<<
>>

5.2. Синергетическое видение социальных процессов

Что касается применения положений синергетического подхода непосредственно к социальным процессам, то в изложении В. Васильковой, которая изучила подходы многих исследователей этот подход выглядит следующим образом.

Синергетика исходит из положения, что динамическая устойчивость сложных процессов самоорганизации и саморазвития поддерживается благодаря следованию законам ритма, циклической смены состояний (по схеме "подъем-спад-застой-подъем"). С точки зрения этого подхода, и живое, и неживое, и человек, и мир - все подчиняется определенным "ритмам жизни". Этим же колебаниям подчиняются все общественные процессы (непрерывная смена, чередование политических экономических подъемов и спадов).

Ключевые понятия теории синергетики - нелинейность, бифуркация, аттрактор, диссипативные процессы и фрактали.

Нелинейность в данном случае означает, что развитие и возможная будущая модель самоорганизации (структура) любых, в том числе социальных систем односторонне не предопределены, и из состояния неустойчивости и хаоса они могут перейти сразу в несколько состояний (выбрав оптимальную форму самоорганизации и порядок элементов).

Само же состояние неустойчивости, из которого возможен такой переход (точнее, возможные варианты перехода), называется "точкой бифуркации".

Понятие "аттрактор" означает как целеподобность, направленность поведения нелинейной системы, ее "конечное состояние" (завершающее некоторый этап ее эволюции). То есть это весь возможный набор относительно устойчивых состояний системы, которые могут реализоваться в зависимости от тех или иных начальных условий.

Синергетика принципиально исходит из того, что состояние хаоса не является чем-то изначально вредным и разрушительным, так как в это время система выбирает различные варианты самоорганизации и останавливается на оптимальном. В качестве примера для России обычно приводят "Смутное время" 1604-1613 гг.

когда страна, испытывала различные типы политического порядка - и в конце концов выбрала определенную форму порядка.

Выбрав, оптимальную в конкретных условиях форму самоорганизации, система "сбрасывает" в окружающее пространство лишнюю, не нужную для образования и функционирования новой структуры энергию - в социальных процессах - она зачастую принимает форму постреволюционного террора, уничтожающего все отказавшиеся принять складывающийся по итогам революции порядок элементы

Такие процессы сброса лишней энергии называются диссипативными.

Обобщая же, можно утверждать, что все подобные хаотические состояния системы в конечном итоге играют творческую, конструктивную роль, открывая дорогу процессам самоорганизации.

Фракталиями называются такие объекты, которые обладают свойством самоподобия, или, как еще говорят, масштабной инвариантности. Это означает, что малый фрагмент структуры такого объекта подобен другому, более крупному фрагменту или даже структуре в целом (подобно тому, как каждая монада у Лейбница отражает как в зеркале свойства мира в целом).

Это позволяет синергетике раскрыть общие, универсальные механизмы самоорганизации объектов и систем, моделировать возможные самоорганизующиеся структуры. Синергетика объясняет, почему образуются структуры (и именно такие) в процессах самоорганизации. Кроме того, она раскрывает то факт, что все структуры имеют эволюционный характер, т.е. представляют собой определенные стадии развертывания процессов.

Синергетика исходит из того, что при определенных условиях случайность может определить общее направление дальнейшего развития социальной системы. Иначе говоря, когда система находится в состоянии неустойчивости (в точке бифуркации), какое-либо необязательное (однозначно непредопределенное) внешнее событие (воздействие) может столкнуть систему в состояние "творческого хаоса" и определить ту структурно-организационную форму, которую она далее примет.

Малая флуктуация, таким образом, может разрастись в макроструктуру.

Синергетика пересматривает взгляды на характер отношений человека с природой и обществом: человек должен не командовать и диктовать, реализуя умозрительные преобразовательные проекты, но прислушиваться к природе, чтобы лучше понять законы развития мира и не нарушать природный либо социальный баланс, чрезмерно ускоряя естественный ход развития событий.

Одновременно теория синергетики пересматривает общетеоретические подходы к осуществлению управления и поддержанию стабильности в обществе. Исходя из того, что общество на всех уровнях своего существования способно к самоорганизации, государству и его учреждениям не следует стремиться управлять всем и вся, вмешиваться во все процессы на макро- и микроуровне.

