<<
>>

Внешняя политика Китая на современном этапе

Китай является постоянным членом Совета Безопасности ООН, активно участвует в мероприятиях по разрешению горячих вопросов в регионах мира политическим путем. Китай направляет персонал для участия в миротворческой деятельности ООН. Он выступает за реформу ООН, поддерживает курс на осуществление ООН и другими многосторонними организациями их важной роли в международных делах. Китай неуклонно выступает против терроризма в любой его форме и вносит свой вклад в дело борьбы с ним. Китай прилагает активные усилия для продвижения процесса контроля над вооружениями, разоружением войск и нераспространением оружия.
Ныне Китай уже входит во все международные Договоры о контроле над вооружением и о нераспространении оружия. В деле нераспространения оружия Китай всегда строго выполняет свои обязательства и совершенствует правовую систему в этой сфере. В Китае создана была комплексная система по контролю за увеличением экспорта оружия. Дополнительный протокол-описание линии российско-китайской границы на её восточной части подписан в понедельник 21 июля 2008 года в Пекине. Таким образом, между РФ и КНР окончательно урегулирована территориальная проблема, переговоры по которой длились более 40 лет, поставлена точка в пограничном размежевании между нашими странами и завершено юридическое оформление общей границы. В распространённом ранее сообщении МИД РФ отмечалось, что «вступление в силу соответствующих документов придаст дополнительный импульс развитию добрососедских связей между Россией и Китаем, в первую очередь — разнопланового сотрудничества приграничных районов двух стран». Дополнительное соглашение между РФ и КНР о российско-китайской государственной границе на её восточной части было подписано в Пекине 14 октября 2004 года. Оно определяет прохождение границы на двух участках (в районе острова Большой в верховьях реки Аргунь (Читинская область) и в районе островов Тарабаров и Большой Уссурийский при слиянии рек Амур и Уссури вблизи Хабаровска). Одна из основных и на сегодняшний день не урегулированных проблем — проблема стихийной и незаконной эмиграции китайских граждан на территорию России, особенно российского Дальнего Востока. Тайвань представляет собой зону особых интересов США в Тихоокеанском регионе. Давний союзник, оплот американского влияния, пример успешного применения западной модели демократии и принципов рыночной экономики на «чужеродной» почве — все это относится к характеристикам Тайваня. Геополитическая, идеологическая и военная сферы являются определяющими сферами интересов США на Тайване. Главное опасение, которое вызывает тайваньский вопрос — это перспектива силового решения проблемы. В течение шестидесяти лет Китай и Тайвань наращивали свой военный потенциал, кроме того Тайвань заручился военной поддержкой такого сильного игрока, как США. Перспектива военного столкновения то назревала, то уходила на второй план в разные периоды времени, это напрямую зависело не только от политических шагов Пекина и Тайбэя, но и Вашингтона. С приходом новой администрации на Тайване и в США, начинается новый виток отношений, которые уже имеет другую тональную окраску. Президент Ма Инцзю, в отличие от предшественника, начал проводить политику взаимодействия с КНР, президент Барак Обама пока тоже идёт на сближение с Китаем, исходя из сложившихся объективных реалий. На текущий момент, можно предположить, что на первом месте во внешнеполитической стратегии США находится экономическое и политическое сотрудничество не только с Тайванем, но все в большей степени с КНР.
