<<
>>

Российские национальные приоритеты

Представляется, что и Россия должна иметь национальную философию разоружения, построенную на национальных интересах и анализе тенденций развития своего геополитического и геостратегического положения в мире. В обозримом будущем она обязана учитывать позицию и влияние на ход мировых событий основных центров силы. К этим центрам относятся:

• США, наращивающие потенциал ядерных и обычных вооружений при стремлении занять доминирующие позиции в современном мире.

• Государства Западной Европы, интегрирующие экономические и военные возможности, стремящиеся к завоеванию самостоятельного места в мировой политике, но на ближайшую перспективу консолидирующиеся с США.

• Государства Юга, особенно исламского мира, накопившие достаточно большое количество вооружений (некоторые из них обладают реальным потенциалом создания ядерного и химического оружия), проявляющие амбициозность, агрессивность и непредсказуемость в своих действиях;

• Китай, обладающий достаточно мощным экономическим и военным потенциалом и имеющий тенденцию к гегемонии в АТР.

Одновременно проблематика ограничения и сокращения вооружений должна рассматриваться также в контексте трех ключевых направлений: обеспечения национальной безопасности в рамках сохранения и укрепления стратегической стабильности, прекращения и предотвращения новых региональных войн и военных конфликтов; сохранения экономической и политической независимости, а также устойчивого демократического развития государства и общества; учета возможностей выполнения имеющихся договорных обязательств.

В ближайшие годы в силу целого ряда обстоятельств, прежде всего в результате явного ослабления военной угрозы, экономическое и внутриполитическое давление в пользу радикальных сокращений вооружений и глубокой военной реформы в России стало нарастать.

В условиях перехода к рыночной экономике оказалась под вопросом и способность нашей страны эффективно соревноваться с США и с другими государствами НАТО в области развертывания новых видов и типов вооружений. Ресурсы и финансовые средства стали распределяться в большей степени в соответствии с приоритетами национальной безопасности, утвержденными высшим законодательным органом страны, а не военно-промышленным комплексом, как в бывшем СССР.

Вместе с тем для России на обозримый период, как уже отмечалось выше, жизненно необходимо сохранение статуса ядерной державы – не только для обеспечения безопасности, но и с точки зрения сохранения важных роли и места в иерархии международных отношений. В этой связи России форсировать вопрос о полном ядерном разоружении – даже на взаимной и всеобщей основе – было бы нецелесообразно . Оптимальным вариантом ядерной стратегии России на текущий момент является вариант неагрессивного, ненаступательного и непровоцирующего (можно даже сказать «дружественного»), но вместе с тем «правдоподобного» (сredible) сдерживания, ориентированного не только в сторону США, а «по всем азимутам» – своего рода российская вариация классической французской голлистской доктрины «разубеждения» (dissuasion) в противовес американской доктрине сдерживания путем устрашения (deterrence). Для обеспечения эффективности такой стратегии ядерные силы, унаследованные Россией от бывшего СССР, не подходят: они избыточны в количественном и неадекватны в структурно-организационном отношении. Будучи изначально основанными на многократно завышенных критериях «неприемлемого ущерба», они не соответствуют реальностям, сложившимся в мире после окончания холодной войны (то же самое, впрочем, можно сказать и о ядерных силах всех других ядерных держав).

Вместе с тем, реальности уже сложившегося стратегического взаимоотношения между Россией и США, представления обеих сторон о стратегической стабильности требуют рассмотрения состояния взаимной безопасности сторон не только в категориях логики и здравого смысла, но и в категориях военного ядерного баланса. В противном случае отпала бы необходимость в договорах об ограничении и взаимном сокращении стратегических ядерных вооружений .