Поэтому для того, чтобы контролировать общую ситуацию в различных сферах жизни общества (в экономике, в политике, в культуре и др.), достаточно оказывать точечные воздействия, определяющие нужное направление развития событий. Например, в экономике - регулировать некоторые макроэкономические показатели и создавать благоприятные условия для хозяйствующих субъектов. В политике - урегулировать конфликты и обеспечивать соблюдение общих правил, и т.п.

Именно поэтому ряд авторов явно или неявно уже пытаются применить синергетический подход к описанию политических процессов.

Собственно такое длинное вступление нам понадобилось для того, чтобы показать, что именно синергетическая парадигма может дать ключ к выходу из тупика, куда завели нас попытки объяснить развитие цивилизации с помощью геополитических, геоэкономических, геокультурных и религиозных подходов.

Одним из самых ярких попыток применить синергетические принципы в неявном виде представляется статья "Мировое общение как проблема "полиглотии" М. В. Ильина.

Критикуя концепцию Хантингтона он утверждает, что цивилизации не исчезают. По его мнению, цивилизации как аналитические порождающие модели или идеальные типы не могут исчезнуть. Они становятся фундаментом новых цивилизационных или национальных образований. "Собственно цивилизации как раз и могут сталкиваться или осуществлять контакты в пространстве и времени лишь потому, что они вечны и бессмертны".

И выражая синергетический подход, он добавляет, что и сама по себе мировая реальность многомерна, а ее измерения образуют аналитические планы, своего рода проекции этой реальности в ту или иную категориальную плоскость.

Далее Ильин вновь вступает на традиционный путь рационального познания и выстраивает сложную конструкцию из геополитического, геокультурного и георелигиозного подхода.

Он выделяет несколько оснований для цивилизаций. "Нижний ее слой, или пласт, своего рода основу, образует геополитическая подстилка… Ее основными единицами являются геополитические ниши (геоморфологические, бассейновые, зональные, ландшафтные и т.п.) разных масштабов и уровня сложности".

Далее он включает геокультурный подход и указывает, что второй слой цивилизаций "составляют культуры. В данном случае это понятие предполагает особый тип общения-общности людей, для которого достаточно прямой устной коммуникации. Здесь действует по природе своей дописьменная, а потому доисторическая организация, даже если эта организация осуществляется сейчас, и притом нами, вполне овладевшими письменностью людьми".

Потом вновь делается возврат к геополитическому подходу и указывается, что "под культурами понимается этно-лингвистический состав, распределенная по геополитической подстилке субстанция, "человеческий материал".

Затем автор переходит к третьему слою, где он уже оперирует георелигиозными категориями. По его словам, "третий слой как раз является собственно цивилизационным. Он связан с устойчивыми структурами вписывания культур, с одной стороны, в геополитическое пространство, а с другой - в пространственные конфигурации, образованные коммуникативными инфраструктурами исторических империй (по выражению Т. Парсонса), или (в терминах А. Тойнби) вселенских государств. Подобные политические образования нередко являются теократиями или идеократиями (вселенскими церквами), а потому связаны с мировыми религиями или с претендовавшими на этот статус религиозными системами".

Мы минуем несущественный для наших целей ход дальнейших рассуждений и перейдем к вновь к интересующему нас применению синергетического подхода.

Ильин указывает, что "и цивилизация, и империя - как ее скелет - переживают историю страдательно. … История как рок как раз и составляет смысл существования империй и цивилизаций. На месте разрушившихся империй и цивилизаций в той же или более широкой геополитической нише возникают новые империи и цивилизации второго и третьего порядка (что отмечал еще А. Тойнби), снова разыгрывающие все ту же роковую драму истории. То есть мы видим здесь неумолимое применение закона самоорганизации, на месте хаоса вновь неизбежно возникает порядок в виде новых империй и цивилизаций.

Но процесс самоорганизации продолжается и "благодаря тому, что разрушившиеся цивилизации не исчезли, а отложились в виде фундамента, новые, геополитически более широкие цивилизации включают своего рода субцивилизационные ядра".

