<<
>>

Социо-культурная интеграция на постсоветском пространстве

Часто интеграционные процессы в постсоветском пространстве понимаются только в политическом смысле. Например, говорится, что между Россией и Беларусью есть успешная интеграция, так как президенты двух государств подписали очередное соглашение и решили сделать (в некой перспективе) единое государство, между Россией и прибалтийскими государствами (Литвой, Латвией, Эстонией) такой интеграции нет.

Тезис относительно политической декларативной интеграции, как решающего фактора реального социального и экономического развития, является настолько тривиальным, что принимается без рефлексии. Для корректного рассмотрения положения с интеграционных процессов на постсоветском пространстве следует выделить ряд аспектов.

Первое — декларации и реальность. Процесс интеграции пространства российской социо-культурной системы (СКС) носит синергетический характер. Это объективный процесс, который начался столетия назад и продолжается до сих пор. Нет оснований говорить относительно его прекращения или принципиального изменения функционирования в настоящем. Исчезновение СССР — вероятно, самого управляемого в мире государства, необъяснимость этого процесса, говорит о синергетичности процессов освоения территорий.

Второе — виды интеграции. Основным для ее понимания является понятие социо-культурной системы. В широком смысле, изучено 8 социо-культурных систем. Российская СКС — одна из многих. На протяжении столетий идет процесс формирования ее территории, протекают ассимиляционные процессы, связанные с населением. Формы государственности меняются, но это ни в коей мере не означает прерывания процесса социо-культурного освоения территорий. Можно определить следующие виды интеграции пространства в рамках российской СКС — социо-культурная, политическая, экономическая, культурная. Каждая из них имеет большое количество проявлений. Они определяются как конкретными особенностями развития, так и закономерностями функционирования социо-культурных систем.

Третье — теоретические основания экспертного рассмотрения интеграции в постсоветском пространстве. Социо-культурное пространство — сложный объект, в котором определяется множество предметов исследования. Каждый из них может рассматриваться с различных теоретических и методологических позиций. В большом количестве работ, претендующих на радикальное решение вопроса, относительно исходных оснований рассуждений не говорится ни слова.

Кроме того, будучи не только «оторванными от реальной жизни» учеными или включенными в практику политиками, но и представителями определенного социо-культурного образования, принято исходить из его стандартов и интересов. Подчеркнем термин «интересы». Они могут осознаваться или нет, но они есть всегда. Социо-культурные основания, как правило, не осознаются.

Четвертое — априорное понимание интеграции, игнорирование многообразии проявления данного процесса. Интеграцию в постсоветском пространстве не следует понимать как некий исключительно позитивный процесс, связанный с успешным решением проблем различного рода. В рамках социо-культурного пространства депрессивность районов играет важную роль.

Миграционные процессы очень важны в пространстве СКС. Депрессивный район дает мощный миграционный поток. С учетом того, что в пространстве российской СКС проживает относительно небольшое количество населения, миграционные потоки должны быть интенсивными и изменчивыми. Они регулируются синергетикой эволюции российской СКС. Конкретных примеров «деструктивной интеграции» в постсоветском пространстве множество. Политические отношения России и Украины не столь успешны, как отношения России и Белоруссии. Нет попытки создать единое государство. С обеих сторон есть активные и серьезные противники интеграции. Потенциально отношения двух государств могут серьезно испортиться, на исторически короткое время. Испорченные отношения двух государств постсоветского пространства сильнее отражаются на Украине. Итогом является депрессивность Украины. Самое зримое выражение ее депрессивности — устойчивые миграционные потоки «рабочей силы» в Российскую Федерацию.

Депрессивность одной части постсоветского пространства генерирует устойчивые трудовые потоки в другую, относительно преуспевающую часть пространства СКС. Есть градиент уровней, и есть соответствующий поток.

Исторически длительное время российская экономика ориентирована на большое количество трудовых ресурсов, с более или менее ущемленными правами. Порой этих прав нет вообще. Массовые депортации в СССР, гигантское количество заключенных, используемых в качестве рабской рабочей силы в экстремальных районах, периодически чрезвычайно развитая система «трудовой армии» и многое иное есть реальность российской экономики. Устойчивость существования есть свидетельство важности такого рода социальной группы людей для экономики России. В текущих рыночных условиях данная социальная группа трансформировалась. Нет депортаций, стало меньше заключенных и возможностей их использования, но есть районы с высокой плотностью населения, которые, вопреки многим прогнозам, стали наиболее депрессивными в постсоветском пространстве. Например, Восточная Украина. Они дают массовые трудовые миграции в РФ. Это пример интеграции в пространстве российской СКС.