Россия, также как Франция и Китай, не заинтересована в развертывании США национальной – пусть даже «тонкой» – системы ПРО, что объективно вело бы к частичному обесценению ядерных сил других ядерных держав и закрепляло бы за США господствующее положение в иерархии международных отношений. Однако помешать этому вряд ли удастся. В то же время уместно напомнить, что у России и США имеется формальная основа для продолжения переговоров о стратегической стабильности и дальнейших сокращениях СНВ, в контексте которых, разумеется, могут обсуждаться и вопросы ПРО. Это целый ряд совместных заявлений – от 8 января 1985 г., от 10 декабря 1987 г. и, наконец, от 1 июня 1990 г. В последнем из них наряду с целью проведения дальнейших переговоров ставилась задача укрепления стратегической стабильности через принятие целого ряда конкретных мер. В ходе таких переговоров можно было бы обсудить самые радикальные меры – о достижении уровня минимального ядерного сдерживания, а также вопрос о новой и соответствующей философии партнерства модели стратегического взаимоотношения между двумя странами, выходящей за пределы традиционного взаимного ядерного сдерживания. Конечно, сегодня США потеряли интерес к таким переговорам. Не исключено, однако, что этот интерес возродится в обозримом будущем, в особенности, если Россия проведет должную модернизацию своих СЯС.

Крайне маловероятно, что КНР, Франция и Великобритания присоединятся в ближайшее годы к усилиям России и США по сокращению ядерных арсеналов. Эти страны, однако, будут, конечно, участвовать в режиме нераспространения ядерного оружия, разрабатываемой Конвенции о прекращении производства расщепляющихся материалов для целей его создания и в Договоре о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, а также в других многосторонних соглашениях, связанных с ядерным оружием. Вероятно, эти страны можно побудить соблюдать сдержанность в наращивании и совершенствовании своего ядерного оружия (в идеале – ядерное замораживание). Однако собственно ядерное разоружение, а соответственно, переговоры о нем, в обозримой перспективе будут и впредь носить двусторонний характер.

В развитие идеи стратегической открытости России 12 октября 2007 г. В.Путиным была выдвинута инициатива о придании глобального характера Договору между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности (ДРСМД). На 62-й сессии ГА ООН совместно с США выступили с призывом ко всем странам, обладающим ракетными возможностями, присоединиться к такому многостороннему режиму.

Практически совпадают национальные интересы России и США в вопросах нераспространения ОМУ и ракетного оружия, а также экспортного контроля. Что же касается торговли оружием, то Россия, будучи главным конкурентом США на рынках вооружений, выступает за гораздо более жесткие ограничения в этой сфере, чем те, о которых удалось договориться основным экспортерам (Россия, США, Франция, Великобритания, Китай) в 90-е годы ХХ века. Кроме того, Россия предлагает США начать серьезное военно-техническое сотрудничество, не исключающее совместное создание вооружений с перспективой продвижения их на рынки третьих стран.

К этому США, однако, не готовы.

Россия выступает за модернизацию режима ограничения и сокращения обычных вооружений в Европе. Однако ввиду упорного нежелания стран НАТО ратифицировать Соглашение об адаптации ДОВСЕ был поставлен вопрос о приостановлении действия для России первоначального Договора образца 1990 года. Созванная по инициативе российской стороны в июне чрезвычайная конференция государств-участников ДОВСЕ не дала результатов. 12 декабря 2007 г. Россия была вынуждена приостановить действие Договора. В то же время мы заявили о готовности возобновить действие Договора в случае вступления в силу Соглашения об адаптации и достижения договоренности о комплексе мер по восстановлению жизнеспособности режима ДОВСЕ.

В Концепции внешней политики РФ от 12 июля 2008 г. расставлены следующие приоритеты России в части ограничения вооружений и разоружения:

«Россия последовательно выступает за снижение роли фактора силы в международных отношениях при одновременном укреплении стратегической и региональной стабильности. В этих целях Российская Федерация:

• неукоснительно соблюдает свои международные обязательства по международным договорам в сфере нераспространения оружия массового уничтожения, контроля над вооружениями и разоружения, а также принимает меры по укреплению доверия в военной сфере; участвует в разработке и заключении новых договоренностей в этих областях, отвечающих ее национальным интересам, на основе принципов равноправия и неделимости безопасности;

