<<
>>

Заключение Историческая миссия России

Говорят, что каждый порядочный человек имеет право на врагов. Чем человек значительнее, тем враги больше числом и масштабами. То же самое справедливо и в отношении стран. Особенно такой, как Россия, – самой большой в мире по территории, создавшей высочайшую культуру.

Россия – не просто страна.
Это явление глобального масштаба.

Соответственно, ее бескомпромиссными, антагонистическими врагами становятся силы глобальные, претендующие на мировую власть. Мы не откроем великой тайны, если их перечислим.

1. Западный банковский капитал, основанный на ссудном проценте и худших традициях иудаизма и масонства. 2. Американский империализм (во многом подчиненный предыдущей силе), создавший «империю зла», стремящийся сделать ее мировой и взявший на себя функции мирового жандарма.

3. Британский колониализм, стремящийся к созданию такой империи, в которой никогда бы не заходило солнце.

4. Папский престол, претендующий на мировое господство.

Все это не отрицает того факта, что этносы и социумы, ставшие фундаментами этих сил, исходно отнюдь не враждебны России. На уровне обыденного сознания и народного общения всегда можно найти общий язык с англосаксами, иудеями и католиками. И при этом даже рядовой русский обыватель прекрасно понимает, что за всеми этими силами стоят не только козни политиков, но и большие культурные традиции. Каждая из этих сил несет какую то идеологию, чем то привлекающую определенные слои населения. Современная Россия, увы, такой всемирно привлекательной национальной идеи не имеет.

Что касается локальных конфликтов менее значимых масштабов – увы, они были, есть и будут. При этом все враги активизируются, когда страна больна внутренними паразитами – уголовщиной, коррупцией, ослаблением центральной власти. Задача гражданина в период перемен, как минимум, пытаться понять, что же происходит в окружающем его мире и каковы тайные пружины мировой истории. Все, что происходит в истории, имеет определенные аналоги.

Империи возникали, расцветали и угасали. Но ничто не исчезает бесследно. Рим рухнул от двух врагов: внешнего – нашествия варваров, и внутреннего – разложившейся и оторванной от народа знати. Но Рим дал толчок всей европейской цивилизации. И Византия, и Россия тоже возникли на римском фундаменте. Потом было величие итальянского Ренессанса, да и современная Италия не последняя в мире страна.

Великую культуру создал Древний Египет. Но и у него оказались два врага – разложившееся жречество изнутри и враждебные государства снаружи. Четыре раза империя Верхнего и Нижнего Египта угасала, пять раз поднималась. Древнее царство, Среднее, Новое, эллинское. Наконец, современный арабский Египет все увереннее заявляет о себе как региональная супердержава Северной Африки.

Впрочем, были и случаи почти полного исчезновения империй. В доколумбовых империях Америки разложение господствующего класса на фоне его полной бесконтрольности, отсутствия оппозиции внутри и серьезных соперников снаружи привело страны к гибели.
Инки и ацтеки рассыпались под ударами нескольких десятков конкистадоров (имея собственные многотысячные, но абсолютно небоеспособные армии). Империя майя вообще рассыпалась сама по себе.

Во всех случаях деградация господствующего класса, лучшее понимание им привилегий и прав, чем обязанностей и ответственности за страну, имели решающее значение. Нечто подобное наблюдалось и в СССР, и в современной России.

По какому сценарию может пойти развитие России в текущем веке? Один из сравнительно оптимистических сценариев был предложен нашими врагами полвека назад, и до конца он актуальность не потерял.

Термин «конвергенция» был введен в биологическую науку Чарльзом Дарвиным (1859) как «появление у организмов разных видов сходства в строении и функции, обусловленного не общностью происхождения, а приспособлением к сходным условиям существования». В основе конвергенции Дарвин видел внешний фактор – давление окружающей среды. Принцип конвергенции стал одним из краеугольных камней теории номогенеза, предложенной русским ученым Львом Бергом (1922). Дарвин рассматривал конвергенцию как редкое явление в эволюции, Берг – как широко распространенное. Дарвин видел в основе конвергенции внешние причины, Берг – внутренние, единство организации живых существ. Спор о месте конвергенции в эволюции не стих до сих пор. Во второй половине ХХ в. эта же дискуссия перешла в область социологии.

