<<
>>

Важнейшие параорганизации современного мира: «Группа восьми» и «Группа двадцати».

Роль и место «Группы восьми». Современная «восьмерка» может оказывать огромное влияние на международные дела по нескольким причинам.
Во-первых, это встречи ведущих индустриальных держав, соответственно их экономическая мощь в сочетании с научно-техническим и военным потенциалом объективно позволяет этим странам иметь весомый голос в достижении наиболее благоприятного для себя результата в решении международных проблем.
Хотя в последние годы их «привилегированное» положение ставится под вопрос в связи со значительным возвышением новых развивающихся гигантов — Бразилии, Индии, Китая, что диктует «стареющим» державам «семерки/восьмерки» необходимость делиться международным влиянием в системе многосторонних отношений. Во-вторых, половина стран — участниц «восьмерки» (Великобритания, Россия, США, Франция) являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, что при нейтральном или положительном отношении Китая позволяет достигать консенсуса по многим важным вопросам, стоящим на повестке дня СБ ООН. Эти же страны являются официальными обладателями ядерного оружия и играют ведущую роль в обеспечении международной безопасности, а также имеют особую ответственность в деле сохранения и укрепления международного режима нераспространения.
Кроме того, обладая большими финансовыми возможностями и являясь основными кредиторами Парижского и Лондонского клубов, имея решающее влияние в МВФ, Всемирном банке и других международных финансовых институтах, эти страны могут оказывать реальную помощь беднейшим странам третьего мира и влиять на общую финансово-экономическую ситуацию в мире.
Тем не менее возможности «восьмерки» не безграничны. Решения, достигнутые лидерами, не имеют юридической силы. «Восьмерка» не обладает институциональными средствами принуждения к исполнению своих решений. Вместе с тем за время существования «Группа восьми» демонстрирует завидные способности адаптироваться к изменяющейся международной обстановке и удерживать свое влияние на международные отношения.
Структура «Группы восьми».
Центральным событием в жизни и работе «Группы восьми» являются ежегодные саммиты. Решение о проведении последующей встречи в верхах обычно принимается на текущем саммите и отражается в финальной части итогового документа. Несколько иная практика была воспринята после 2002 г., когда на саммите в Кананаскисе было документально закреплено решение о проведении саммитов «восьмерки» по очереди в каждой из стран-членов вплоть до 2010 г. Тем не менее на саммите в Мускоке 2010 г., в той же самой Канаде, от подобной практики отказались, вероятно ввиду растущей неопределенности параллельного существования «восьмерки» и недавно созданной «Группы двадцати» и разделения «сфер влияния» между ними.
В промежутках между саммитами проводится множество различных мероприятий, в том числе и на министерском уровне. Например, министры иностранных дел традиционно встречаются в Нью-Йорке на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, что, однако, не исключает возможности их чрезвычайных встреч, а также встреч в неполном составе в тех случаях, когда этого требует ситуация . Такие совещания, с одной стороны, являются подготовительными к саммитам, а с другой — имеют и немалое самостоятельное значение.
Наиболее давней и устоявшейся следует признать практику встреч министров финансов и управляющих центральными банками «Группы семи». Министерский уровень этим не ограничивается и включает в себя также встречи министров энергетики, образования, здравоохранения, экологии, труда и др.
Еще одним уровнем подготовки являются рабочие заседания шерпов — личных представителей глав государств и правительств «Группы восьми», которые координируют работу по подготовке саммитов, готовят предложения по их тематике. Они возглавляют национальные команды в составе политических директоров, внешнеполитических и финансовых су-шерпов, других представителей национальной администрации. Самостоятельной формой работы «восьмерки» является организация рабочих экспертных групп по определенным направлениям.
Деятельность «восьмерки» в 2000-е годы характеризовалась поисками новой идентичности «клуба», что было обусловлено не только окончательным вхождением России в его состав, но и растущим масштабом проблем и необходимостью расширения инструментария и создания новых форм взаимодействия с множеством разноплановых акторов.
2000-е годы стали свидетелями двух разнонаправленных тенденций — попыток предельного упрощения механизма встреч «Группы восьми» и одновременного усложнения ее структуры с возникновением не только собственно «восьмерочных» встреч, речь о которых шла выше, но и многочисленных так называемых «гостевых» сессий с коллегами из других стран, представителями гражданского общества и бизнеса.
