<<
>>

6.3. Системо-мыследеятельностная методология

Вторым элементом синергософии является СМД-подход, который был в период своего возникновения течением, не менее подозрительным, чем антропософия.

Итак, системо-мыследеятельностная методология - это подход, разработанный движением, возникшим на базе московского методологического кружка (ММК).

История движения начинается с 1952-1954, когда образовался Московский логический кружок (А. Зиновьев, Г. Щедровицкий, Б. Грушин, М. Мамардашвили и др.)

Это был период разработки содержательно-генетической логики, ассимиляции культурно-исторической концепции Выготского, запрещенной в те годы кибернетики и разворачивающихся системных исследований. Осознание своего подхода как отличного от логики, марксистской философии и науки произошло в кружке после публикации серии программных докладов "о возможных путях исследования мышления как деятельности".

На этом этапе (теоретико-деятельностный этап 1957-1979) участники движении заняты разработкой теории деятельности и теории мышления, исследованиями в теории систем, системным проектированием и дизайн-программами.

С 1979 начинается новый этап разработки методологии, когда кружок разворачивается в движение, возникают лаборатории, исследовательские и проектные группы не только в Москве, но и в других городах (Киев, Одесса, Рига и т.д.). Основной формой деятельности методологов становится организационно-деятельностная игра (ОДИ), которая строится по схеме мыследеятельности.

Лидером движения и главным идеологом и теоретиком после распада Московского логического кружка являлся Г.П. Щедровицкий. У основных представителей СМД-методологии на разных этапах ее развития существовали различные трактовки подхода и формулировки методологии. С середины 80-х в рамках движения выделились и институционализировались несколько самостоятельных направлений. Классическое представление об СМД формулировал Щедровицкий в 1981, т.е.

в период, когда наметился переход от узкого кружка (школы) к широкому движению. Оно состоит в следующем.

После "рассуждения о методе" Декарта и "нового органона" Бэкона методология стала обязательным компонентом сначала научной, а постепенно и всех остальных форм человеческой деятельности. В подходе ММК конкретная деятельность объемлется (включается и снимается) методологией, а не наоборот. Концепция СМД-методологии базируется на следующих тезисах:

1. Основная функция методологии состоит в обеспечении универсума человеческой деятельности прежде всего нормами, проектами и предписаниями поэтому основные продукты методологической работы - конструкции, проекты, нормы, методические предписания не могут проверяться и никогда не проверяются на истинность. Они проверяются только на реализуемость. Результаты методологической работы - это не знания, а проекты, схемы и предписания.

2. Методология это не методика, поэтому она до предела насыщена знаниями, рефлексивно включаемыми в схемы и предписания. Методологическая работа и методологическое мышление соединяют проектирование, критику и нормирование с исследованием и познанием.

3. Два первых тезиса противопоставляют науку и методологию. Однако, методология не только не отвергает научного подхода, но, наоборот, продолжает и расширяет его, распространяя на такие области, где раньше он был невозможен. Это проявляется в создании композиций из знаний разного типа: естественно-научных, конструктивно-технических, исторических, гуманитарно-практических. Традиционная же наука (в узком и точном значении этого слова) ориентирована на отделение подлинно объективного, натурального знания от всех других типов, особенно субъективно-смысловых и предписывающих - что должно, а что не должно делать.

4. Методология стремится соединить и соединяет знания о деятельности и мышлении со знаниями об объектах этой деятельности и мышления. Поэтому объект, с которым имеет дело методология, напоминает матрешку. Это особого рода связка двух объектов, где внутрь исходного для методологии объекта - деятельности и мышления - вставлен другой объект - объект деятельности или интенциональный продукт мышления.

5. Одним из важнейших для методологии является принцип множественности представлений и знаний, относимых к одному объекту, поэтому для методологии характерен учет различия и множественности разных позиций деятеля в отношении к объекту. Разница знаний, присущих разным позициям, и сам факт их множественности рассматривается как объективный момент мыследеятельной ситуации. Методология учитывает гетерогенность разных знаний (профессиональное, онтологическое или историческое их происхождение) в работе по "схеме многих знаний".