В августе 1973 г. в г. Линдау (ФРГ) прошел Конгресс третьего пути, собравший ведущих мировых политиков и социологов. Именно тогда была организационно оформлена разрабатывавшаяся уже в течение нескольких десятилетий теория слияния разных социальных систем. Эта теория, постепенно перерастающая в политическую парадигму, получила название «конвергенция». В основе ее лежала идея появления в разных системах единых принципов организации и управления.

Какие факторы являются при этом приоритетными – внутренние или внешние, неясно доныне. Спор относительно этого вопроса в известной степени повторяет историю биологических дискуссий между дарвинистами и антидарвинистами. Таким образом, понятие «конвергенция» уже переросло чисто биологическую сущность и стало философским. Соответственно, и рассматриваться оно должно в рамках не только биологии и социологии, а с использованием аппарата современной реалистической философии.

Идея политической и социальной конвергенции разных государств и общественных систем была намечена в середине ХХ в. западными политологами, некоторые из которых были выходцами из России и знали как о советской, так и о капиталистической системе не понаслышке. Среди них – П. Сорокин, У. Ростов, К. Гэлдбрайт и другие. Возникновение этой идеологии началось в эпоху высокой популярности и очевидных успехов социалистической системы. Победа во Второй мировой войне, выход в космос и другие очевидные успехи СССР заставили Запад серьезно изучить сущность социалистической системы, с тем чтобы взять из нее лучшее. Центральная идея конвергенции в политическом смысле – постепенное слияние двух систем с сохранением лучшего из каждой. Факторы, ведущие к слиянию, как внешние – адаптация к геополитическим глобальным реалиям (конвергенция по Дарвину), так и внутренние – сходные черты организаций стран, общечеловеческой психологии (конвергенция по Бергу). Фактическая же направленность теории конвергенции, конечно же, была антисоветской. Соответственно, и будущая глобальная система виделась более капиталистической, чем социалистической. Симптоматично то, что самое известное произведение, описывающие эту идеологию, книга Уолтера Ростова «Стадии экономического роста» (Cambridge, 1970), носила подзаголовок «Антикоммунистический манифест».

Причины этого достаточно очевидны. Хотя социализм к тому времени добился впечатляющих успехов, производительность труда в капиталистических странах была намного выше. В годы застоя Советский Союз постепенно терял позиции, достигнутые в 60 е гг. Это сопровождалось снижением качества жизни. Количественно это проявлялось в том, что продолжительность жизни – самый важный демографический показатель – в СССР непрерывно падала, тогда как в капиталистических странах она росла.

Определенные элементы конвергенции имели место в странах Восточной Европы, где сохранялись положительные элементы капиталистического производства. Благодаря этому качество жизни в этих странах было относительно высоким. Бессмысленное вторжение советских войск в Чехословакию в 1968 г. остановило положительные процессы конвергенции в Восточной Европе и негативно сказалось на судьбе всего социалистического лагеря.

В значительной мере идея конвергенции определяла идеологию перестройки (хотя официальная советская пропаганда того времени от этого термина открещивалась). Перестройка дала важный стимул социальному развитию. Однако негативные элементы и процессы, накопленные к тому времени в обществе, все же привели к краху советскую систему. И по сегодняшний день в стране продолжается затяжной кризис.

В стране реализовалась идея «конвергенции наизнанку», при которой постсоветская Российская Федерации фактически взяла худшие стороны социализма и капитализма.

Основной национальной идеей, навязываемой извне и чуждой русскому менталитету, стал лозунг: «Личное обогащение любой ценой и потребление, потребление, потребление».

Вместе с тем ярким примером служат страны, сохранившие достоинства социалистической системы и обогатившие себя лучшими достижениями капитализма, – Белоруссия, Китай, Вьетнам, Куба. Особо показателен в этом плане Китай, где идея конвергенции совпала с национальной идеологией, восходящей к философии Будды и Конфуция, требующей идти в жизни срединным путем. При этом нельзя отрицать того факта, что идея конвергенции еще недоработана как в биологическом смысле, так и в социальном. Основополагающие работы Сорокина, Гэлдбрайта, Ростова требуют адаптации к реалиям постсоветского периода.

