<<
>>

Внешнеполитическая деятельность государств региона вне Западного полушария и в системе общемировых организаций

Исход ХХ в. и начало ХХІ в. отмечены существенной активизацией отношений со странами Европейского союза как в двустороннем, так и в многостороннем формате. Лидеры Евросоюза (Германия, Франция, Великобритания, Италия, а в последнее время и Испания) традиционно имеют значительные позиции в ЛКА - и политические, и экономические.

Если говорить о последних, то они особо существенны в южноамериканской зоне, прежде всего в государствах Южного конуса (Аргентина, Бразилия, Чили, Боливия, Парагвай, Уругвай). В ряде случаев по объему прямых инвестиций и торговых связей с латиноамериканскими партнерами страны Евросоюза превзошли США. Иначе дело обстоит в зоне Мезоамерики (Мексика и Центральная Америка), страны которой экономически тяготеют к северному соседу, ориентируясь преимущественно на североамериканский рынок. Последствия образования НАФТА (Североамериканской зоны свободной торговли с участием США, Канады и Мексики) связаны с относительным ослаблением позиций участников Евросоюза на мексиканском рынке в пользу американского и канадского бизнеса. Такова модель для изменений, которые могут сопровождать осуществление проекта АЛКА. Понимание вероятности неблагоприятных последствий и, конечно, традиционная заинтересованность в рынках ЛКА, ее ресурсах побуждают ЕС к действиям, направленным на построение новых основ и гарантий сотрудничества со странами региона, которые, в свою очередь, объективно настроены на сохранение и приумножение альтернативных возможностей.

Свидетельством этого стал начавшийся в 1990-е гг. систематический диалог Евросоюза со странами ЛКА по ряду направлений: с регионом в целом на уровне саммита; со странами-участницами южноамериканского общего рынка (Меркосур) на уровне саммита; с отдельными государствами ЛКА, что в случае Мексики и Чили увенчалось заключением соглашения о зоне (канале) свободной торговли в отношениях с ЕС.

Расширение Европейского союза на Восток и связанные с ним проблемы несколько притормозили диалог и развитие сотрудничества со странами ЛКА.

Активная фаза отношений, которая приходилась на 1990-е гг., сменилась некой паузой к началу XXI в. Одним из самых больших камней преткновения на пути кооперации регионов стала сельскохозяйственная политика ЕС, которая ограничивает доступ агроэкспортеров из ЛКА на рынки Евросоюза, защищенные высоким уровнем субсидирования местных производителей.

Однако, очевидно, что возникшая пауза - явление преходящее. И со стороны ЛКА, и со стороны ЕС, и с точки зрения диалектики соотношения интересов основных партнеров ЛКА на глобальном уровне очевидно, что со временем (по мере решения основных проблем, связанных с подключением восточноевропейских государств и с их адаптацией к нормам ЕС) внешнеполитическая и внешнеэкономическая активность Евросоюза на латиноамериканском направлении вновь даст знать о себе.

К европейскому направлению международных отношений ЛКА примыкает взаимодействие с Испанией и Португалией в рамках формирующегося Ибероамериканского сообщества наций (ИСН). Продекларированная функция сообщества - координация позиций стран-участниц по ключевым проблемам международной политики и мирового развития, активизация взаимодействия членов сообщества в области экономики и культуры народов ибероамериканского мира.

Первый саммит ИСН был созван в 1991 г. (Гвадалахара, Мексика). С тех пор он проводится каждый год. Координирует деятельность ИСН с 1998 г. Секретариат ибероамериканского сотрудничества - исполнительный орган сообщества, штаб- квартира которого расположена в Мадриде. Отправной точкой создания ИСН явилось культурно-историческое и языковое родство испано- и португалоязычных стран Европы и Америки. Но поэтапно сотрудничество в рамках ИСН наполняется все более широким и предметным содержанием. Помимо саммитов, регулярными стали консультационные встречи министров иностранных дел, экономики и финансов, науки и технологии, образования и культуры. Члены ИСН приступили к выполнению ряда совместных программ и проектов.

Де-факто сообщество превратилось в важный дополнительный канал диалога с Евросоюзом, в частности, потому, что Испания - ключевой член ИСН - играет роль неформального лидера в осуществлении латиноамериканской политики ЕС.

