<<
>>

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)

Общие положения

Проблема роста нестабильности на территории Центральной Азии в конце 1990-х — начале 2000-х гг. поставила перед странами региона необходимость выработки эффективной политики противостояния угрозам национальной безопасности и распространению международного терроризма.

Трансграничный характер дестабилизирующих процессов предопределил развитие создававшейся интеграционной организации как структуры кооперационной безопасности (cooperative security). В основе эволюции т.н. “шанхайского процесса” на территории Центральной Азии лежит несколько линий межгосударственных отношений.

Одной из магистральных линий сотрудничества, заложившей основу “шанхайского процесса” стало российско-китайское сотрудничество по вопросу о демаркации государственной границы. В апреле 1996 г. в Шанхае было подписано российско-китайское соглашение о мерах доверия в зоне границы.

Параллельно при участии центральноазиатских членов СНГ шел процесс выработки мер взаимного доверия и ограничения военных потенциалов. Российско-китайский договор о мерах доверия в 1996 г. был дополнен двумя многосторонними соглашениями между странами региона. 26 апреля 1996 г. Казахстан, Китай, Киргизия, Россия и Таджикистан заключили в Шанхае Соглашение об укреплении мер доверия в военной области в районе границы. 24 апреля 1997 г. те же страны заключили в Москве Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы, в результате которого на протяжении 7,5 тыс. километров границ создавалась полоса пониженной военной активности глубиной 100 км по обе стороны линии границы. Согласно этим соглашениям, стороны обязались провести сокращение численности личного состава вооруженных сил, дислоцированных в районе прежней советско-китайской границы, и провести ликвидацию или ввод за пределы стокилометровой зоны вооружений и военной техники. Согласованные меры не распространялись на зоны Хабаровска и Владивостока и не касались ракетных войск стратегического назначения, дальней авиации, ВМФ и ПВО России, а также пограничных войск.

На встрече в Шанхае образовался так называемый «Шанхайский форум» — формула встреч руководителей пяти стран на высшем уровне, целью которой являлось обсуждение проблем пограничного сотрудничества. Эта линия отвечала задаче создания региональной организации военно-политического характера в составе России, Китая и стран Центральной Азии.

В течение последующих двух лет “Шанхайская пятерка” провела (в Алма-Ате — июль 1998 г., в Бишкеке — август 1999 г.) саммиты глав-государств, которые заложили традицию ежегодных политических форумов лидеров стран будущей организации. Бишкекский саммит августа 1999 г. зафиксировал в своем финальном коммюнике выполнение главной задачи первого этапа деятельности “пятерки”, заключавшейся в осуществлении мер доверия и обеспечения пограничного сотрудничества. Следующий этап становления организации связан с преобразованием “Шанхайской пятерки” в “Шанхайскую организацию Сотрудничества” (ШОС).

Начало превращения “пятерки” в “Шанхайский форум” положил 5-й саммит организации в Душанбе (июль 2000 г.). На саммите, прошедшемся в формате “5+1” (на саммит в качестве наблюдателя был приглашен Узбекистан), участники единогласно заявили о стремлении превратить форум в “серьезный фактор политики, как в региональном масштабе, так и в широком контексте системы безопасности азиатского региона”. Стороны обменялись мнениями по вопросам многостороннего сотрудничества, важным региональным и международным проблемам, представляющими общий интерес. Была подписана т.н. “Душанбинская декларация”, отмечавшая достижение сторонами договоренности в области военного доверия, олицетворяющего “новое понятие безопасности”. Пункт 6 Декларации отмечал, что “стороны выступают против вмешательства во внутренние дела других государств, в том числе под предлогом «гуманитарной интервенции» и «защиты прав человека», поддерживают усилия друг друга”.

Логическим продолжением саммита членов организации в Душанбе стал Шанхайский саммит на высшем уровне, проходившийся 14-15 июня 2001 года.