Но в коллективном бессознательном этих империй (вспомним Грофа) "Египет, Месопотамия и Анатолия (Малая Азия) оказывались включенными в различные великие империи от ахеменидской до османской, но сохраняли память о прошлых роковых историях".

Затем Ильин вновь переходит к рациональности. По его теории, "четвертый слой образуют нации - квазизакрытые территориальные системы, обеспечивающие интеграцию культурной субстанции и цивилизационной структуры в устойчивые целостностные образования, двуединства наций-государств и гражданских обществ". И вот нации якобы преодолевают историю путем избавления от кошмара страдательного переживания судьбы-рока.

По теории Ильина, нации обретают хронополитическую способность критически осмысливать свое доисторическое (культурное) и историческое (цивилизационное) наследие и творчески с ним работать. "В политическом отношении это позволяет нациям-государствам сознательно и рационально конструировать и перестраивать имперские структуры".

В качестве примера он приводит Британию, которая создала несколько взаимодействующих во времени и пространстве империй - североамериканскую, вест-индскую, ост-индскую, Британский радж, южноафриканскую, австралийскую и, наконец, Британское содружество, руководствуясь вполне рациональным государственным расчетом, а, отнюдь не повинуясь слепому року. Отметим лишь, что такая предельная рациональность не помешала всего в течение столетия рухнуть всем этим империям, а самой Британии ныне превратится в рядовое государство, которому Бжезинский не отвел ни роль активного геополитического игрока, ни даже геостратегического центра.

Чтобы все же завершить изложение довольно стройной теории Ильина, добавим, что он указывает, что последний, верхний слой должна была бы образовать международная система, рационально объединяющая квазизакрытые системы наций-государств.

Но этому вновь мешает закон синергетики, подразумевающий и преобразование порядка в хаос и периодическое проявление иррациональности. Как грустно замечает Ильин, "невольное очарование духом имперства порой непомерно усиливает у некоторых наций имперский синдром, который начинает угнетающе действовать на рациональность нации".

В итоге автор все же признается, что в целом хронополитические закономерности развития цивилизаций далеко не ясны.

Подобное синергетическое, по сути, видение приводит автора к одному принципиальному выводу, имеющему важнейшее значение в международной политике. И для России и для Израиля оно играет крайне печальную роль.

Наличие столь разнородных, но формально равных субъектов международного права приводит к полной бессмыслице в "деятельности ООН, где роль нации, формально обязательную, могут играть либо действительные нации (со всем своим культурным и цивилизационным шлейфом), либо "цивилизация, которая выдает себя за нацию", либо цивилизация в лице своего центра, либо конгломераты культур, либо одна из культур-деспотий, либо симулакры наций или же цивилизаций, либо искусственные территориальные образования, чей характер и хронополитические характеристики остаются неопределенными. (Последнее касается, например, некоторых постсоветских образований.)

(И безусловно будет касаться такого эфемерного образования как будущее палестинское государство буде такое возникнет. - прим. авт.)

И наконец, внешне убедительный пример того, что новая парадигма начинает уже в явном виде применяться для анализа путей развития мирового сообщества дает статья "Синергетика vs. Монополярность. Автор: Сергей В. Бирюков (Русский журнал. Начало - 30 Апреля 2003. Окончание - 5 мая 2003.)

Здесь автор сразу и прямо признает, что существующая ситуация "требует принципиально иной методологии, нежели господствующие сегодня в сознании немалой части политического бомонда России, Европы и США эклектические и механистические подходы". И, по его мнению, "необходимая сегодня методология анализа современных глобальных процессов содержится в теории синергетики - дисциплины, возникшей на основе синтеза достижений естественных и гуманитарных наук (кибернетического и системного подхода) и изучающей порядок самоорганизации и становления устойчивых структур в открытых системах".

Далее автор кратко описывает уже приведенные нами законы синергетики и делает одну из первых попыток применить ее к анализу и глобальной и конкретной политической ситуации. В частности к исследованию фактической ситуации однополярного мира и ситуации, сложившейся после акции США и их союзников в Ираке.