• подтверждает неизменность своего курса на развитие многосторонних основ нераспространения ядерного оружия, других видов оружия массового уничтожения и средств их доставки; выступает за соблюдение Договора о нераспространении ядерного оружия, Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, а также Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении; активно участвует в международных усилиях в сфере контроля за оборотом материалов и технологий двойного назначения; содействует скорейшему вступлению в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний; выступает за создание глобального режима ракетного нераспространения на основе юридически обязывающей договоренности;

• готова вести переговоры со всеми ядерными державами в целях сокращения стратегических наступательных вооружений (межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты на подводных лодках и тяжелые бомбардировщики, а также размещенные на них боезаряды) до минимального уровня, достаточного для поддержания стратегической стабильности;

• выступает за недопущение вывода оружия в космос, за создание системы коллективного реагирования на возможные ракетные угрозы на равноправной основе и против односторонних действий в области стратегической противоракетной обороны, дестабилизирующих международную обстановку;

• считает, что фундаментальные тенденции современного развития, включая нарождающуюся многополярность, и диверсификация рисков и угроз подводят к выводу о том, что решение проблем стратегической стабильности не может более оставаться только сферой взаимоотношений между Российской Федерацией и США. Объективно приходит время открыть эти рамки для ведущих государств, прежде всего ядерных, заинтересованных в совместных действиях, направленных на обеспечение общей безопасности. В этом - смысл стратегической открытости, лежащей в основе российских инициатив, в частности по коллективному противодействию возможным ракетным угрозам Европе и по приданию глобального характера режиму Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности 1987 года;

• последовательно выступает за недопущение гонки вооружений, противодействует попыткам создания и развертывания дестабилизирующих, в том числе новых видов, вооружений: ядерных зарядов малой мощности, межконтинентальных баллистических ракет с неядерными боеголовками, систем стратегической противоракетной обороны;

• уделяет особое внимание обеспечению международной информационной безопасности в качестве важного элемента укрепления стратегической стабильности;

• поддерживает международные усилия по противодействию незаконному обороту легкого и стрелкового оружия;

намерена и далее содействовать укреплению региональной стабильности в Европе путем участия в процессах ограничения и сокращения обычных вооруженных сил, а также применения мер укрепления доверия в военной области на основе соблюдения принципа равной безопасности всех сторон».

<< | >>
Источник: С.В.Кортунов. Cовременная внешняя политика России. Стратегия избирательной вовлеченности.. 2008

Еще по теме Российские национальные приоритеты:

  1. Основные приоритеты национальной безопасности и приоритеты устойчивого развития РФ
  2. 17.3. Приоритеты национальной безопасности России
  3. Приоритеты российской внешней политики
  4. Особенности и приоритеты национальной стратегии безопасности и политики Беларуси
  5. РЕСУРСЫ И ПРИОРИТЕТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. Приоритеты национальных интересов России в АТР (возможные элементы региональной доктрины)
  7. Российские приоритеты в экономическом и гуманитарном сотрудничестве в Европе
  8. Основные направления и приоритеты внешнеполитического курса Российской Федерации
  9. 30.6. Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации
  10. 30.3. Концепция национальной безопасности Российской Федерации
  11. 30.5. Угрозы национальной безопасности Российской Федерации
  12. Концепция национальной безопасности Российской Федерации
  13. Глава 1. Политика обеспечения национальной безопасности Российской Федерации
  14. Из Концепции национальной безопасности Российской Федерации от 10 января 2000 года
  15. Глава 2. Государственная система обеспечения национальной безопасности Российской Федерации
  16. Из Концепции национальной безопасности Российской Федерации от 17 декабря 1997 года
  17. Глава 5. Концепция национальной безопасности Российской Федерации: структура, содержание, проблемы
  18. Важнейшие направления российской внешней политики и проблемы реализации её национальных интересов
  19. Глава 5. Внешние и внутренние факторы, влияющие на состояние национальной безопасности Российской Федерации
  20. Из «Послания по национальной безопасности Президента Российской Федерации 1 Федеральному Собранию» от 13 июня 1996 года