Шанхайский форум “пятерки” ознаменовался переходом Узбекистана из статуса наблюдателя в статус постоянного полноправного члена организации. На саммите Главы Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Китайской Народной Республики, Российской Федерации, Республики Узбекистан и Республики Таджикистан подписали Декларацию о создании Шанхайской организации сотрудничества, Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом и Совместное заявление о подключении Узбекистана к механизму «Шанхайской пятёрки». По итогам форума была принята декларация, провозгласившая преобразвание “Шанхайского форума” в “Шанхайскую организацию сотрудничества”. В рамках саммита Министры иностранных дел подписали Временное положение о порядке деятельности Совета национальных координаторов государств Шанхайской организации сотрудничества; министры обороны провели встречу и опубликовали Совместное коммюнике. Главным итогом саммита стало создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

7 июня 2002 года в Санкт-Петербурге состоялась вторая встреча глав государств-участников Шанхайской организации сотрудничества. Стороны подписали Хартию ШОС, Соглашение о Региональной антитеррористической структуре и Декларацию глав государств-участников Шанхайской организации сотрудничества. Документы, подписанные сторонами на московской встрече членов ШОС, институализировали Шанхайскую организацию в международно-правовом пространстве. С подписанием устава организации (Хартии) и Соглашения о Региональной антитеррористической структуре (РАТС ШОС) ШОС вышла на качественно новый уровень — было де факто завершено организационное оформление этого блока, как военно-политического образования.

Декларация о создании ШОС провозгласила открытость организации для присоединения к ней третьих сторон, что свидетельствовало о неприятии странами-участницами идеи регионального обособления. В Декларации также утверждаются общее намерение стран-участниц путем совместных усилий на базе совокупного потенциала содействовать прогрессу каждого государства-члена ШОС и совместно противостоять вызовам и угрозам.

Учредительные документы также регламентировали введение нескольких уровней участия в деятельности ШОС: постоянное членство, партнерство по отдельным проектам, статус наблюдателя.

Цель и задачи, структура организации

Согласно официальным документам, целью Шанхайской организации сотрудничества является совместная борьба с международным терроризмом и религиозным экстремизмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков и оружия, другими видами преступной деятельности и массовой нелегальной миграцией.

В качестве органов Организации представлены следующие институты: Совет глав государств — собирается раз в год и принимает решения и указания по всем важным вопросам организации; Совет глав правительств — собирается один раз в год для обсуждения стратегии многостороннего сотрудничества и приоритетных направлений в рамках организации, решения принципиальных и актуальных вопросов экономического и иного сотрудничества, а также утверждает ежегодный бюджет организации. Помимо заседаний Совета глав государств и правительств действует также механизм ежегодных встреч на уровне министров иностранных дел, экономики, транспорта, культуры, обороны, безопасности,

генеральных прокуроров, а также руководителей погранведомств и министерств чрезвычайных ситуаций. Механизмом координации в рамках ШОС служит Совет национальных координаторов государств- членов ШОС. Шанхайская организация сотрудничества имеет два постоянно действующих органа — Секретариат в Пекине, Региональная антитеррористическая структура в Ташкенте. Исполнительный секретарь и Директор исполнительного комитета назначаются Советом Глав государств сроком на три года.

К задачам Шанхайской организации сотрудничества также относятся: укрепление взаимного доверия и добрососедства между странами-участницами; содействие их эффективному сотрудничеству в политической, торгово-экономической, научно-технической и культурной областях, а также в сфере образования, энергетики, транспорта, туризма, защиты окружающей среды; совместное обеспечение и поддержание мира, безопасности и стабильности в регионе; продвижение к созданию демократического, справедливого и рационального нового международного политического и экономического порядка.

В отношениях внутри организации, исходя из «Шанхайского духа» государства-члены ШОС придерживаются принципов взаимного доверия, взаимной выгоды, равенства, взаимных консультаций, уважения к многообразию культур и стремления к совместному развитию, а во внешних сношениях придерживается принципа несоюзничества, не направленности против кого-либо и открытости.

Общая площадь государств-членов ШОС равняется около 30 млн. 189 тыс. кв. км., что составляет 3/5 площади Евразии, а население — 1.4 млрд. 455 млн. человек, что составляет 1/4 всего населения земного шара, совокупная экономическая мощь стран ШОС превысила в 2006 г. 1,5 трлн. долларов США.