Автор закономерно приходит к выводу, что не следует ставить вопрос о борьбе с глобализацией. Глобализация в синергетическом видении это - саморегулирующийся процесс, а сопровождающие его кризисы и конфликты могут рассматриваться как диссипативные явления, сбрасывающие излишнюю энергию, как "творческий хаос", из которого неизбежно призвана родиться новая глобальная реальность (структура) или новый мировой порядок.

Признаки такого порядка или новой структуры очевидны: в мире объективно формируются единое экономическое, политическое, культурное, информационное и правовое пространство.

При этом в этих сферах действуют свои возможные будущие модели, то есть аттракторы. Можно выбрать ряд альтернативных моделей. Ситуация здесь нелинейна и неравновесна. Выбор зависит от субъективного фактора, в качестве которого могут выступать и исторические случайности и воля лидеров или групп людей, и некий набор идей.

Здесь Бирюков справедливо делает важное замечание. В синергетическом подходе ситуация выглядит как поле возможностей или проектов. На этом поле конкурируют целый ряд проектов: атлантистский, евразийский, исламский, леволиберальный, антиглобалистский и др.: "Каждый из них с точки зрения синергетики является определенным возможным аттрактором, степень реалистичности которого зависит от многих обстоятельств".

Кроме того, как следует из того же синергетического подхода, глобализация - это не процесс унификации, уничтожающий все и всяческие границы. Это следует из духа самой синергетики, которая всегда оставляет возможность для развития альтернативных форм. Это скорее некий фрактал, общий стержень вокруг которого может формироваться целый набор идентичностей со своим социально-культурным ядром. Принцип перехода из порядка в хаос и обратно также означает, что нет смысла "механически противопоставлять друг другу открытое и закрытое общества".

Нет в чистом виде ни открытых, ни закрытых обществ и систем с точки зрения синергетического подхода.

Без систем первого типа невозможно развитие, а без второго - преодоление неблагоприятных воздействий. "Последнее предполагает наличие во всяком обществе экономических, политических и культурных "фильтров" (политический суверенитет, различные формы экономического протекционизма, культурная цензура и др.)".

К сожалению, в дальнейшем Бирюков пользуется синергетическим подходом чисто формально, рассматривая конкуренцию имеющихся на сегодня аттракторов в рамках традиционных геополитических и геоэкономических парадигм.

Он указывает, что в современном мире конкурируют между собой несколько основных проектов глобализации:

1. Проект "золотого миллиарда" и ТНК (интернационального финансового капитала).

2. "Антисистемный проект", являющийся следствием односторонних акций и устремлений США и их союзников, предполагающий сползание человечества в глобальный хаос.

3. Проект "конструктивной многополярности", то есть, мира, разделенного на геоэкономические блоки, объединяющие страны со сходной культурно-цивилизационной идентичностью, политическими и экономическими интересами (Атлантический мир, Тихоокеанский мир, Индо-океанскую дугу и Евразию).

Однако весь дальнейший анализ ситуации Бирюков проводит, к сожалению, практически в прежних парадигмах, которые он же и раскритиковал в начале статьи. Это и приводит уважаемого автора к конфузу.

В окончании своей статьи, датированной 5 мая 2003 года он пишет, что для изменения ситуации необходимо "добровольное и разумное cамоограничение глобальных претензий США, и образование аттрактора, предполагающего наличие нескольких самостоятельных центров силы (акторов) - ибо сложность современных глобальных процессов и отношений не допускает более доминирования одной державы и "глобального управления" из единого центра. "В качестве подобных акторов могли бы выступить равноправные регионы - "полюса", сформированные на основе консолидации цивилизационных общностей. Основой их взаимоотношений будет модель "диалога цивилизаций" (предложенная иранским президентом М.Хатами), позволяющего выработать более справедливые основания для новой системы международных отношений; подобная "многополярная модель", безусловно, не будет статичной - но, скорее, будет находиться в состоянии "динамического равновесия", поддерживаемого усилиями "мировых центров силы". Одной из предпосылок нового миропорядка могло бы стать создание "оси" Западная Европа (с Германией и Францией в качестве ядра) - Россия - "мусульманский мир" (прежде всего умеренные мусульманские режимы) - с возможным присоединением КНР. Именно такая структура, предполагающая "единство в многообразии", могла бы сыграть конструктивную роль в урегулировании развертывающихся сегодня глобальных кризисов".