Один из возможных путей выхода современной России из затяжного кризиса – реализация идеи конвергенции применительно к началу XXI столетия.

Одно из положений философии гласит, что подобное стремится объединиться с подобным. Иначе говоря, любая биологическая и социально биологическая система стремится стать частью системы более высокого уровня иерархии. Одноклеточные организмы объединяются в многоклеточные, те – в популяции и так далее. Соответственно, народы стремятся к объединению в наднациональные структуры. Если в пересыщенный раствор бросить крупинку соли, отдельные молекулы организуются в структуру более высокого иерархичного уровня – кристалл. Точно так же разрозненные народы стремятся объединяться в наднациональные структуры. При этом для образования кристалла необходимо, чтобы стимулирующая его развитие крупинка соли имела определенные качества. Точно так же для возникновения империи (будем рассматривать империю в широком смысле, как наднациональную структуру) необходимо наличие империообразующего народа. Он должен обладать следующими качествами:

1. Высоким культурным потенциалом, способностью учить другие народы. 2. Высокими деловыми качествами, на которых может сформироваться структура управления империей.



3. Отсутствием ксенофобии, психологической и генетической совместимостью с другими народами.

Наиболее выраженными эти качества были у классического империообразующего народа – римлян, создавших самую значительную империю в истории человечества. Ее культурный потенциал до сих пор остается краеугольным камнем европейской и отчасти русской культуры («Москва – Третий Рим!»). Из ныне живущих народов способность к образованию империи есть у американцев, китайцев, индийцев. У русских эта способность выражена ещё в большей степени, как у нации, которая объединяет особенности восточных и западных культур (вспомним герб Российской империи, взятый от Византии – Второго Рима, где одна голова орла смотрит на восток, другая – на запад). На протяжении многих столетий Россия была естественным стержнем, на который нанизывались народы в ходе объединительного процесса. В этом объединении, которое шло практически без колониальных войн, проявились не столько амбиции русских вождей, которые нередко отрывались от нужд собственного народа, сколько глубочайшие свойства развития социально биологической материи. Существует несметное множество народов, которые практически полностью растворились в русской культурной среде, сохранив свои гены и живых представителей, не разрушив, а обогатив русский народ. На территории бывшего СССР живут сотни народов и этносов, которые уже давно говорят и думают только по русски.

Быть центром объединения народов – это историческая миссия России. Обсуждать эту миссию с морально нравственных позиций так же бессмысленно, как говорить о моральной стороне законов физики. Просто так устроен мир. Мудрость состоит в том, чтобы максимально учитывать законы мироздания, не идти против них.

У русской нации налажен культурный обмен с другими народами. Нет и никакой генетической несовместимости с другими нациями и расами. Приток иноземных генов не ослабляет, а усиливает русскую нацию. При огромной территории России и сопредельных республик, заселенных русскими, необходимая численность русского народа, обеспечивающая устойчивость развития территории, должна быть не менее 500–700 миллионов. На территории бывшего СССР живут десятки миллионов людей – гибридов между русскими и иными нациями. Это – проявление подлинного интернационализма русского народа. Большинство этих людей отожествляют себя с русской культурной средой, говорят и думают по русски.

Русская нация – мощнейший плавильный котел, переваривающий разные генетические внедрения, не рискуя потерять свое национальное лицо.

Историческая миссия русской нации – быть центром биологического и социального объединения народов. На сей относительно оптимистической ноте и закончим.
<< | >>
Источник: Валентин Борисович Сапунов. Враги России. 2011
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Заключение Историческая миссия России:

  1. 2.5 Срединная миссия России
  2. Исторический опыт банкротства в России
  3. 3.4. Историческое развитие городского расселения в России
  4. Российская Федерация как правопреемница исторической России
  5. Исторические особенности формирования современной экономики России
  6. Социальная миссия потребительской кооперации
  7. Миссия и цели
  8. Миссия организации: сущность, понятие, проблемы
  9. ЧТО ТАКОЕ МИССИЯ ОРГАНИЗАЦИИ?
  10. Русский народ и его миссия
  11. 1.2 Геополитическая миссия Москвы
  12. Заключение
  13. Заключение
  14. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  15. Вместо заключения
  16. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  17. Исторический аспект