Перспективы развития ШОС. Процесс создания ШОС показал, что формирование эффективной системы региональной безопасности в постсоветской Центральной Азии при участии сопредельных стран было вызвано исторической и политико-экономической необходимостью.

Крупные геополитические подвижки на территории т.н. Большого Центральной Азии в 2001-2003 гг. создали принципиально новую силовую конфигурацию в регионе. В этой связи ШОС сегодня — это структура, функционирующая в качественно новых условиях международной жизни, чем те, которые существовали в момент образования ШОС в июне 2001 г. Это потребовало от членов организации дополнительных усилий в деле поддержания безопасности в регионе.

Сотрудничество в сфере безопасности. Решения санкт- петербургского саммита, прошедшего в 2002 г., заложили фундамент для развития основной линии ШОС — противодействие международному терроризму, религиозному экстремизму, национальному сепаратизму (т.н. “центральноазиатскому треугольнику”). В этой связи готовности стран к отражению террористической угрозы является основной задачей стран ШОС. В октябре 2002 года в рамках ШОС Китай и Кыргызстан совместно организовали двустороннее антитеррористическое военное учение. Начиная с августа 2003 г., когда впервые была проведена операция “Взаимодействие-2003”, страны ШОС ежегодно проводят совместные военные учения в рамках программы борьбы с терроризмом в Центральной Азии.

В ходе саммита в Ташкенте в июне 2004 г. было подписано Соглашение между государствами-членами ШОС о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также состоялась церемония открытия исполкома Региональной антитеррористической структуры, которая базируется в Ташкенте (исполком начал функционировать в январе 2004 г.).

Своими главными задачами, потенциалами и успешным становлением ШОС привлекает к себе большое внимание международного сообщества. Все больше и больше стран и международных организаций выражают желание об установлении контактов и проведении сотрудничества с ней. ШОС придерживается принципа внешней открытости, готова вести диалог, обмен и сотрудничество с другими странами и международными организациями. В ноябре 2002 года на заседании министров иностранных дел ШОС была принята «Временная схема внешних сношений ШОС», в соответствие с которой ШОС вправе пригласить представителей других стран и международных организаций в качестве гостя на заседание министров иностранных дел и консультации по внешнеполитическим вопросам, а также направить своих представителей для участия в мероприятиях, других международных организаций. Таким образом, официально задействованы внешние контакты ШОС. К настоящему времени представители ШОС соответственно присутствовали на особенном совещании Антитеррористической комиссии СБ ООН (март 2003 года, Нью-Йорк), на Совещании партнеров диалога ОБСЕ (апрель 2003 года, Вена), на пятом совещании высокого уровня ООН и Региональных организаций (июль 2003 года, Нью-Йорк), на Совещании по борьбе и предотвращения терроризма ОБСЕ (сентябрь 2003 года, Лиссабон).

Сейчас уже можно говорить, что в рамках Шанхайской организации сотрудничества удалось снять проблему напряженности на границах Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, России и Китая от Памира до берегов Тихого океана, создать систему мер доверия, прежде всего, в военной области. ШОС на сегодняшний момент позволил решить ряд вопросов: снять неопределённость и напряжённость в отношениях между его участниками, урегулировать пограничные вопросы, создать форум для постоянного обсуждения и налаживания отношений. Таким образом, найденный «Шанхайской пятеркой» новый образец концепции безопасности — это максимальное сокращение вооруженных сил и военной деятельности в зоне границ на основе взаимного доверия, путем диалога и консультаций, усиление прозрачности и укрепление дружественных контактов, создание границ добрососедства и дружбы, т.е. защита государственной и региональной безопасности, дальнейшее стимулирование взаимоотношений. Эта модель нового типа безопасности, по мнению Ся Ишаня, «едина по духу с пятью принципами мирного сосуществования и другими общепринятыми нормами международных отношений».

Организация претерпела качественную эволюцию — от решения вопросов территориального и военного характера к

многопрофильному обсуждению и консультациям по широкому кругу вопросов, включая проблемы международного терроризма и сепаратизма, наркотиков и других угроз стабильности и безопасности региона. На фоне интенсивного сотрудничества центральноазиатских государств с НАТО и растущей активности США в регионе было бы логично предположить ускорение развития ШОС, локомотивами которой являются Россия и Китай — государства—постоянные члены СБ ООН.