Важно понять в принципе — феномен интеграции в постсоветском пространстве имеет многочисленные, и не только позитивные политические проявления. Вопрос требует детального и реалистического исследования.

Социо-культурные и языковые проблемы интеграции

Процессы возрождения этнонационального начала в культурах стран Содружества хотя и сказались благотворно на ряде сфер общественной жизни, вместе с тем обнажили ряд болезненных проблем. Национальное процветание в современном мире немыслимо без активного овладения новейшими социальными технологиями формирования прогрессивных хозяйственных укладов. Но досконально постичь их можно только при полноценном приобщении к культуре, живым духовным, нравственным, интеллектуальным ценностям и традициям, в рамках которых они сформированы.

Последние столетия русская культура служила для украинцев, белорусов, как и для представителей других населявших СССР наций и национальностей, реальным проводником к мировому социальному опыту и научно-техническим достижениям человечества. Наша история наглядно свидетельствует — синтез культурных начал способен многократно усилить культуру каждого народа.

Особое место в полноценном приобщении к культуре, духовным, нравственным, интеллектуальным ценностям и традициям принадлежит языку. Тезис о русском языке как основе интеграции уже означен на самом высоком политическом уровне в ряде стран Содружества. Но при этом необходимо языковую проблему в СНГ вывести из сферы политических разборок и политтехнологических манипуляций и серьезно посмотреть на русский язык как на мощнейший фактор стимулирования культурного развития народов всех стран Содружества, приобщения их к передовому социальному и научно-техническому опыту.

Русский язык был и продолжает оставаться одним из мировых языков. Согласно оценочным данным, русский язык по числу владеющих им (500 млн человек, в т.ч. более 300 млн за рубежом) занимает в мире третье место после китайского (свыше 1 млрд) и английского (750 миллионов). Он является официальным или рабочим языком в большинстве авторитетных международных организаций (ООН, МАГАТЭ, ЮНЕСКО, ВОЗ и др.).

В конце минувшего столетия в области функционирования русского языка как мирового в ряде стран и регионов в силу различных причин обозначились тревожные тенденции.

В самом сложном положении русский язык оказался на постсоветском пространстве. С одной стороны, по исторической инерции он до сих пор там играет роль языка межнационального общения. Русским языком в ряде стран СНГ продолжают пользоваться в деловых кругах, финансовой и банковской системах, в некоторых госструктурах. Большинство населения этих стран (около 70%) еще достаточно свободно им владеет.

С другой стороны, ситуация через поколение может резко измениться, поскольку идет процесс (в последнее время он несколько замедлился, но не приостановлен) разрушения русскоязычного пространства, последствия которого начинают ощущаться уже сегодня.

В результате внедрения языка титульных наций в качестве единственного государственного русский язык постепенно вытесняется из общественно-политической и хозяйственной жизни, области культуры, средств массовой информации. Сокращаются возможности получения образования на нем. Меньше внимания уделяется изучению русского языка в общеобразовательных и профессиональных учебных заведениях, в которых обучение ведется на языках титульных наций.

Сужение сферы применения русского языка глубоко затрагивает, во-первых, права миллионов наших соотечественников, в результате распада СССР оказавшихся за рубежом, во-вторых, это не отвечает и национальным интересам новых независимых государств. Ошибочная языковая политика может вызвать серьезные затруднения в развитии сотрудничества как в рамках СНГ (экономическая и научно-техническая интеграция, формирование единого образовательного пространства и т.д.), так и в сфере взаимных двусторонних отношений.

Особую актуальность и важность приобрела проблема придания в странах СНГ и Балтии русскому языку особого статуса. Это ключевой фактор сохранения его позиций.

В полном объеме этот вопрос решен в Белоруссии, где наравне с белорусским русский язык имеет статус государственного.

Конституционно оформлено придание русскому языку статуса официального в Киргизии. Русский язык объявлен обязательным в органах государственной власти и местного самоуправления.

В Казахстане в соответствии с Конституцией государственным языком является казахский. Законодательно статус русского языка был повышен в 1995 году. Он может «официально употребляться наравне с казахским в государственных организациях и органах самоуправления».

В Республике Молдова Конституцией определяется право на функционирование и развитие русского языка (статья 13, п. 2) и регулируется Законом о функционировании языков на территории РМ, принятым в 1994 году. Закон гарантирует «право граждан на дошкольное, общее среднее, среднее техническое и высшее образование на русском языке и на пользование им в сношениях с органами власти». В стране ведется дискуссия по вопросу придания русскому языку статуса государственного в законодательном порядке.

