<<
>>

Теоретические модели международных систем

В каждый отдельный промежуток времени складывается опреде­ленный характер взаимодействия между основными участниками международных отношений. Эти отношения приобретают особую для каждого периода структуру, которую принято называть системой меж­дународных отношений или международной системой.

Структура системы международных отношений можно опреде­лить как особый способ связи между входящими в нее государства­ми и другими

Большое значение имеет характер сложившихся связей и отно­шений между ведущими в данный исторический период державами. С возникновением ракетно-ядерного оружия и приобретением систе­мой международных отношений действительно глобального характера структура самой системы стала определяться наличием и численно­стью сверхдержав и соотношением сил между ними. В политологиче­ской литературе обычно выделяют два типа структуры международных систем — «мультиполярную» и «биполярную». Основание классифика­ции — количество великих держав, входящих в эту структуру. Посколь­ку система международных отношений давно приобрела всеобщий, глобальный характер, объединяет более сотни государств и немалое число негосударственных акторов, то вполне правомерно выделение и «подсистем» на региональном и локальном уровнях. Каждая такая под­система имеет собственную структуру, зависящую от структуры между­народных отношений в целом.

Подсистема, как относительно независимый комплекс междуна­родных отношений, имеет две взаимосвязанные стороны: собствен­но подсистемную, характеризующуюся высокой степенью развития особых отношений между входящими в подсистему государствами и детерминирующую их внешнюю политику, а также общесистемную. Общесистемные отношения могут влиять на формирование внешне­политического курса этих государств как опосредованно, так и непо­средственно. С превращением системы международных отношений в глобальную усилилась функциональная зависимость подсистемных отношений от отношений общесистемных, иначе говоря, от характера межгосударственного взаимодействия и расстановки и соотношения сил на глобальном уровне.

Основным законом функционирования системы международных отношений, как и любой другой системы, выступает закон поддержа­ния динамического равновесия. Существование определенного поли­тического равновесия между государствами как основными акторами любой международной системы является основной предпосылкой ее нормального функционирования. Система находится в динамическом равновесии, поскольку равновесие между государствами постоянно нарушается, затем восстанавливается на новой основе, чтобы снова нарушиться. И так до бесконечности. Это происходит потому, что в системе международных отношений действуют различные противо­борствующие силы, которые лишь в редких случаях уравновешивают друг друга. Все исторически существовавшие системы международных отношений принадлежат к классу систем со стихийным регуляцион­ным механизмом. Это обусловлено тем, что в любой до сих пор суще­ствовавшей международной системе не было единого регулирующего центра.

Равновесие системы достигается через столкновения политических действий государств, преследующих собственные интересы, не всегда совпадающие с целями внешней политики других государств. В поле этих столкновений как тенденция пробивает себе дорогу закон дина­мического равновесия. К своему состоянию равновесия система дви­жется через целый ряд состояний неравновесия, при этом абсолютно равновесное состояние недостижимо.

В каждом конкретно-историческом состоянии международной си­стемы закон динамического равновесия может выражаться в различ­ных формах. Исторически наиболее распространенной всегда была форма баланса сил. Следует отметить, что баланс сил является одной из важнейших универсальных закономерностей развития международных отношений в целом.

«Международный баланс сил, — указывал Г Моргентау, — это лишь спе­цифическое выражение общего социального принципа, которому все со­общества, состоящие из какого-то числа независимых единиц, обязаны независимостью этих единиц... Баланс сил и политика, нацеленная на его сохранение, не только неизбежны, но и представляют собой существенный стабилизирующий фактор в сообществе суверенных государств...

Не­стабильность международного баланса сил обязана не дефектам данного принципа, а конкретным условиям, при которых принцип вынужден действовать».

Под силой, исходя из взглядов самого Г. Моргентау и многих спе­циалистов в области международных отношений, следует понимать способность каждого государства защищать свои интересы и реализо­вывать свои цели на международной арене с помощью соответствую­щих средств. Материальным выражением такой способности выступа­ет геополитический, экономический, военный и научно-технический потенциал государства. Однако в полной мере о силе государства мы можем судить, лишь сравнивая ее с соответствующим силовым потен­циалом других государств. Иными словами, «сила» может быть толь­ко категорией системных отношений, которые, в свою очередь, могут рассматриваться как отношения силовые. Силовые же отношения не­избежно и необходимо порождают такой феномен международной по­литики, как баланс сил.