Особое место в деятельности ШОС занимает борьба с увеличением наркотрафика на территории Центральной Азии. По данным на 2005 г. транзит от 65 % до 87% всех наркотиков, идущих в страны ЕС и США, приходится именно на территорию Центральной Азии. Нужно заметить, что после падения власти талибов в Афганистане в 2001 г. поток наркотиков лишь увеличился. Учитывая ситуацию в Афганистане, задачи, стоящие перед ШОС усложняются. В связи этим на текущем этапе борьба с наркотиками стала одной из самых приоритетных задач ШОС. В 2002 году ШОС признала полезным создание антинаркотической системы безопасности по периметру границ Афганистана. В 2004 было подписано соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Сотрудничество в сфере экономики. Хотя вопрос о приоритетности экономической составляющей в деятельности ШОС представляется весьма дискуссионным, общемировая экономическая конъюнктура и борьба за энергоресурсы не оставила странам ШОС никакого выбора как активизировать деятельность в экономическом направлении.

Вероятность эскалации нестабильности в Центральной Азии повлияла на экономическое сотрудничество стран ШОС. До 2002 г. ШОС являлась структурой с не очень ясными перспективами развития экономических связей между странами-членами. В 2002 г. на саммите в Бишкеке были сделаны шаги в сторону развития экономических связей, прежде всего, принят План мероприятий по реализации Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества, одобренной на заседании СГП в 2003 году в Пекине. Премьер-министры обсудили проблемы взаимодействия в налоговой, гидроэнергетической, нефтегазовой и иных сферах.

24 августа 2006 г. в Ташкенте состоялось совещание министров стран-членов ШОС, отвечающих за внешнеэкономическую и внешнеторговую деятельность своих государств. На совещании обсуждались вопросы реализации первоочередных «пилотных» проектов по основным направлениям сотрудничества в рамках ШОС. Министры рассмотрели и приняли рекомендации по активизации роли Делового совета Межбанковского объединения ШОС в процессе реализации первоочередных проектов. Также состоялся обмен мнениями по привлечению государств-наблюдателей при Организации к осуществлению экономических проектов ШОС.

Кроме того, было принято решение о создании специальных рабочих групп по топливно-энергетическому комплексу и современным информационным и телекоммуникационным технологиям. Также рассмотрены вопросы создания Фонда развития ШОС и подготовки проектов многосторонних соглашений в области торгово-экономического сотрудничества в рамках ШОС (по таможенным делам, поощрению и защите инвестиций).

Были рассмотрены инициативы по созданию Совещания руководителей таможенных служб государств-членов ШОС. Также был обсужден проект отчета Секретариата ШОС «О ходе осуществления Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств-членов ШОС», который предлагается утвердить на Совете глав правительств государств-членов ШОС в Душанбе.

Притом что, блок позиционируется странами-членами организации как объединение, направленное на поддержание безопасности в азиатском регионе, в рамках его организации существует экономический совет глав правительств стран-участниц блока. Наличие этого органа в структуре блока невольно указывает на неоднородность целевых установок, заложенных в организации. Наложение смежных функций и координация экономических процессов между странами постсоветского пространства в рамках ШОС, ЕврАзЭс и ЕЭП на деле не способствует “прозрачности” моделируемого экономического пространства, а к усложнению механизмов координации.

Сотрудничество в гуманитарной сфере. Изменения, произошедшие за 1990-е гг., повлияли и на контакты между государствами ШОС в сфере культуры. Центральная Азия — уникальный регион, где переплелись четыре цивилизации: конфуцианство, ислам, славянская цивилизация и индуизм.

С точки зрения руководителей ШОС, чрезвычайно важным представляется укрепить диалог цивилизаций и культурное сотрудничество в рамках шанхайской структуры. Основные сферы гуманитарного сотрудничества в рамках ШОС можно свести к сотрудничеству в сфере образования, культуры, в области молодежной политики, спорта, туризма и СМИ.