Азиатско-тихоокеанское направление - новый вектор международных отношений стран ЛКА. Исторически Латинская Америка всегда была обращена лицом к Атлантике и спиной к Тихому океану, хотя добрая половина латиноамериканских государств расположена на его побережье. В последние десятилетия XX в. сначала японское экономическое чудо, затем выход на авансцену мировой экономики новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии и, наконец, динамичный процесс модернизации Китая сместили акценты в международной хозяйственной и политической жизни. Страны ЛКА с существенным запозданием, но все же начали открывать для себя перспективы АТР.

Центром международного взаимодействия в АТР стал созданный в 1989 г. Форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Из числа латиноамериканских стран в него вошли Мексика, Чили и Перу. Продекларировала намерение присоединиться к АТЭС и Колумбия.

Саммит АТЭС, состоявшийся в Мексике в 2002 г., показал, что эта организация не может ограничиваться сугубо экономическими проблемами. Политическая составляющая программы Форума вышла на передний план в связи с ростом угрозы международного терроризма, серией его смертоносных акций в различных районах мира. Это повлияло и на позиции латиноамериканских участников АТЭС, которые, как правило, отдавали предпочтение решению экономических проблем: доступу своей продукции на рынки АТР, привлечению прямых инвестиций и новых технологий.

В 1970-е гг. взял старт процесс активного развития отношений с Японией. В его основе была экспансия в ЛКА японского экспорта, а также рост японских капиталовложений в ряде латиноамериканских стран. Не вторгаясь в сложные политические проблемы региона, Япония действовала преимущественно на поле экономической дипломатии. При этом в ряде стран (Бразилии и Перу) активно использовалась многочисленная японская диаспора.

Расширение масштабов сотрудничества с КНР стало существенным фактором развития международных отношений стран ЛКА в 1990-е гг. Но в ряде случаев (в том числе для части центральноамериканских государств) камнем преткновения оставались дипломатические отношения, установленные с Тайванем в период холодной войны. Проблема другого рода - экспортная экспансия КНР. Наплыв дешевой продукции китайских предприятий подавляет местное производство. Это вынуждает латиноамериканские страны вводить защитные меры. Однако очевидно, что в ЛКА растет признание новой роли Китая в мировой экономике и политике, и общая тенденция к расширению торгово-экономических и политических связей с азиатским гигантом найдет серьезное продолжение.

В 1990-е гг. формирование отношений стран ЛКА с Россией и другими государствами-членами СНГ проходило в сложной обстановке, определявшейся болезненным становлением новых государственных образований и их институтов на постсоветском пространстве, эрозией их экономического потенциала, часто опережавшей создание прочных рыночных структур. В первой половине десятилетия ЛКА оказалась на дальней периферии внешней политики новой России. Это сказалось и на отношениях с нашим традиционным латиноамериканским партнером - Кубой. Суть проблемы состоит не только в исчезновении факторов политической и военно-стратегической солидарности в российско-кубинских отношениях, хотя это и следует считать основополагающей причиной. Дело также в неспособности слабого российского государства того времени и неоформившегося еще бизнеса предотвратить омертвление огромных ресурсов, вложенных СССР в кубинскую экономику.

Преодолев в какой-то мере вульгарно прозападную ориентацию своей внешней политики, Россия к середине 1990-х гг. начала выправлять позиции в ЛКА. Этому благоприятствовало, с одной стороны, сохранение инфраструктуры загранпредставительств в регионе, унаследованных РФ от советского государства, постепенная стабилизация политического и экономического положения в России. С другой - объективная заинтересованность стран ЛКА в возвращении России на мировую сцену в качестве самостоятельного и сильного игрока, способного внести весомый вклад в построение сбалансированного миропорядка, а также в более широком выходе своих экспортеров на открывающийся рынок России и в альтернативной поставке современных технологий из нашей страны. Помимо России, реально действующие отношения с некоторыми странами ЛКА со второй половины 1990-х гг. установлены Украиной, Белоруссией и Арменией. Важной опорой для них служат соответствующие диаспоры.