Темы, включавшиеся в повестку дня «восьмерки» в это десятилетие, охватывали весь спектр проблем — от изначально традиционных экономических и валютно-финансовых до политических и глобальных. Так, на Окинаве (Япония) в 2000 г. и в 2001 г. в Генуе (Италия) значительное место в ходе обсуждения лидерами занимали вопросы списания долгов беднейшим странам. Проблема бедных стран, и в первую очередь Африки, проходила красной нитью практически через все встречи лидеров (за исключением, пожалуй, времени американского председательствования и в меньшей степени в ходе российского председательства). Одним из самых амбициозных в этой области стал итоговый документ саммита в Глениглсе (Великобритания), посвященный проблемам Африканского континента: было заявлено об удвоении помощи развивающимся странам — до 50 млрд долл. ежегодно (половина этой суммы — Африке). «Восьмерка» признала важность такого подхода, когда основную ответственность за свою судьбу несут именно страны Африки, а «восьмерка» предоставляет донорскую финансово-экономическую, структурную и иную помощь в рамках инициатив, заявленных самой Африкой. На саммите Африканского союза было закреплено преобразование предыдущих африканских инициатив в план для экономического развития Африки — Нового партнерства в интересах развития Африки (НЕПАД). Со своей стороны «Группа восьми» с самого начала следила за развитием этого процесса. На саммите в Кананаскисе (Канада) «восьмерка» приняла План действий для Африки, обозначивший необходимость реформ в африканских странах и зависимость поступления средств с их стороны от надлежащего управления в этих самых странах.
Была выражена готовность со стороны «Группы восьми» содействовать созданию собственных миротворческих сил, искоренению полиомиелита на континенте к 2005 г., снятию торговых барьеров для африканских товаров. «Восьмерка» также пообещала постепенно списать долги 22 беднейших стран (впоследствии количество стран, которым «восьмерка» соглашалась списывать долги, увеличилось). И, наконец, последней громкой заявкой «восьмерки» в отношении Африки стал саммит 2010 г. в Мускоке (Канада). Визитной карточкой премьер-министра Канады С. Харпера на этой встрече стала инициатива укрепления здоровья матерей, младенцев и детей до пяти лет в Африке и других развивающихся регионах мира, горячо поддержанная всеми участниками «Группы».
Традиционными стали и проблемы военно-политической безопасности в рамках «восьмерки». Фактически на каждом саммите этого десятилетия обсуждались вопросы нераспространения. В 2002 г. в Кананаскисе (Канада) было принято два новых документа: Соглашение по транспортной безопасности и «Глобальное партнерство “Группы восьми” против распространения оружия и материалов массового уничтожения» по формуле 10 + 10 за 10. Целью последнего является предотвращение попадания ядерного, химического и биологического оружия в руки террористов. В соответствии с этим документом страны «восьмерки» обязались выделить до 20 млрд долл. в течение 10 лет (половина этой суммы выделялась Соединенными Штатами) для уничтожения ядерного и химического оружия в России и других странах бывшего СССР.
Важное место этой проблеме уделялось и в следующем, 2003 г., хотя он и запомнился в первую очередь расколом «великих держав» в связи с кризисом в Ираке. Тем не менее именно на саммите в Эвиане (Франция) был принят План действий по «Глобальному партнерству». Тогда же было достигнуто принципиальное соглашение о формировании африканских миротворческих сил, хотя конкретное воплощение эта инициатива получила лишь в следующем году. На уровень глав государств и правительств были вынесены более узкие темы безопасности, такие как вопросы транспортной безопасности, морской среды и безопасности танкерного судоходства, обеспечения безопасности радиоактивных источников, контроля за переносными зенитно-ракетными комплексами, надлежащего управления водными ресурсами.
Год же председательства США в «восьмерке» обозначил не только важность, но и фактическое доминирование военно-политических вопросов на саммите 2004 г.
в Си-Айленде. Наибольшие надежды Соединенные Штаты возлагали на объявление так называемой инициативы реформ стран Ближнего Востока и Северной Африки. Изначальный миссионерский дух проекта был к саммиту в значительной мере скорректирован, во внимание были приняты замечания и возражения как европейских партнеров, так и арабских стран. В итоге на свет появился документ, озаглавленный «Партнерство во имя прогресса и совместного будущего с регионом расширенного Ближнего Востока и Северной Африки». Конкретные проблемы и конфликты отдельных стран как ближневосточного, так и других регионов также обсуждаются практически на каждом саммите.