В Совместном заявлении глав государств Организации ЦАС («Центральноазиатское сотрудничество») — президентов Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, сделанном в 2003 г. в Алма- Ате, утверждается, что «главы государств рассматривают расширение и углубление сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере как важный фактор укрепления дружеских и добрососедских отношений между странами и народами Центральной Азии».

Особенность гуманитарных связей в рамах ШОС состоит в том, что они носят коллективный характер пока только по отдельным, дискретным направлениям. Так, в апреле 2002 г. состоялась встреча министров культуры стран Шанхайской организации сотрудничества, которые призвали к «уважению многообразия культур народов и государств, мирному сосуществованию различных цивилизаций, равноправному обмену и взаимному обогащению». Стороны констатировали, что «все формы цивилизации должны мирно сосуществовать» и для достижения целей соразвития должны учиться друг у друга в условиях равноправия. Представляется, что, хотя руководители культурных ведомств и обсудили состояние и перспективы сотрудничества государств-участников ШОС, пока это не привело к приданию культурному обмену между странами Организации всестороннего, целенаправленного, регулярного и системно управляемого характера.

Весьма важным направлением гуманитарного сотрудничества стран-членов ШОС является кооперация в деле предупреждения чрезвычайных ситуаций, что особенно необходимо в таком географически сложном и экологически неблагополучном регионе, как Центральная Азия и северо-запад Китая. Начало этому виду взаимодействия было положено в конце 2001 г., когда руководители министерств и ведомств по чрезвычайным ситуациям Таджикистана, Киргизии, Казахстана, Узбекистана, Туркмении и России объявили о намерении создать региональную гуманитарную коалицию в рамках двусторонних и многосторонних гуманитарных проектов. Участники встречи обсудили вопросы координации и взаимодействия усилий по доставке гуманитарных грузов, предоставлению и использованию воздушного пространства и аэродромов, созданию благоприятных условий в доставке грузов по железной дороге, обеспечению сохранности автомобильной транспортировки в регионе. А в 2002 г. по итогам встречи глав чрезвычайных ведомств стран-участниц ШОС (за исключением Узбекистана) состоялось подписание протокола, предусматривающего развитие кооперации в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, и было решено регулярно проводить экспертный обмен опытом.

Наличие общих природно-экологических проблем парадоксальным образом стало еще одной мощной предпосылкой гуманитарной кооперации в рамках ШОС, побуждаемой интересами выживания и воспроизводства населения. Одной из таких проблем- предпосылок является ограниченность и низкая эффективность использования водных ресурсов в некоторых «зонах» ШОС.

Помимо политико-экономического аспекта, данная проблема имеет и заметную гуманитарную составляющую. Основные водные богатства ЦАР сосредоточены в бассейнах двух великих рек — Сырдарьи и Амударьи. Воды Сырдарьи протекают по территории четырех центральноазиатских государств — Киргизии, Казахстана, Узбекистана и Таджикистана и обеспечивают жизненные потребности примерно половины жителей региона. Еще несколько рек Центральной Азии имеют межгосударственное значение: Тобол, Урал, Ишим (Россия, Казахстан), Иртыш (Китай, Россия, Казахстан), Талас и Чу (Казахстан и Киргизия), Или (Казахстан, Китай), Тарим (Таджикистан, Киргизия, Китай). Таким образом, сектор гуманитарного сотрудничества стран в рамках ШОС дает почву для весьма позитивных прогнозов о будущем этой линии сотрудничества в организации.

“Новые вызовы” для ШОС

Вместе с тем, за «мягкими» формами сотрудничества в рамках ШОС все явственней прослеживается тенденция макрорегионального, а в некоторых аспектах и глобального геополитического, позиционирования Организации. Учитывая разные «весовые категории» стран-членов ШОС, становится очевидным, что эта международная организация станет отражением, прежде всего, подходов крупных ее членов — России и КНР: с точки зрения «евразийской» стратегии этих обоих государств регион Центральной Азии является важнейшим в реализации геополитических планов Москвы и Пекина.