Это условие вкупе с приходом к власти на Тайване более умеренных сил, не только даёт основание для сохранения статуса кво, но возможности более тесного и конструктивного сотрудничества всех трёх сторон уже в ближайшей перспективе. Между Китаем и Индией имеются неразрешённые территориальные вопросы. Однако несмотря на это отношения в последнее время несколько смягчаются. В апреле 2005 года в ходе визита в Индию премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао по итогам его переговоров с индийским премьер-министром Манмоханом Сингхом стороны объявили об установлении между странами «стратегического партнёрства». Китай использует этот термин для характеристики отношений со своими важнейшими внешнеполитическими партнёрами — например, с Россией и Евросоюзом. Китай и Индия намерены довести торговый оборот с 13,5 млрд долл. в 2004 году до 20 млрд в 2008 и 30 млрд долл. в 2010 году. Самой перспективной областью сотрудничества стороны считают информационные технологии. Проблемы в двусторонних отношениях также касаются развивающегося военно-технического сотрудничества Китая с Пакистаном и активности на индийской территории тибетских эмигрантских организаций, выступающих за отделение Тибета от КНР. В апреле 2005 года премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао в ходе визита в Исламабад заключил двусторонний Договор о дружбе, добрососедстве и взаимной помощи. В своё время КНР создал в Пакистане целый ряд военных предприятий и даже, по слухам, способствовал осуществлению ядерной программы Пакистана. В перспективе планируется построить нефтепровод от побережьяАравийского моря до китайского Синьцзяна, обеспечив таким образом доставку нефти в Китай в обход узкого Малаккского пролива. Китай поддерживает намерение Пакистана стать полноправным членом ШОС. Начало 2005 года характеризовалось резким обострением отношений между КНР и Японией, вызванным недовольством Китая позицией Японии по Тайваню (правительство Дзюнъитиро Коидзуми впервые после Второй мировой войны открыто поддержало позицию США, объявив, что выступает против попыток изменить ситуацию в Тайваньском проливе с помощью силы), посещениями японского премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми храма Ясукуни, где захоронен прах японских военных преступников, а также изданием в Японии нового учебника истории, оправдывающего агрессивную экспансию Японии в 1930—1940-е годы, и стремлением Японии добиться места постоянного члена Совета Безопасности ООН. Не меньшее беспокойство в Пекине вызывают планы Токио создать при содействии США собственную систему противоракетной обороны. Создание этой системы, считают в КНР, будет направлено в первую очередь против неё. По мнению специалистов, установленные в 1972 году в результате взаимного дипломатического признания отношения между КНР и Японией оказались отброшены на беспрецедентно низкий уровень. Следует также отметить, что, начиная с 2002 года, Япония и Китай открыто соперничали в вопросе о строительстве так называемого «Восточного нефтепровода» из Восточной Сибири на Дальний Восток. Китай пытался пролоббировать маршрут, заканчивавшийся на российско-китайской границе (в этом случае весь экспортный объём направлялся бы в Китай), а Япония настаивала на том, что этот нефтепровод должен заканчиваться на российском побережье Тихого океана. В конце концов российское руководство выбрало второй вариант, что ударило по интересам КНР. 23 апреля на встрече между председателем КНР Ху Цзиньтао и Коидзуми в кулуарах международного афро-азиатского саммита вДжакарте (Индонезия) стороны выявили готовность преодолеть возникшие трения.
Коидзуми принёс извинения всем участникам форума за все те страдания, которые причинила его страна многим народам «в годы колониального правления и агрессии», а Ху Цзиньтао пообещал забыть обиды, если японское правительство будет впредь руководствоваться программой из предложенных им «пяти принципов», которые фактически предусматривали пересмотр японской позиции. В мае 2005 года заместитель премьера Госсовета КНР У И неожиданно прервала свой визит в Японию, отказавшись встретиться с японским премьером Дзюнъитиро Коидзуми. Этот демарш был вызван намерением Коидзуми в очередной раз посетить храм Ясукуни, где поклоняются душам 2,5 млн японских воинов, павших за свою страну, в том числе и 14 главных японских военных преступников, казнённых в 1948 года по приговору Токийского международного трибунала. Последнее такое посещение состоялось в январе 2004 года. Отмена запланированной встречи вызвала дипломатический конфликт. Пекин, как считают в Токио, стремится создать вокруг Японии «обстановку скандала», продемонстрировав, что её отношения с соседями не урегулированы и тем самым помешать повышению международного статуса своего извечного «стратегического соперника». 