Тогда же по приглашению США Россия присоединилась к Инициативе по безопасности в области распространения (ИБОР). А двумя годами позднее в рамках очередной «восьмерочной» встречи был принят еще ряд важных документов по вопросам международной безопасности, в том числе в сфере ядерного нераспространения (в связи с чем следует отметить совместные инициативы В. В. Путина и Дж. Буша, в первую очередь Глобальную инициативу по борьбе с актами ядерного терроризма).
Выбор темы энергетической безопасности в качестве одного из приоритетов на саммите «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге явился естественным не только потому, что Россия — мировой энергетический лидер. В 2000-е годы вопросы собственно энергетической безопасности, определяемой как надежные поставки энергии по разумным ценам для обеспечения устойчивого экономического развития и политической стабильности стран- участниц, вновь встали на повестке дня «клуба».
Особое звучание в 2000-е годы приобрели и вопросы защиты экологии и противодействия изменению климата. В 2005 г. Великобритания в качестве одного из приоритетов встречи в верхах выбрала климатическую тематику. На саммите в Глениглсе была принята Декларация по проблемам изменения климата, чистой энергетике и устойчивому развитию — один из наиболее спорных документов. Она была согласована буквально в последнюю минуту. В 2007 г.
канцлер ФРГ А. Меркель, председатель саммита, намеревалась добиться коллективного решения о сокращении выбросов парниковых газов вдвое к 2050 г. Решения саммита были более чем скромными, но тем не менее некоторые наблюдатели объявили о прорыве на данном направлении. И это лишь потому, что США, перед саммитом выдвинув новую инициативу о необходимости переговоров между ограниченным числом наиболее крупных эмитентов парниковых газов, согласились сохранить переговорный процесс в рамках ООН. В 2008 г. на саммите в Японии в этом направлении был сделан следующий шаг, который мог бы позволить достичь конкретных результатов на ключевой Копенгагенской встрече по климату в конце 2009 г. Было достигнуто соглашение о сокращении выбросов парниковых газов к 2050 г. как минимум на 50%, что явилось определенным прогрессом по сравнению с расплывчатыми обещаниями Хайлигендаммского саммита 2007 г., особенно с учетом согласия американцев на конкретные цифры по сокращению выбросов и сохранение ооновского переговорного формата. На встрече лидеров в Аквиле (Италия) было объявлено о создании Института по исследованию вопросов улавливания и хранения углекислого газа. Было достигнуто общее решение о недопущении роста среднегодовой температуры в мире более чем на два градуса.
Саммит «восьмерки» прошел в США в Кэмп-Дэвиде 18—19 мая 2012 г. Несмотря на достаточно слабые результаты по итогам французского председательства, эта встреча не только не показала серьезных достижений, но и занимала гораздо меньшее информационное пространство и интерес. «Группа восьми» в некоторой степени рискует превратиться в анахронизм и быть отброшена на обочину мировой политики. В России, которая долго стремилась вступить в этот клуб и добилась своего лишь в начале этого века, вообще на этот раз определили наименьшую приоритетность встречи для страны среди текущих международных событий, что помимо прочего было продемонстрировано участием в саммите не президента, а премьер-министра.
В ходе встречи обсуждались традиционные глобальные экономические и политические вопросы, причем прорывов не было зафиксировано ни по проблемам еврозоны и путей выхода из кризиса (жесткая экономия против политики роста), ни по вопросам Афганистана, Сирии, стран «арабской весны». Остался нерешенным вопрос изменения климата и действий на основе так называемой «Дурбанской платформы», хотя позитивным стало вступление всех восьми стран в Коалицию по сокращению выбросов короткоживущих загрязнителей.
<< | >>
Источник: А. В. Торкунов. Современные международные отношения. 2012

Еще по теме Важнейшие параорганизации современного мира: «Группа восьми» и «Группа двадцати».:

  1. «Группа восьми»
  2. «Группа двадцати»: деятельность по разрешению мирового кризиса.
  3. Группы и их значимость в организации
  4. ГРУППЫ ДАВЛЕНИЯ
  5. 1. Группы интересов
  6. ВЫШЕГРАДСКАЯ ГРУППА
  7. РУКОВОДСТВО ГРУППОЙ
  8. Глава X. Группы давления
  9. 7.5. Группы интересов
  10. Адресные группы
  11. Понятие групп интересов
  12. Зональные группы регионов
  13. ГРУППЫ ИНТЕРЕСОВ, И ПАРТИИ
  14. Группы интересов
  15. 2. Функции групп давления
  16. Малые социальные группы
  17. Типология групп интересов
  18. Банки и финансовые группы
  19. 5.6. КОНТРОЛЬ НАСТРОЕНИЯ ГРУППЫ