В последнее время его значение заметно выросло для двух крупных членов — РФ и КНР, которые в определённом смысле озабочены присутствием в Центральной Азии США. В то же время шос, запоздал с выработкой скоординированной политики, связанной с проведением Антитеррористической коалицией своей операции в регионе, непосредственно примыкающем к зоне действия этих структур (ярким свидетельством является серия вылазок исламских фундаменталистов из зоны Ферганской долины на территорию Казахстана и Узбекистана в 1999-2000 гг.). В рамках этих организаций не было упреждающего коллегиального обсуждения и своевременной выработки совместной позиции, поэтому состоявшиеся консультации проводились вне контекста ШОС.

Если до 11 сентября 2001 г. ШОС была бесспорным лидером в Центральной Азии в укреплении сотрудничества в сфере безопасности, то ныне она уже не играет ведущей роли в этой области. Благодаря усиливающемуся прямому военному присутствию США в регионе первенство антитеррористической борьбы здесь перешло к Вашингтону, несмотря на сотрудничество США и ШОС по этому вопросу.

Рост нестабильности в регионе подорвал сплоченность внутри самой ШОС. Как уже отмечалось, из-за отсутствия эффективного, быстро реагирующего и хорошо скоординированного механизма действий в борьбе с терроризмом она не смогла сыграть объединяющей роли в этой антитеррористической войне, в результате чего некоторые члены организации сконцентрировались в основном на укреплении своего собственного сотрудничества с США и с другими странами или структурами (руководство Индии, Казахстана и Киргизии пошли именно по этому пути).

Хотя американская контртеррористическая операция 2001 г. ослабила позиции радикальных группировок в регионе, на данный момент, нельзя точно прогнозировать развитие конфронтационных тенденций в Центральной Азии. К числу основных проблем относится ситуация в Афганистане, где перспективы развития ситуации после возможного ухода контингента США из страны говорят в пользу новой эскалации насилия; весна 2007 продемонстрировала вспышки активности движения “Талибан” на юге Афганистана. Вероятно, лишь временно ушли с авансцены региона движения “Хизб Ут-Тахрир”, группировка “Восточный Туркестан”. В связи с этим, можно с высокой долей вероятности утверждать, что в обозримом будущем при развитии событий по сценарию вывода войск США из региона, страны ШОС столкнутся с новой волной нестабильности.

Структурная особенность ШОС (наличие стран-членов и стран- наблюдателей) таит с точки зрения перспектив развития ШОС как организации определенные трудности. К их числу бесспорно можно причислить разноуровневый потенциал РФ, Китая, “больших” и “средних” центральноазиатских стран.

В 2006 г. из статуса “наблюдателя” в “члены” организации получил Узбекистан. 26 августа 2006 г. в рамках 7-го пленарного заседания сената Олий Маджлиса (парламента) Узбекистана сенаторы единогласно одобрили законы, касающиеся присоединения страны к Шанхайской Организации Сотрудничества - был принят закон Узбекистана «О ратификации протокола о внесении изменений в Хартию ШОС», подписанного 7 июня 2002 года в Санкт-Петербурге.

О готовности присоединиться к ШОС заявили Индия (апрель 2004 г.), Пакистан (с 2001 г.), Иран (июнь 2002 г.), Монголия (2004 г.), Южная Корея, Туркменистан, Афганистан (июнь 2004 г.) и даже США. Однако столь широкий круг потенциальных членов организации может внести дополнительные “элементы отягощения” и в без того сложную структуру ШОС.

17 июня 2004 года в узбекской столице Ташкент состоялся четвертый саммит ШОС. Ташкентский саммит обозначил окончательное завершение первоначального периода формирования ШОС и вступление в новый этап ее всестороннего развития. На саммите Монголии был предоставлен статус наблюдателя ШОС. 5 июля 2005 года в казахской столице Астане состоялась пятая встреча глав государств стран-членов ШОС, на которой были подписаны Декларация глав государств стран-членов ШОС и принято решение о предоставлении статус наблюдателя Пакистану, Ирану и Индии.