В соответствии с Конституцией Таджикистана государственным языком является таджикский, русский — языком межнационального общения. Статус русского языка в Азербайджане законодательно не регулируется. В Армении, Грузии и Узбекистане русскому языку отводится роль языка национального меньшинства.

В Украине статус государственного языка конституционно закреплен только за украинским языком. Ряд регионов Украины внес в Верховную Раду предложение принять Закон о внесении изменений в Конституцию страны касательно придания русскому языку статуса второго государственного или официального языка.

Принятые во многих бывших советских республиках нормативно­правовые акты по вопросам языковой политики противоречат Гаагским 1996 г. и Ословским 1998 г. рекомендациями ОБСЕ по языковым и образовательным правам нацменьшинств, Европейской хартии о региональных языках и языках меньшинств, Международному Пакту о гражданских и политических правах, Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и другим международным документам.

Другая тревожная тенденция в сфере функционирования русского языка на постсоветском пространстве — демонтаж системы образования на русском языке, осуществляемый в последние годы с разной степенью интенсивности. Это иллюстрируется следующими фактами. В Украине, где половина населения считает русский язык родным, за период независимости количество русских школ сократилось почти в два раза. В Туркмении все русско-туркменские школы преобразованы в туркменские, закрыты факультеты русской филологии в Туркменском государственном университете и педучилищах.

В то же время нельзя не отметить, что в большинстве государств- участников СНГ намечается стремление к восстановлению с Россией образовательных связей, решению проблем взаимного признания документов об образовании, открытию филиалов российских вузов с преподаванием на русском языке. В рамках Содружества предпринимаются шаги по формированию единого (общего) образовательного пространства. На этот счет уже подписан ряд соответствующих соглашений.

В соответствии с одобренной Президентом Российской Федерации Концепцией государственной политики в области подготовки национальных кадров для зарубежных стран в российских образовательных учреждениях существенно увеличено количество госстипендий для молодежи из государств-участников СНГ. В Армении, Киргизии и Таджикистане успешно работают российско­национальные университеты. Положено начало развитию технологий дистанционного обучения.

Российская дипломатическая служба, применяя присущий ей политико-дипломатический инструментарий, прилагает усилия к тому, чтобы вопрос поддержки и защиты русского языка и обеспечения прав соотечественников на его свободное использование присутствовал в политическом диалоге с новыми государствами на всех уровнях — от высшего до рабочих межмидовских консультаций.

При всей неоднозначности ситуации имеются основания надеяться, что русский язык имеет будущее в странах СНГ. Раньше или позже там на государственном уровне должны осознать необходимость сохранения полиязычности и укрепления позиций русского языка, так как это не только фактор поддержания добрых отношений с Россией, но и благо для них самих.

МИД России и его загранучреждения в работе по поддержке русского языка в зарубежных странах исключительно важное значение придают углублению взаимодействия с российскими государственными и общественными структурами, непосредственно занимающимися этой проблематикой.

Постоянные контакты МИД России с рядом ведомств, учреждений и общественных организаций (Минобразование, Минкультуры, Минпечати, Росзарубежцентр при МИД России, Центр развития русского языка, Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина, МАПРЯЛ, РОПРЯЛ и др.) способствуют повышению эффективности проводимых мероприятий по продвижению русского языка. Они служат делу координации действий в этой сфере и максимально рациональному использованию выделяемых на эти цели средств.

Благодаря воссозданию в 2002 году Совета по русскому языку при Правительстве Российской Федерации и его активной деятельности, в последние годы складывается определенная система распространения и поддержки русского языка в зарубежных странах. В частности, образована и действует Комиссия данного Совета «Русский язык в странах СНГ и ближнего зарубежья; русский язык как мировой; русский язык в дальнем зарубежье» (председатель Комиссии - академик В. Г. Костомаров), которая объединяет усилия различных ведомств и организаций в проведении таких крупномасштабных мероприятий, как конгрессы Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), международные конференции и семинары по проблематике русского языка и литературы, международные олимпиады школьников по русскому языку и т.д.

Важным шагом на этом направлении было принятие Федеральной целевой программы «Русский язык» на 2002—2005 годы. Она, в частности, содержит такие разделы, касающиеся распространения русского языка за рубежом, как «Русский язык как мировой язык», «Исследования в области обучения русскому языку как иностранному», «Подготовка и повышение квалификации преподавателей русского языка как иностранного» и др.