6. Связывание и объединение разных знаний в методологии происходит прежде всего не по схемам объекта деятельности, а по схемам самой деятельности. Помимо того, что методолог задается вопросом, как устроен объект в том или ином профессиональном представлении, он выясняет, в чем состояла "деятельная заинтересованность" профессионала (позиции или подхода), заставившая представлять объект именно так, а не иначе.

Если попробовать изложить данное строгое философски ориентированное определение более простым языком, то можно сказать следующее, в СМД-подходе главным является идея о выработке технологии мышления, то сейчас принято называть гуманитарными технологиями. Еще в 1961 году в "Известиях" была опубликована статья Георгия Щедровицкого "Технология мышления". В этой работе говорилось, что само мышление можно мыслить по-разному. Можно мыслить его научно, исследовать, познавать, но возможно и проектное, техническое отношение к мышлению. а значит, в пределе мышление может быть технологизировано.

СМД-методология различает технику, или умение, не обязательно понятое и рационализированное, и технологию, или рационализированное умение, которое можно передавать [транслировать] в абстрактных предметах и знаковой форме.) Некоторые исследователи философии полагают, что роль СМД-методологии по отношению собственно к науке в русскоязычном ареале сравнима с ролью постпозитивистов: Поппера, Витгенштейна, Лакатоса, Куна в ареале англоязычном.

Как и постпозитивисты, методологи смогли "посмотреть снаружи" на науку и отделить проблемы науки (как системы) от собственно научных задач и проблем, и, в некотором смысле, указать науке ее место, избавив от несвойственных ей и не решаемых ею функций построения "целостной картины мира" и задания мировоззрения. в этом смысле методология (как и постпозитивизм) положила конец "научному мировоззрению".

Но в отличие от постпозитивизма и американской методологии науки, методология не отказалась от собственно философского отношения и от принятия функции формирования картины мира. Методология полагает реальными мышление и деятельность, и, по сопричастности, мыслимое и втягиваемое в деятельность, включая знаки, знания, людей, вещи и прочие разнородные сущности. Методологическая картина мира - предписывающая, а не описательная, и в этом смысле она представлена как система методологической организации мышления и деятельности.

На первом метологическом конгрессе, в 1994 году история и принципы методологии были изложены Петром Щедровицким, сыном Георгия Щедровицкого в следующей форме.

В СМД-подходе была распространена ориентация в соответствии, с которой утверждалось, что "единственное, что - существует - это деятельность и ее организованности". В рамках версии об эволюции мира категорий подчеркивалось, что понятие и категория деятельности появляется в тот момент, когда надо объединить и связать (а значит - приписать общие законы жизни) совершенно разнородным образованиям: знакам - знаниям, средствам, операциям, процедурам, машинам и т. д., в этом своем качестве деятельность суть поле. В дальнейшем идея деятельности получает свою конкретизацию в принципе воспроизводства и в схеме воспроизводства деятельности и трансляции культуры. Переход от общего метафизического утверждения, что все есть деятельность к онтологии воспроизводства опосредован целым рядом принципов.

Первым является принцип эволюции, который трактуется во многом аналогично Анри Бергсону, Эдуарду ле Руа и Тейяру де Шардену (то есть с учетом принципа ноосферы и неотомизма).

Речь идет о распространении ограниченного ресурса активной материи или энергии. Этот процесс можно было бы уподобить "расползанию масляного пятна" по воде, если бы на него не накладывалась специфическая организация. Принцип организации может быть выделен из принципа эволюции и зафиксирован как самостоятельный. В результате вместо пятна появляется луч, который начинает распространяться более интенсивно. Это ограничение (организация), приводящая к расширению возможностей за счет интенсификации, вместе с тем, этот механизм" может рассматриваться как универсальный и объясняющий появление новых организованностей.