Основной линией потенциального соперничества в рамках ШОС является линия взаимоотношений КНР и Индии. При том, что в спектр внешнеполитических приоритетов сторон входит борьба с исламским сепаратизмом — Синьцзян-Уйгурский автономный округ в случае с КНР и провинция Кашмир — в случае с Индией — обе стороны однозначно претендуют на роль как минимум “азиатского гегемона XXI века”. В поле актуальной политики стороны имеют ряд взаимных претензий; речь в данном случае идет о т.н. тибетском вопросе, индийской ядерной программе и испытаниях ракет Покхран-II, проведенных Дели в мае 1998 г. Членство в ШОС невольно спроецирует межгосударственное соперничество уже в рамках ШОС.

Не меньшую угрозу целостности блока таит в себе желание официального Исламабада войти в ШОС. Крупная мусульманская страна Южной Азии, проводящая политику патернализма по отношению к малым мусульманским странам региона, Пакистан представляет собой весьма “неоднозначного игрока” на мировой карте борьбы с терроризмом. Такую репутацию Пакистан заработал благодаря “двойной игре” с движением Талибан в ходе американской операции в Афганистане в 2001 г. Вступление в ШОС пакистанской стороны может еще больше ухудшить отношения Исламабада и Дели, а также усилить недовольство центральноазиатских стран из числа СНГ.

Важное значение имеет ШОС и для Ирана — прежде всего, с точки зрения дальнейшего продвижения его геостратегии в Центральной Азии. Членство в ШОС — это и возможность для ИРИ выбраться из международной изоляции. Однако выход Ирана во внешний мир может привести к усилению недовольства официального Вашингтона, где часть американской элиты с большим опасением смотрит не только на развитие ШОС, но и на “ядерную программу” Тегерана.

Действия афганской стороны обусловлены желанием максимально укрепить позиции Кабула. Хотя по мнению американских политиков Афганистану удалось стать страной с “совершенной демократической системой”, правящая верхушка в Кабуле отдаст себе отчет в “виртуальности” своей политической и военной власти. Ориентация лишь на действия официального Вашингтона делает позиции Кабула уязвимыми перед лицом радикалов любой направленности.

Принципиальным вопросом для ШОС сегодня является выработка четкого модуса взаимодействия в регионе с США. Начало антитеррористической операции в Афганистане и последовавшее за этим размещение военных баз США сразу в нескольких странах Центральной Азии, включая Киргизию, Узбекистан и Таджикистан, сделали США в 2001-2005 гг. основным модератором антитеррористической деятельности в регионе. Это вызвало глухое недовольство Москвы и Пекина, рассматривающих это пространство зоной своего геополитического влияния.

Притом, что по дипломатическим каналам стороны инициировали создание большого количества двусторонних и многосторонних механизмов по решению основных вопросов качественно иной заявкой стран ШОС на “автономность” обеспечения безопасности в Центральной Азии стало коллективное заявление глав государств ШОС на июльском саммите ШОС в Астане в 2005 г. В заявлении говорилось о том, что “страны в состоянии обеспечивать безопасность в регионе без вмешательства извне”. В тексте принятого на саммите заключительного заявления прозвучало требование к США объявить временные рамки для вывода своих военных баз из Манаса в Кыргызстане и Карши- Ханабаде в Узбекистане.

Вопреки тому, что все официальные документы ШОС подчеркивают антиконфронтационный характер организации по отношению к США, некоторые действия стран-участниц дают почву для рассуждения на тему нежелания стран ШОС мириться с присутствием американских сил на геополитическом пространстве Центральной Азии.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Шанхайская организация сотрудничества (ШОС):

  1. 21.Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)
  2. Перспективы Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)
  3. Какие вопросы решает Шанхайская организация сотрудничества???
  4. Углубление российско-китайского сотрудничества и развитие ШОС
  5. Правовые основы кыргызско-китайского сотрудничества в рамках ШОС
  6. Организация экономического сотрудничества и развития.
  7. Организация экономического сотрудничества
  8. ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе)
  9. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе
  10. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)
  11. Сотрудничество в рамках европейских и азиатских организаций
  12. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)
  13. проекты универсальной организации мира и международного сотрудничества
  14. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)
  15. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)
  16. Роль межгосударственного сотрудничества и международных организаций