Богатый опыт в работе по поддержке русского языка накоплен российскими загранучреждениями. Они занимаются сбором и обобщением информации о положении русского языка, поддерживают контакты с кафедрами русистики и славистики, русскоязычными СМИ, организациями выпускников российских вузов и русскоязычной диаспоры, оказывают содействие в организации курсов русского языка и проведении мероприятий, направленных на популяризацию русского языка и литературы.

Росзарубежцентр обладает постоянно действующей сетью курсов русского языка в дальнем зарубежье. Такие курсы действуют в 38 странах при 43 представительствах Росзарубежцентра — российских центрах науки и культуры (РЦНК), на которых ежегодно обучаются от 15 до 20 тыс. человек.

Для ведения курсов командируется ограниченное число российских преподавателей (всего 17 чел.), вся остальная работа проводится за счет внебюджетных средств. К преподаванию привлекаются специалисты из числа постоянно проживающих за рубежом соотечественников и местные русисты. Росзарубежцентр ставит своей целью создание единой системы курсового преподавания и популяризации русского языка. В этих целях разрабатывается цикл современных учебников и методических пособий под названием «Приглашение в Россию».

Деятельность представительств и РЦНК не ограничивается только организацией курсов. Проводимый ими широкий спектр мероприятий («дни» и «недели» русского языка, семинары для преподавателей русского языка, «круглые столы», олимпиады русского языка и др.) способствует росту интереса к русскому языку и культуре, увеличению количества слушателей курсов, привлечению молодежи к обучению в российских вузах.

Другим «форпостом» в работе по поддержке русского языка за рубежом является Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина. Институт в настоящее время имеет договоры о сотрудничестве более чем со 100 партнерами (университеты, кафедры русистики, славистики) за рубежом. Специалисты Института выезжают в зарубежные страны для чтения лекций, приема экзаменов, проведения семинаров и т.д. Институт им. А.С. Пушкина открыл 17 экзаменационных центров в Польше, Болгарии, Германии, Чехии, Испании, Италии и Финляндии. Одно из традиционных направлений деятельности Института — участие в работе МАПРЯЛ.

Хорошо зарекомендовало себя образованное в 1998 году Российское общество преподавателей русского языка и литературы, действующее активно и напористо и сумевшее за короткий период установить широкие и эффективные международные связи. То же самое можно сказать и о Центре развития русского языка, учрежденном в 1999 г., который уже провел на высоком организационном и профессиональном уровне ряд крупномасштабных международных мероприятий, имевших широкий общественный резонанс (Международный конкурс по русскому языку выпускников общеобразовательных школ стран СНГ и Балтии, совместная олимпиада по русскому и немецкому языку среди студентов и школьников в рамках российско-германского молодежного форума «Вместе в XXI век» и др.).

Важная роль в поддержке русского языка за рубежом, особенно в странах СНГ и Балтии, принадлежит Правительству Москвы, которое осуществляет ряд программ по оказанию содействия образованию на русском языке. При поддержке Правительства Москвы проводятся международные олимпиады по русскому языку среди школьников стран СНГ и Балтии, для педагогов русскоязычных школ ближнего зарубежья организуются курсы повышения квалификации и т.д. В подарок от Москвы школы с обучением на русском языке в странах СНГ и Балтии ежегодно получают сотни тысяч экземпляров учебников.

Безусловно, в сфере продвижения русского языка за рубежом по- прежнему самой острой остается проблема ресурсов. Несмотря на наметившиеся, как уже отмечалось выше, некоторые позитивные сдвиги, финансовые возможности остаются весьма ограниченными. В настоящее время прорабатывается вопрос о создании фонда по поддержке русского языка за рубежом, который мог бы частично решать эти проблемы.

Соответственно и российская дипломатическая служба не может быть равнодушной к положению русского языка — одного из мировых языков — за рубежом. Без преувеличения можно сказать, что содействие его распространению за пределами страны становится одной из приоритетных задач для МИД России и его загранучреждений. Это обусловлено, в первую очередь, тем, что в конце минувшего столетия в положении русского языка в ряде стран и регионов обозначились тревожные тенденции.

5 марта 2004 г. в г. Бишкек Киргизская Республика, была принята Декларация «О культурно-языковой политике в Содружестве независимых государств» участников международного конгресса «Русский язык в сообществе народов СНГ». Участники Конгресса, основываясь на принципах сохранения в обществах государств СНГ прав и свобод в области культурно-языкового самоопределения, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека, международных пактах и резолюциях ООН, в конституционных документах государств Содружества, сознавая общепризнанную роль русского языка как языка евразийского добрососедства и дружбы в развитии культур и языков народов СНГ в XXI веке

• направляют декларацию «О культурно-языковой политике в Содружестве независимых государств» Исполнительному комитету СНГ в качестве общественно-политического документа о языке сообществ народов СНГ, призванного инициировать развитие культурно-языковой политики;

• предлагают правительствам, учреждениям и организациям стран Содружества, межправительственным и неправительственным организациям содействовать распространению и защите идей, сформулированных в декларации.