Позитивные тенденции во внешней политике и экономической жизни России закрепились после победы на президентских выборах 2000 г. В. В. Путина. Внешняя политика страны приобрела более инициативный и прагматичный характер. Это положительно сказалось на российско-латиноамериканских отношениях.

Существенно повысились интенсивность и официальный уровень политических контактов, заметно увеличился объем товарооборота РФ со странами ЛКА (по итогам 2002 г. - более 5 млрд. дол.). За несколько лет число встреч и переговоров на уровне президента и премьер-министра превысило результаты предшествовавшего десятилетия. Проведены встречи российских лидеров с первыми лицами Бразилии, Кубы, Чили, Венесуэлы, Мексики.

Круг партнеров РФ в регионе пополнился Гватемалой и Парагваем. Вместе с тем произошло перераспределение «весовых категорий» - в качестве основного торгово-экономического партнера в ЛКА место Кубы заняла Бразилия. Особенно заметно расширился диапазон сотрудничества в многостороннем формате. Налажен механизм консультаций РФ с Группой Рио, Меркосур, Андским сообществом наций. Таким образом, развитие российско-латиноамериканских отношений пошло вширь и вглубь. Тем не менее очевидно, что объем экономического взаимодействия все еще отстает от того, что диктуется потребностями и реальными возможностями сторон.

Уход Советского Союза и советского блока с мировой арены, а также дифференциация развивающихся стран и, соответственно, их интересов, сузили диапазон сотрудничества по линии Юг-Юг (в рамках третьего мира). Это сказалось на международных отношениях стран ЛКА, ограничив в 1990-е гг. соответствующий сегмент их внешней активности.

Тем не менее фактом остается сохранение ряда общих противоречий в отношениях развивающихся стран с центрами мировой экономики и политики. Среди них - дискриминация в международной торговле, нестабильность цен на сырьевые товары, неурегулированность внешней задолженности, достигающей критических пределов, рецидивы имперского диктата при решении международных проблем, затрагивающих интересы Юга.

Все это побуждает страны ЛКА обращаться к возможностям совместных действий с государствами афро-азиатского мира, сотрудничать в соответствующих международных организациях и объединениях. Особую активность при этом проявляют те страны региона, которые по тем или иным причинам оказываются в наиболее уязвимом положении в своих отношениях с «сильными мира сего», о чем наглядно свидетельствует пример Кубы.

При общем понижении уровня участия, отмечавшегося в последнее десятилетие, государства ЛКА продолжают использовать ресурсы солидарности Юга в таких организациях и на таких форумах, как Движение неприсоединения, Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Группа 77, объединяющая ныне более 130 государств, включая многие латиноамериканские, Группа 15, куда входят представители преимущественно «верхнего этажа» развивающегося мира, в том числе Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика, Перу, Чили, Ямайка.

Страны ЛКА включены в целый ряд картельных объединений производителей минерально-сырьевой и аграрной продукции, среди которых наиболее влиятельной является ОПЕК - Организация стран-экспортеров нефти. Активную роль в политике ОПЕК играет Венесуэла, которая, наряду с Саудовской Аравией, выступает основным поставщиком нефти на рынок США.

При ослаблении политико-идеологических акцентов и конфронтационных тенденций в позициях латиноамериканских участников этих объединений и форумов на передний план выходит их озабоченность перекосами, создаваемыми асимметричной глобализацией в области торговли и финансов, уменьшением реальных ресурсов, выделяемых процветающими странами на помощь развитию и преодоление бедности в отсталых регионах мира, сохранением барьеров на пути распространения плодов технологического прогресса.

Новая тенденция, затрагивающая прежде всего Бразилию, но находящая также отклик в Мексике, связана с поисками сближения государств-гигантов, в списке которых (вне региона) состоят Китай, Россия, Индия, Индонезия и ЮАР. Стратеги бразильской дипломатии полагают, что подобный альянс может сыграть позитивную роль в установлении более сбалансированного миропорядка, в обеспечении интересов мирового сообщества на расширенной основе при решении проблем глобального масштаба.