Второй принцип - деятельность подчиняется принципам организованной (направленной) эволюции. Используя принцип существования самой деятельности, для интерпретации отношений между деятельностью и не-деятельностью, можно сказать, что деятельность является организованностью энергии или материи. С этой точки зрения, процесс воспроизводства есть лучевая (направленная, ориентированная) структура в рамках более широких процессов эволюции.

Третий принцип. Если мы рассматриваем мир сквозь призму названных принципов (эволюции и организации), то мы можем ввести систему накладывающихся друг на друга иерархированных организаций или организованностей, каждая из последующих организованностей паразитирует на предшествующих, но не уничтожает. Это означает, что "вышележащая" организованность "живет" на нижележащих и за счет их. Все то, на чем паразитирует какая-то организованность, образует материю или материал по отношению к ней. Принцип материи в этом случае употребляется в смысле индивидуации формы (так как они представлены в работах Фомы Аквинского).

Четвертый принцип: Мышление отличается от деятельности (нетождественно деятельности). Если мы выделяем мышление из деятельности, то необходимо предположить, что оно (мышление) может привносить свою специфическую организацию, отличную от организаций и организованностей деятельности. По своим претензиям мышление тотально, а по реализации, будучи опосредовано деятельностью - регионально.

Пятый принцип. Лишь признав автономное существование мышления, можно говорить о существовании природы. Без этого разделения природа оказывается одной из организованностей, на которой паразитирует деятельность и не может быть выделена сама по себе со своими специфическими характеристиками. Таким образом, мышление оказывается условием спецификации (выделения) самой деятельности и различных типов материала деятельности. Мышление как не=деятельность суть условие внутреннего усложнения самой деятельности.

Шестой принцип. Деятельность постоянно ассимилирует материал в нижележащих пластах и превращает его в наполнение своих функциональных мест (зон). В той мере, в какой функциональные структуры деятельности существуют раньше самих себя в форме мыслительного проекта (замысла), можно сказать, что деятельность рождается из соединения мышления и материала деятельности.

Седьмой принцип. Деятельностный подход исходит из незаданности вещей и предметов в деятельности. Вещи трактуются как зоны повышенной структурированности (организованности), любая организованность размазана по деятельности: необходимо говорить о множественности форм существования любой организованности любой деятельности, фиксируя переход ядра организованности (как функционального, так и морфологического) из одной структуры в другую. Можно выделять трассу жизни организованности; а также первичные и вторичные контуры организации, накладываемые различными процессами деятельности.

Натуралистическое сознание будет всегда задаваться вопросом о том, какая из множества форм существования является подлинной. Вместе с тем, системный подход видит сущность "вещей" деятельностного мира в системных контекстах, в которые она включена, деятельностный подход видит сущность в процессе перехода (трассы и цикла жизни), а принцип развития заставляет видеть сущность в том будущем состоянии деятельностного универсума, которого еще нет.

Восьмой принцип. Воспроизводство также порождает свою организованность, но она накладывается поверх первой и сопрягается с первой, впечатывается в нее. При этом можно сказать, что организованность выступает как рельсы или каналы особого типа. В материале оформляются процессы деятельности, трассы движения, пути, следы. Сложившись, эти структурированные организованности становятся условиями протекания новых процессов, направляют их. Эту роль фиксажа в деятельности играют технические и семиотические машины (знаки и знаковые системы).

Эти машины выступают материальными условиями других процессов; именно поэтому, анализируя знаковые системы и технологии, мы можем "высчитывать" процессы будущей деятельности.

С определенного момента развитие СМД-подхода стало проводиться в рамках так называемых организационно-деятельностных игр (ОДИ). ОДИ в короткое время сами стали представлять из себя весьма сложную мыслительную технику работы. Слабое представление о том, что такое ОДИ дают так называемые деловые игры, имитационные или симуляционные игры. Более подробное изложение принципов ОДИ также лежит за пределами нашей работы.