Статья 1. О законодательной поддержке культурно-языковой политики страны

Значение национальных языков для взаимодействия культур, народов и цивилизаций резко возросло в информационную эпоху XXI века.

Появилась необходимость выработать единый документ о языках сообщества народов СНГ, где были бы определены роль и статус русского языка как языка межгосударственного общения на пространстве стран Содружества, а также определены меры в отношении развития национальных языков и языков этнических групп, проживающих в других странах.

Это обстоятельство выдвигает ряд приоритетов — на основе принципов развития и удовлетворения национально-культурных запросов, соблюдения гражданских прав и свобод, обеспечения равных возможностей для носителей языков — во-первых, задачу законодательного закрепления статуса русского языка, во-вторых, задачу последовательной трансформации государственных языков стран Содружества в языки межнационального общения в этих странах.

Работа Конгресса показала: Киргизия, где политическая

инициатива Президента страны — Закон «Об официальном языке Кыргызской Республики» — не имеет прецедента в странах СНГ, становится форпостом законодательной защиты функционирования и развития русского языка в странах Содружества.

Статья 2. О поддержке образовательного процесса и научных исследовании

Актуальными проблемами культурно-языковой политики в области общего и профессионального образования остаются: активное функционирование в странах Содружества сети общеобразовательных школ с русским языком обучения; поддержка выпуска учебной и научно-методической литературы на русском языке; сохранение преподавания на русском языке в общеобразовательных школах и университетах; наличие национальных программ развития языков; разработка совместных проектов в сфере научных исследований.

Эти задачи формулируются на уровне законодательных документов, но их последовательная практическая реализация требует финансового и организационного участия структур Российской Федерации совместно со странами СНГ на государственном уровне, С использованием общественных форм и инициатив. На государственном же уровне в каждой из стран содружества должны решаться задачи развития государственного языка, инициирование его изучения и системного внедрения в пространство межнационального общения, равно как и задачи сохранения и развития языков других этносов страны.

Как новая целостность, также заслуживающая системной поддержки, формируется научно-интеллектуальное пространство Содружества, объединяющее национальные научные центры на основе исследовательской проблематики, традиционных научно - организационных связей, кадрового потенциала. Языком межгосударственного научного общения в значительной мере является русский; эволюция терминологических систем государственных языков должна осуществляться органично, сепаратизм в этой области затрудняет научное взаимодействие, обедняет содержательность исследований. Единое же научное пространство способствует развитию интеграции национальных наук стран Содружества в мировой интеллектуальный контекст.

Статья 3. О развитии институтов культурной интеграции

Эпоха размежевания национальных культур завершилась, векторы их дальнейшего развития указывают на интеграцию творческих концепций как на единственный плодотворный путь в эпоху глобализации.

Государственные структуры и общественные объединения в странах содружества стоят перед необходимостью более активно инициировать процессы свободного приобщения граждан к ценностям национальных культур на основе использования языков. Это создание возможностей для развития языков, поддержка деятельности имеющихся и создание новых русскоязычных научно-исследовательских общественно-политических, методико­-педагогических художественных информационных каналов — газет, журналов, альманахов, телевизионных программ, творческих академий пропагандирующих культурно-языковое разнообразие и интеграцию, сориентированных на поликультурную, многонациональную аудиторию Содружества (напр., журнал «Дружба Народов»), равно как и имеющих преобладающую внутреннюю ориентацию на профессиональную аудиторию своей страны. Это также углубление связей и взаимообогащение творческого потенциала писателей, композиторов, художников, артистов, представляющих национальные культуры.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Социо-культурная интеграция на постсоветском пространстве:

  1. 5. Экономическая интеграция на постсоветском пространстве
  2. Казус интеграции на постсоветском пространстве: факторы сближения и отталкивания
  3. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  4. Вопрос о конце «постсоветского» пространства
  5. РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  6. ТЕМА 6. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  7. ФОРМИРОВАНИЕ ОБЩЕГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА НА ПОСТСОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ
  8. ПОСТСОВЕТСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  9. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  10. 15.1. Россия в постсоветском пространстве
  11. РФ-США на постсоветском пространстве
  12. КОНФЛИКТЫ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  13. Россия и постсоветское пространство