8 декабря Китай отказался от участия в трёхсторонней встрече с представителями Японии и Южной Кореи, которая должна была пройти 14 декабря в Малайзии после завершения ежегодного саммита Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). В качестве причины отказа было названо регулярное посещение японским премьер-министром Дзюнитиро Коидзуми храма Ясукуни. 22 декабря министр иностранных дел Японии Таро Асо заявил: «Увеличение военного бюджета Китая представляет угрозу для соседних стран… У этой страны по соседству есть ядерное оружие, и затраты Китая на оборону неуклонно повышаются в течение 12 лет. Это начинает представлять серьёзную угрозу». Это заявление вызвало в Китае крайне негативную реакцию. В ходе визита в Дели летом 2007 года премьер-министр Японии Синдзо Абэ призвал Индию присоединиться к формируемому альянсу Японии, США и Австралии, направленному на сдерживание КНР. В конце августа состоялся визит в Японию министра обороны КНР Цао Ганчуаня, призванный снизить взаимные подозрения Китая и Японии в отношении их военных планов. Генерал Цао Ганчуань, в частности, заявил, что модернизация вооружённых сил КНР имеет оборонительные цели, а также связана с «ситуацией вокруг Тайваня», возникшей в результате включения зоны Тайваня в сферу общих оборонных интересов США и Японии в феврале 2005 года. Министр обороны Японии Масахико Комура, со своей стороны, попытался снять опасения КНР по поводу системы ПРО, в создании которой принимает участие и Япония. Стороны также обсудили пути решения ядерной проблемы КНДР. Многотысячные антияпонские протесты охватили Китай в апреле 2005 года, когда в Токио вышло новое издание школьных учебников истории, где, по мнению китайских властей, недостаточно полно освещалась история японского вторжения в Китай и частичной оккупации страны в 1931—1945 годах, вторжение японской армии в Китай названо «вступлением» в неё, и даётся лишь беглое упоминание о событиях 1937 года, широко известных как «Нанкинской резни», жертвами которой стали 300 тыс. мирных жителей захваченного японской армией Нанкина — столицы Китая. В ходе протестов и погромов значительный ущерб был нанесён японским компаниям и дипломатическим представительствам в 11 крупнейших городах Китая (Пекин, Гуанчжоу, Шэньчжэнь, Шанхай, Чэнду и др.). При этом Пекин не только не пожелал принести Токио извинения, но и дал понять, что извиняться должна Япония, до сих пор не раскаявшаяся в преступлениях, совершенных в годы войны. Массовые выступления населения приняли беспрецедентно широкий размах. Их участники требуют не допустить постоянное членство Японии в Совете Безопасности ООН. Интернет-сайт китайского движения против приёма Японии в постоянные члены СБ ООН собрал свыше 22 млн подписей. Между КНР и Японией существуют территориальные споры в отношении необитаемого архипелага Сэнкаку (Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море. КНР с августа 2003 года принимает участие в шестисторонних переговорах по ядерной программе КНДР с участием КНДР, США,России, Южной Кореи и Японии (см.: Ракетно-ядерная программа КНДР). В марте 2005 года председатель КНР Ху Цзиньтао дал заверения, что Пекин выступает за безъядерный статус Корейского полуострова и поддерживает американское требование о проведении нового раунда переговоров, прерванных в 2004 Северной Кореей. В то же время КНР отказывается уступать США с точки зрения оказания давления на Пхеньян путём прекращения поставок нефти и угля. КНР рассматривает северокорейский режим как дружественный. Именно КНР фактически спасла его в ходе Корейской войны 1950—1953 годов. Агрессивная внешняя политика КНР, политическое давление на ряд стран, в том числе и Россию — не позволяет до сих пор окончательно определить статус Тибета в мировом сообществе. Россия, считая, что КНР является её стратегическим партнером в противостоянии с США и её союзниками — признает оккупированный Тибет частью КНР. Хотя существует и другая точка зрения. А именно та что Россия в своём признании единого Китая руководствуется принципом исторической справедливости. О том, что остров Тайвань является китайской территорией, свидетельствует множество фактов, в том числе юридических актов. В апреле 1895 года Япония, развязав войну против Китая, оккупировала Тайвань. В декабре 1943 года Китай, США и Великобритания подписали «Каирскую декларацию», в которой предусматривалось возвращение Китаю всех территорий, «отобранных» Японией, включая остров Тайвань. 