<<
>>

Структура международной безопасности.

Рассмотренное выше содержание системы международной безопасности оказывает существенное влияние и на характер ее структуры или механизма управления. За распадом в основном биполярной структуры холодной войны произошло существенное ее переформатирование.
После дезинтеграции «второго мира», чаще именовавшегося коммунистическим «Востоком», «первый мир», который часто по-прежнему обозначают как «Запад», вобрал в себя части «второго» и «третьего» миров. Не вошедшую часть бывшего «третьего мира» довольно условно обозначают как «Юг», а остальную часть более развитого мира — как «Север». Где-то на стыке между ними группируются быстро развивающиеся страны, например, Китай, Индия, Бразилия, ЮАР и ряд других. Особое место в этой системе координат занимают Россия и ряд постсоветских новых независимых государств. Существенно продвинулся процесс образования региональных интеграционных объединений. Наконец, все более автономную роль, как позитивную, так и негативную, начали играть негосударственные действующие лица. Происходил объективный процесс перехода от биполярной к многоцентричной структуре мирового взаимодействия. Такие радикальные изменения не могли не сказаться на архитектуре международной безопасности.
Известно, что в первые годы после окончания холодной войны Соединенные Штаты избрали стратегию односторонности с преимущественной опорой на военную силу, которая квалифицировалась в мире как стратегия «гегемонизма». Однако со временем становилось ясно, в том числе и в самих США, что повышение экономического бремени проведения такой линии, высокие военные потери, падение международного престижа страны, довольно низкая эффективность вооруженного вмешательства в достижении поставленных целей, сокращение состава и вклада «коалиций желающих» в поддержку такой стратегии не соответствует новому содержанию системы международной безопасности, задаче отражения как традиционных, таки новых опасностей.
Постепенно в США начал формироваться новый внешнеполитический курс, о котором свидетельствуют такие шаги, как решение об ускоренном выводе американских войск из Ирака, а затем и из Афганистана, «перезагрузка» отношений с Россией, отказ от форсированного расширения НАТО на восток, возобновление процесса контроля над вооружениями, снятие задачи смены режимов для их силовой демократизации. Эта тенденция неустойчива, и нельзя исключать рецидивов прежней политики. Но очевидно, что в конце первого десятилетия нынешнего века США начали движение от попыток утверждения гегемонизма к поиску более коллективистской и компромиссной модели поведения. Это, в свою очередь, открывает новые возможности для других государств налаживать более конструктивное взаимодействие с Соединенными Штатами по ряду ключевых проблем современной международной безопасности.
При этом нельзя не учитывать того, что коллективизм распространяется не только на сферу принятия решений, но и на материальное обеспечение реализации таких решений. Надо признать, что в ряде случаев именно США несли основное бремя по исполнению ряда коллективно принятых решений. Например, несмотря на то что операция против талибов и «Аль-Каиды» в Афганистане с самого начала получила коллективную юридическую поддержку в Совете Безопасности ООН, Соединенным Штатам приходилось нести основную тяжесть ведения этой борьбы против вооруженного экстремизма и терроризма. Можно предположить, что и в будущем вклад отдельных государств в реализацию коллективно принятых решений в области международной безопасности неизбежно будет разным, а Соединенные Штаты по своему потенциалу будут играть лидерскую роль при исполнении ряда коллективно принятых решений. Поэтому ведущим государствам и всему мировому сообществу предстоит найти новые формулы принятия и исполнения коллективных решений, несмотря на неизбежное расхождение национальных интересов и того, какой материальный вклад они будут вносить в упрочение коллективной безопасности.
В свое время Джеймс Розенау сравнивал формирующуюся архитектуру мирового взаимодействия с сетью Интернет.
Возможно, такое сравнение слишком футуристично. Но движение к формированию именно сетевой структуры международных отношений, и в том числе международной безопасности, вполне вероятно. В действующей Концепции внешней политики Российской Федерации эта тенденция сформулирована следующим образом: «На смену блоковым подходам к решению международных проблем приходит сетевая дипломатия, опирающаяся на гибкие формы участия в многосторонних структурах в целях коллективного поиска решений общих задач».
Таким образом, можно сделать вывод, что новое содержание и архитектура современной системы безопасности, хотя и наследуют некоторые черты, характерные для систем такой безопасности в период холодной войны, да и более ранних этапов международных отношений, в то же время существенно отличаются от них. Часто использовавшееся ранее определение «международная безопасность после окончания холодной войны» отражало больше то, от какой системы мир уходил на протяжении переходного периода. Если согласиться с тем, что стержневым явлением среди новых международных процессов является мегатренд глобализации, то систему международной безопасности, в основном сформировавшуюся к концу первого десятилетия XXI в., можно было бы назвать «системой международной безопасности в эпоху глобализации».
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Структура международной безопасности.:

  1. Россия в структурах международной безопасности
  2. Понятие и содержание международной безопасности. Актуальные проблемы обеспечения международной безопасности
  3. 15. Организация Объединенных Наций как участник международных отношений. Структура и функции. Особая ответственность Совета безопасности за поддержание стабильности в мире.
  4. Представления о геополитических кодах (кодексах). Понятие «национальной» и «международной» безопасности, «мирового» и «международного» порядка
  5. 42. Биполярность и мультиполярность системы международных отношений в аспекте поддержания международной безопасности и стабильности.
  6. США – основная доминанта в международных отношениях, определяющая международную безопасность
  7. Экономическая составляющая в структуре национальной безопасности
  8. Глава 3. Структура системы национальной безопасности
  9. Понятие национальной безопасности, ее структура и уровни
  10. Международные конфликты и международная безопасность.
  11. Международные отношения: понятие, структура и типы. Мировая политика и международное право
  12. Тема 3 Казахстан и региональные структуры безопасности
  13. МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  14. МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  15. Международная безопасность
  16. 3.1. Понятие международной безопасности
  17. 3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  18. Глава 5. Концепция национальной безопасности Российской Федерации: структура, содержание, проблемы
  19. НОВЫЕ ВЫЗОВЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  20. ПОЗИЦИЯ РОССИИ ПО ПРОБЛЕМАМ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