То есть вместо американской гегемонии предлагается многополярность при наличии оси Западная Европа – Россия - мусульманский мир - Китай.

Теперь сравним этот вывод, с выводом, сделанным Сергеем Бирюковым всего 21 марта 2003 в статье под названием "Неизбежен ли "Рах американа".

"В ситуации, которая складывается в результате американской войны в Ираке, жизненно важную роль могло бы сыграть создание "оси" Западная Европа (прежде всего Германия и Франция) - Россия - "мусульманский мир" (прежде всего умеренные мусульманские режимы) - с возможным присоединением КНР. Подобная "ось" могла бы удержать от полного распада существующую систему международных отношений, сдержать дальнейший экспансионизм англосаксов и уменьшить масштабы порожденных действиями последних кризисных явлений…

Этот вывод был сделан автором, исходя из геополитической парадигмы. Комментарии с одной стороны излишни, с другой стороны, не все так просто.

Новая парадигма должна стать не просто модной теорией, которой стоит "щегольнуть" в экспертном сообществе. Она должны быть серьезно и тщательно проработана. И кстати в упомянутой уже работе В. Васильковой такие подходы серьезно прописаны.

Подводя итоги синергетической интерпретации циклической социальной динамики, она приходит к выводу, что любой социальный цикл показывает проявление "единого общего алгоритма (закона) становления - последовательного чередования процессов зарождения нового социального порядка и процессов сохранения этого порядка. Данное структурно-эволюционное чередование разворачивается в рамках одной саморазвивающейся социальной системы как два способа ее самоорганизации, как две фазы единого процесса ее структурного упорядочивания". (Василькова.С.341.)

На материале исследования теорий длинных волн Кондратьева, теорий А. Шлезингера, А. Чижевского она фиксирует факт рассинхронизации процессов по времени и в различных социальных сферах. В целом синергетический подход еще в начале пути и вероятно, он даст гораздо более продуктивные результаты, чем предыдущие рассмотренные нами теории.

За кадром нашего рассмотрения остались интереснейшие циклические и волновые теории Р. Эмерсона, Г. Адамса, А. Хиршмана. Ф. Клинберга. Очень интересные прогнозные результаты дает работы российского исследователя В. Пантина, чья работа "Ритмы и циклы истории" заслуживает отдельного рассмотрения. Однако, коренной недостаток этих теорий в том, что, несмотря на декларированные попытки увязать законы развития рационального и иррационального мира, они пока отдают предпочтение законам материального, а не духовного мира. Поэтому попытке построения подхода, названного нами синергософией, где за основу берутся именно законы духа, мышления и сознания мы сделаем в следующей главе.

В заключение же данной главы укажем, что пока и синергетический подход, особенно в двух вышеприведенных интерпретациях ничего хорошего не сулит ни для Израиля, ни для России.

Для России - поскольку попытка объединения в единое пространство (СНГ) в рамках прежней парадигмы разнородные образования (как вышеприведенном примере с ООН) будет приводить к такому же рассогласованию и невозможности диалога, как и диалог наций и симулакров наций в ООН. Для Израиля - ибо израильский народ в таком понимании тоже пока сложно назвать полноценной нацией, а уже тем более это касается палестинцев, которых Израиль долгое время (и вполне справедливо) отказывался полагать полноценным народом.

<< | >>
Источник: В.С. Поляк. Израиль и Россия в 21 веке: Геополитика - геоэкономика - геокультура. 2004

Еще по теме 5.2. Синергетическое видение социальных процессов:

  1. Синергетический подход в управлении
  2. Синергетические миражи
  3. СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ
  4. Понятие социального процесса
  5. Формы социальных процессов
  6. 5. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНЫХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
  7. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В РОССИИ
  8. 3.1.4. Социальные и этнорелигиозные процессы
  9. 3.2.4. Социальные и этнорелигиозные процессы
  10. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ
  11. ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ УПРАВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