В вышесказанных тезисах и принципах, выражается и то, в чем СМД-методология смыкается с антропософией. Первое - она также исходит из принципа первичности духовного мира, что отражено как в принятии концепции ноосферы, так и признании идей мироустройства, выраженных в неотомизме, то есть концепции божественной эволюции Тейяра де Шардена. Второе - СМД-методология также базируется на принципе о том, что мышление первично по отношению к природе (см. лишь признав, автономное существование мышления можно говорить о существовании природы).

Продолжателями разработки идей Георгия Петровича Щедровицкого стали его сын Петр Щедровицкий, Сергей Попов и ряд других исследователей, многие из которых ныне являются крупными специалистами в своих областях, где они продолжили разработку СМД-подхода к условиям конца 20 столетия.

Детальное описание СМД-подхода выходит за рамки нашей задачи, тем более эта тема весьма сложна для понимания неподготовленного, хотя и интеллигентного читателя-непрофессионала. Желающие ознакомиться с этой темой подробнее могут это сделать, изучив работы Сергея Попова, Петра Щедровицкого, других методологов или на сайтах ММАС и Школы культурной политики.

Для наших целей нам важно показать, что СМД-методология имеет в своем активе успешную реализацию проектов крупных социальных трансформаций, первыми из них еще в годы перестройки были знаменитые выборы на заводе РАФ и на Байкало-Амурской магистрали.

В настоящее время теоретическое и практическое развитие СМД-методологии разрабатывается в рамках как минимум двух крупных институций. Это Межрегиональная Методологическая Ассоциация (Сергей Попов) и Школа культурной политики (Петр Щедровицкий). При них, в сотрудничестве с ними и во взаимодействии работает еще целый ряд организаций. В качестве более близкого мне примера я отмечу только работу ММАС, с которой я тесно сотрудничал, проживая в России. За прошедшие годы, методологическое движение превратилось из маргинального кружка высоколобых интеллектуалов в широкое в подлинном смысле научное направление, признанное и в России и за рубежом, а его лидеры Сергей Попов и Петр Щедровицкий выдвинулись в число ведущих интеллектуалов в России.

Мне довелось лично участвовать в реализации многих крупномасштабных проектов социальных трансформаций, из которых наиболее крупными были всесоюзная экологическая экспертиза развития Байкальского региона 1989 г. и экспертиза проекта приватизации национального хозяйства Латвийской республике в 1991 г.

С тех пор в рамках и ММАС и Школы культурной политики было осуществлено множество разнообразных проектов. Среди наиболее известных: реформа законодательства в России, реформирование отраслей экономики, таких как энергетическая. Отметим и другие е успешные проекты: Золотой кадровый резерв России, региональные кадровые программы для Московской, Иркутской и Омской области. Создано национальное общество управления, а Петр Щедровицкий является руководителем программы развития Приволжского федерального округа.

Главный итог развития: на сегодня СМД-методология один из лидирующих интеллектуальных подходов в современной России.

<< | >>
Источник: В.С. Поляк. Израиль и Россия в 21 веке: Геополитика - геоэкономика - геокультура. 2004

Еще по теме 6.3. Системо-мыследеятельностная методология:

  1. Методология и методы управления
  2. ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕГИОНАЛИСТИКИ
  3. МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ ОРГАНИЗАЦИИ
  4. ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ ОРГАНИЗАЦИИ
  5. Методология управления и ее компоненты
  6. А.СМИТ. МЕТОДОЛОГИЯ УЧЕНИЯ
  7. Глава 6. Синергософия: синтез антропософии, методологии и социальной алхимии
  8. Предмет и методология дисциплины «Территориальная организация населения»
  9. РАЗДЕЛ IV. МЕТОДОЛОГИЯ АНАЛИЗА ПРОБЛЕМ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  10. Методология геополитики
  11. Предмет и методология МО
  12. Методология науки управления персоналом