25 октября 1945 г. китайское правительство объявило об освобождении от японской оккупации Тайваня и островов Пэнху и о возвращении их Китаю. Идею создания стратегического треугольника Россия — Индия — Китай первым из известных политических деятелей выдвинул ещё в 1998 году российский премьер-министр Евгений Примаков. Не в состоянии остановить готовившуюся операцию НАТО противЮгославии, Примаков призвал к сотрудничеству трёх стран как своего рода противодействию однополярности в мире. Потребовалось, однако, несколько лет для того, чтобы это предложение было поддержано дипломатами. Первые трёхсторонние встречи в этом формате состоялись в Нью-Йорке в период сессий Генеральной Ассамблеи ООН в 2002 и 2003 годах, а в 2004 году — в Алма-Ате в ходе Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. В июне 2005 года встреча министров иностранных дел России, Китая и Индии впервые состоялась на территории одного из трёх государств «треугольника» — во Владивостоке. Взаимодействие трёх государств, суммарное население которых составляет 40 % населения земного шара, позволяет повысить международный вес каждой из них. Судя по заявлениям лидеров трёх стран, их сотрудничество не направлено против кого бы то ни было, но в то же время оно призвано сделать мир многополярным и способствовать демократизации миропорядка. Каждое из государств, по-видимому, преследует, помимо общих, ещё и индивидуальные интересы: Индия и Китай рассчитывают получить доступ к российским энергоносителям — нефти и газу; Россия подчёркивает важность практического сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, наркотрафиком и другими новыми угрозами (особенно в зоне, прилегающей к территории всех трёх стран, — в Центральной Азии, поскольку возможное усиление исламского экстремизма в этом регионе способно ударить по каждому из трёх государств); Индия рассчитывает на поддержку её стремления стать постоянным членом Совета Безопасности ООН; Россия и Китай согласны, что ООН нуждается в реформах; предполагается, что к сентябрьской сессии ООН три государства выйдут с совместными предложениями. Индия стремится войти в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и играть более активную роль в Центральной Азии. Китай рассматривает страны ШОС как перспективный рынок сбыта и хотел бы сформировать здесь общее экономическое пространство. Именно Китай в настоящее время выступает как основной двигатель торгово-экономического сотрудничества в рамках ШОС. Пекин демонстрирует заинтересованность в инвестировании значительных финансовых средств в экономические проекты на территории государств-участников. В этих целях планируется создать Китайский фонд экономического развития, а также Ассамблею спонсоров ШОС из числа финансистов и деловых людей Шанхая. Москва же опасается, что Китай установит экономическую гегемонию в пост-советской Азии, и делает всё возможное для того, чтобы блокировать интеграционные предложения Пекина. Россия предпочитает договариваться о свободном движении товаров, услуг, капиталов, рабочей силы лишь с равными или отстающими по экономическому развитию странами СНГ. Китай, предлагающий дешёвые товары и рабочую силу, к таковым явно не относится. Китайские товары могут вытеснить с рынка российских производителей, а китайские рабочие — резко изменить социальную и демографическую ситуацию на Дальнем Востоке. Кроме того, Москва опасается, что расширение торговли с Китаем закрепит неблагоприятную для России тенденцию: сейчас 95 % российского экспорта в Китай приходится на сырьевые товары, тогда как китайцы экспортируют в Россию в основном продукцию с высокой степенью переработки. Наиболее решительно на сотрудничество с Китаем настроен Казахстан. Приоритет в данной сфере уделяется увеличению поставок казахстанских энергоресурсов (нефти) в Китай. Китай считает, что приоритеты ШОС между антитеррористической и экономической деятельностью должны делиться поровну, а в перспективе экономическая стратегия может занять главное место в деятельности организации. Россия, напротив, настаивает на сохранении традиционной активности ШОС в области борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Китай же может быть не заинтересован в наращивании военной, антитеррористической составляющей в отличие от России и стран Центральной Азии, поскольку Китай в основном решил свою проблему (уйгурского) терроризма в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.
<< | >>
Источник: Шпаргалка. История международных отношений и мировая политика. 2011

Еще по теме Внешняя политика Китая на современном этапе:

  1. Внешняя политика Российской Федерации на современном этапе : структура и механизмы управления
  2. Основные приоритеты внешней политики Китая
  3. ШОС во внешней политике Китая
  4. Основные принципы внешней политики Китая
  5. Место и роль Китая во внешней политике Кыргызстана
  6. На каком этапе в обиход внешней политики России входит термин «многополярный мир»?
  7. На каком этапе в обиход внешней политики России входит термин «многополярный мир»?
  8. Внешняя политика Китая в Центральной Азии: основные методы и инструменты
  9. Энергетическая политика на современном этапе: проблемы и перспективы развития
  10. 29.2. Внешняя политика современной России