Принцип баланса сил, как неписаное руководство к действию го­сударств на международной арене, берет свое начало с самых древних времен. Там, где государства были вовлечены в борьбу за власть и влия­ние, там всегда отношения между ними строились на основе принципа баланса сил. Всякое отдельное государство, если оно не встречает пе­ред собой никаких препятствий, естественно стремится к расширению своей власти и влияния на столь большую территорию, какую оно способно захватить и какой способно действенно управлять. На практике, однако, препятствия возникают обязательно, главным образом в лице других государств, также стремящихся к расширению своего влияния или к противодействию влиянию других. Следствием этого является столкновение различных интересов и устремлений, в котором решаю­щую роль играет сила государства.

Поскольку сила государства есть величина сравнительная, всякое прибавление в силе одного государства ведет к относительному умень­шению в силе его соперников. Сама сила меняется в зависимости от многих причин, и меняется неравномерно во времени и в простран­стве. По этой причине в каждой системе государств неизбежно возни­кают отношения в рамках действия принципа баланса сил. Если три и более государств вступают в контакт друг с другом, сразу появляются условия для действия этого принципа. Предположим, что имеется си­стема из трех государств А, В и С. Увеличение силы любого из них обя­зательно будет иметь следствием относительное уменьшение силы двух других. Например, если А завоевывает государство В или лишает его части территории, то эти действия окажут немедленное неблагоприят­ное воздействие на государство С, так как А увеличило свою мощь за счет В и находится в лучшем чем прежде положении, чтобы навязать свою волю и С. Если руководство государства С достаточно разумно, оно должно предвидеть такой результат и прийти на помощь В не по­тому, что испытывает к нему симпатию или заботится о его будущем, но в виду собственного интереса не допустить опасного для себя усиления могущества А. В сложившейся ситуации В и С имеют общий интерес в противодействии А, поскольку каждое из них понимает, что усиление мощи А создает потенциальную угрозу его собственному существова­нию и независимости.

Подводя итог, можно сказать, что каждая единица в этой гипотети­ческой системе государств неизбежно будет стремиться бросить свой вес в пользу одной из двух других, кому угрожает опасность со стороны третьей. Если этот принцип последовательно соблюдается всеми тре­мя государствами, то ни одно из них не сможет нанести ущерб другому и все сохранят независимость. В своей элементарной форме поэтому принцип баланса сил предназначен не для того, чтобы сохранить мир или способствовать международному взаимопониманию. Он служит сохранению независимости каждой единицы в системе государств пу­тем недопущения увеличения мощи любого из них до таких пределов, когда она начинает угрожать всем.

Существуют несколько вариантов моделирования систем между­народных отношений. Один из вариантов предложил американский политолог М. Каплан. Под международной системой он понимает ва­рианты расстановки сил на основе некоторого набора участвующих ор­ганизаций, государств или групп государств. Всего им выделено шесть типов международных систем: система «баланса сил», свободная бипо­лярная система, жесткая биполярная система, универсальная система, иерархическая система и система вето. Затем были предложены раз­личные модификации отдельных систем.

В системе «баланса сил» основными факторами являются только на­циональные государства с широкими военными и экономическими воз­можностями. Это — система, в которой не существует дифференциации ролей; если в ней насчитывается менее пяти государств-акторов, то си­стема может оказаться неустойчивой. Если имеется пять или более та­ких государств, то они проявляют заинтересованность в том, чтобы не допустить устранение других государств как основных акторов системы, сохранив их как будущих союзников. В то же время каждый из акторов стремится максимально обеспечить свою безопасность путем получения больших, чем равные, возможностей в системе. Поэтому они образуют союзы и вступают между собой в войны. Но войны эти носят локальный характер, а союзы быстро меняются. Возникающие коалиции чаще все­го направлены против акторов, претендующих на господство или обла­дающих преимуществами, способными дать им господствующее поло­жение. Любое из союзных государств-акторов может быть приемлемым партнером, ибо только таким образом оно в состоянии обеспечить себе оптимальную вероятность того, что будет членом победившей коалиции или не слишком пострадает от поражения, если окажется в проигравшей коалиции. Такая система является устойчивой.