Страны ЛКА активно участвуют в деятельности Организации Объединенных Наций, сети ее специализированных учреждений (в том числе ЮНЕСКО, ФАО, ЮНИДО, ЮНКТАД, ВОЗ, МОТ и ряда других). Государства региона исходят из того, что ООН создает реальную возможность быть услышанным мировым сообществом, добиться признания и учета интересов отдельных стран, ибо это - уникальный форум согласования интересов и позиций на общемировом уровне. Серьезное значение для стран ЛКА, прежде всего малых и наиболее бедных государств региона, имеет то обстоятельство, что по линии ООН и ее специализированных организаций они получают существенную помощь на цели развития экономики, науки, образования и здравоохранения.

Признавая необходимость совершенствования самой структуры и механизма деятельности ООН в соответствии с требованиями нового века, страны ЛКА в своем большинстве поддержали инициативу Бутроса Гали в бытность его Генеральным секретарем ООН. Речь, в частности, шла о расширении круга постоянных членов Совета Безопасности с тем, чтобы обеспечить представительство всех регионов мира, включая ЛКА. На постоянное место в СБ претендуют несколько крупных латиноамериканских стран, прежде всего Бразилия и Мексика. Отстаивая решение вопроса о латиноамериканском представительстве в постоянном составе СБ ООН, странам региона придется на основе консенсуса сделать свой конкретный выбор. Иной вариант - заполнять место постоянного члена СБ на ротационной основе.

Особая роль в регионе принадлежит ЭКЛА - Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна, созданной в 1948 г. при участии выдающегося аргентинского ученого-экономиста и государственного деятеля Рауля Пребиша. ЭКЛА выглядит, пожалуй, намного значительнее, чем иные региональные комиссии ООН, по той причине, что она далеко отошла от формальных бюрократических функций и превратилась в «мозговой трест» общерегионального масштаба. Концепции экономической стратегии, использования механизмов интеграции, построения международных отношений, сформированные в ЭКЛА, оказывали и продолжают оказывать серьезное воздействие на политику правящих кругов стран ЛКА, на их подход к проблемам международного сотрудничества.

Страны ЛКА, практически без исключений, выступают за сохранение и укрепление роли ООН в мировых делах, в устройстве миропорядка ХХІ в. Многие из них проявляют озабоченность тем, что в политике некоторых лидеров современного мира (прежде всего США) отчетливо просматривается стремление к решению проблем, затрагивающих судьбы планеты, минуя ООН и ее ключевой орган - Совет Безопасности. Тем самым создаются опасные прецеденты, которые в дальнейшем могут быть использованы в кризисных ситуациях в различных частях земного шара, включая Латинскую Америку.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Внешнеполитическая деятельность государств региона вне Западного полушария и в системе общемировых организаций:

  1. ФОРМИРОВАНИЕ БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ В ГОСУДАРСТВАХ СОСЛОВНО-ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ И АБСОЛЮТИСТСКИХ МОНАРХИЙ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ
  2. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ РЕГИОН В УСЛОВИЯХ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА
  3. Внешнеполитический потенциал государства
  4. ПЕРСПЕКТИВЫ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В РАМКАХ G8
  5. Спектр внешнеполитических ориентаций новых независимых государств
  6. Интеграция государств Западных Балкан в Европейский Союз
  7. Роль Санкт-Петербурга в межкультурном диалоге Северо-Западного региона Российской Федерации и стран Закавказья
  8. Глава 7. Общемировые проблемы
  9. Международная деятельность российских регионов
  10. ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ СОТРУДНИЧЕСТВАМЕЖДУ РОССИЕЙ И ЕС В РАМКАХ ПОЛИТИКИ «СЕВЕРНОГО ИЗМЕРЕНИЯ» И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО РЕГИОНА РФ
  11. Внешняя политика и система внешнеполитических связей
  12. Внешнеполитические подходы США в первой половине 1980-х годов. Внешнеполитическая стратегия СССР
  13. Основные причины возникновения общемировых проблем и пути их решения
  14. ПОДХОДЫ ЗАПАДНОЙ НАУКИ К ИЗУЧЕНИЮ БЮРОКРАТИИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ СССР
  15. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНТИМОНОПОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВА
  16. Нормативно—законодательная деятельность государства
  17. 17.3. Характеристика систем ипотечного жилищного кредитования в некоторых странах Западной Европы
  18. О зарубежном опыте по координации государством международной деятельности