государств-членов в этой отрасли промышленности как индивидуально, так и коллективно; объединение усилий по обеспечению поставок нефти на равноправных и справедливых условиях; создание благоприятного климата для вложений капитала в технологии по развитию нефтяной промышленности стран-участниц.

ОАПЕК является спонсором: Арабской компании морского нефтяного транспорта в Кувейте (с 1972 г.); Арабской компании судостроения и судоремонтных доков в Бахрейне (1973 г.); Арабской корпорации по инвестициям в нефтяную промышленность в Даммане (Саудовская Аравия, 1974 г.); Арабской компании по услугам в области нефтяной промышленности в Триполи (Ливия, 1977 г.); Арабского института подготовки специалистов-нефтяников в Багдаде (Ирак, 1978 г.).

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Региональные аспекты энергетической дипломатии: интересы основных акторов:

  1. Основные региональные акторы и перспективы отношений с ними России
  2. Государственные и негосударственные акторы в дипломатии.
  3. Энергетическая дипломатия и внешняя политика России
  4. Дипломатия: психологические аспекты коммуникации
  5. Глава 15. ГРУППЫ ИНТЕРЕСОВ И СМИ КАК АКТОРЫ ПОЛИТИКИ
  6. Энергетический аспект международных отношений на пространстве СНГ
  7. 3.2. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКИХ ПАРТИЙ КАК АКТОР ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
  8. Государство как основной международный актор
  9. РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ АНТИКРИЗИСНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  10. Основные тенденции МО в перераспределении ролей и взаимодействия международных акторов
  11. РАЗДЕЛ III. ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ АСПЕКТ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ
  12. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