В свободной биполярной системе роли дифференцированы. Она со­стоит из акторов различных типов: отдельных государств, блоков госу­дарств, лидеров блоков, членов блоков, неприсоединившихся стран и универсальных организаций. Устойчивость такой системы возрастает в том случае, если лидеры блоков обладают монополией на атомное вооружение. Союзы создаются на базе постоянных общих интересов.

Войны имели бы тенденцию к превращению из локальных в тоталь­ные, если бы не сдерживающее влияние огромной разрушительной силы ядерного оружия, а также посреднической деятельности непри­соединившихся стран и универсальных акторов. Такая система менее устойчива, чем система «баланса сил».

Жесткая биполярная система в принципе имеет много общего со свободной биполярной системой. Отличие состоит в том, что в жест­кой системе упраздняется роль неприсоединившихся государств и в значительной степени атрофируется роль универсальной организа­ции. В случае возникновения такой системы она характеризовалась бы очень высоким напряжением.

Универсальная система носит чисто предположительный характер. Она могла бы, по мнению М. Каплана, возникнуть в том случае, если бы ряд политических полномочий был передан универсальной органи­зации. Такая система потребовала бы от части своих членов переори­ентации, поскольку предпочтение было бы оказано коллективным и международным ценностям.

Иерархическая система выглядит как некая модификация универ­сальной. Предполагается, что она могла бы возникнуть вследствие из­менения масштабов международной организации или установления единоличной власти какого-либо одного актора.

Система вето — это система государств-акторов или блоков-акторов, в которой каждый актор располагает значительным запасом атомных вооружений. Члены такой системы не склонны к образова­нию союзов. Они стремятся к тому, чтобы вероятность войны не уве­личивалась, но при этом сохранялось бы напряжение, порождающее относительную неустойчивость. Эта система менее устойчива, чем сво­бодная биполярная система.

В годы «холодной войны» реальная система международных от­ношений видоизменялась между жесткой и свободной биполярными моделями по схеме М. Каплана. В 1950-е годы тенденция развития шла в сторону жесткой биполярной системы, поскольку противобор­ствующие сверхдержавы стремились вовлечь в орбиту своего влияния как можно больше стран и количество нейтральных государств было невелико. Жесткая конфронтация США и СССР фактически парали­зовала ООН. США, располагая большинством голосов в Генеральной Ассамблее ООН, использовали ее как послушный механизм для голо­сования, чему СССР мог противопоставить только свое «право вето» в Совете Безопасности. В результате Организация Объединенных Наций объективно не могла играть возложенной на нее роли.

С конца 1950-х годов система международных отношений эволю­ционировала в направлении мягкой биполярной модели. За счет новых независимых государств Азии и Африки увеличилось количество ней­тральных стран, многие из которых составили Движение неприсоеди­нения. Несколько повысилась результативность деятельности ООН и других международных организаций. Но одновременно усилилось со­перничество противоборствующих блоков в «третьем мире», что стиму­лировало возникновение региональных конфликтов.

<< | >>
Источник: Ачкасов В. А., Ланцов С. А.. Мировая политика и международные отношения. 2011

Еще по теме Теоретические модели международных систем:

  1. Теоретические модели системы международных отношений и современность
  2. 1. Теоретические модели политической системы
  3. Теоретические модели политической системы
  4. Теоретические основы международной торговли. Международная торговля в системе МЭО
  5. Три модели мироустройства в 21 веке и особенности построения системы международной безопасности
  6. Критерии и теоретические модели демократии
  7. 7. Демократический режим. Критерии и теоретические модели демократии
  8. Грачев М.Н.. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОММУНИКАЦИЯ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ, МОДЕЛИ, ВЕКТОРЫ РАЗВИТИЯ, 2004
  9. 3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
  10. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  11. Глава 1 Теоретические основы международной миграции кадров
  12. 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  13. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ И УРЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ
  14. Теоретические концепции международной интеграции
  15. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ
  16. Глава.1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИСТОКИ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  17. МЕЖДУНАРОДНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
  18. 5. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЛИКТЫ ХХI В.: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО И ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗА
  19. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО­ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