<<
>>

Западное направление внешней политики стран Балтии. История вопроса

Эстония, Латвия и Литва изначально определили направление своего внешнеполитического курса на евроатлантическую интеграцию, а именно вступление в НАТО и Евросоюз. Однако довольно скоро Балтийским республикам стало ясно, что членство в НАТО является скорее вопросом долгосрочной перспективы, и тогда они обратили свои взоры в сторону ЕС, признавая в нем гаранта хотя бы «мягкой» безопасности.

В августе 1991 г. на встрече 12 стран-членов Европейского Экономического Содружества в рамках EPC (European Political Cooperation) по предложению Дании и Еермании было принято решение, признать восстановление суверенитета Балтийских государств. После чего была разработана программа Phare для помощи Эстонии, Латвии и Литве, которая должна была начать действовать с января 1992 г., а в мае 1992 г. со всеми тремя республиками были подписаны соглашения о торговле и сотрудничестве с ЕЭС. Этот факт не предполагал собой будущее членство в ЕЭС, равно как не предполагалась этого и в отношении Чехословакии, Венгрии и Польши, когда они в декабре 1991 г. подписали «Европейские Соглашения». Изначально «Европейские соглашения» рассматривались как альтернатива членству в ЕЭС, однако довольно скоро они стали своеобразным «залом ожидания» для желающих вступить в него стран. В виду перспективы присоединения к уже Евросоюзу с 1 января 1995 г. Швеции, Финляндии и Норвегии (еще до отрицательных результатов референдума о вступлении), три Балтийские республики подписали с ЕС соглашения о свободной торговле. Произошло это от части потому, что такие соглашения уже были заключены между ними и северными странами.

На Копенгагенской встрече Европейского Совета в июне 1993 г. были выработаны условия членства в Евросоюзе, согласно которым «страна может вступить в ЕС, приняв на себя обязательства в соответствии с предъявляемыми экономическими и политическими требованиями». К политическим требованиям относятся: стабильность демократических учреждений, правовая государственность, соблюдение прав человека, а также уважение и защита прав меньшинств.

Экономическими критериями являются рыночная экономика, способность выдержать напряженную

конкуренцию и давление рыночных сил Евросоюза. В регионе Балтийского моря кандидатом в члены ЕС была признана Польша, а Балтийские государства — нет. Тем не менее регион Балтийского моря был объявлен важным направлением внешней политики Евросоюза. В октябре 1994 г. Комиссия опубликовала Сообщение о направлении политики Союза в отношении региона Балтийского моря, определив тем самым, что ожидавшееся в будущие годы расширение Союза на Север, а также уже существовавшие инициативы по открытию переговоров о «Европейских Соглашениях» со странами Балтии, неминуемо приведут к тому, что ЕС будет уделять больше внимания происходящему в регионе Балтийского моря. А в апреле 1996 г. Комиссия опубликовала Сообщение об инициативе регионального сотрудничества в регионе Балтийского моря и предложила «сосредоточиться на текущих мерах обеспечения демократической и политической стабильности в регионе».

В июне 1995 г. между Эстонией, Латвией и Литвой и ЕС были подписаны «Европейские Соглашения», и к концу года все три Балтийские республики подали заявки о членстве в Евросоюзе. «Европейские Соглашения» вступили в силу в феврале 1998 г. после того, как были ратифицированы парламентами стран-членов Евросоюза и Европейским парламентом. ЕС принял решение, что по подписании «Европейских Соглашений» Эстония, Латвия и Литва могут быть включены стратегию будущего включения в Союз. «Европейские соглашения» обеспечивают правовую основу двусторонних отношений между соответствующими государствами и Евросоюзом. Они охватывают вопросы торговли, политического диалога, правовой точности и соответствия и многие другие аспекты сотрудничества. Таким образом, странам Балтии была предоставлена возможность дальнейшей интеграции своих рынков в Евросоюз, участия во встречах Совета с другими странами ЦВЕ и сосредоточиться на достижении соответствия правовым нормам Евросоюза в развитии внутренних рынков.

Связь Евросоюза и стран Балтии осуществлялась не только посредством заключения различных соглашений.

Так, ЕС была инициирована програма INTERREG (INTERREG I с 1990 по 1994, INTERREG II с 1995 по 1999 и INTERREG III с 2000), нацеленная на межграничное сотрудничество на всех уровнях. Большая помощь странам региона Балтийского моря (в том числе Эстонии, Латвии и Литве) была оказана в рамках программ Phare и TACIS. В 1993 г. Евросоюзом в качестве инструмента превентивной дипломатии был выработан Стабилизационный пакт. Его целью было «способствовать развитию добрососедских отношений, определению границ и решению проблем национальных меньшинств» . Пакт инициировал открытие нескольких круглых столов, один из которых проводился в Балтийском регионе. Этот круглый стол занимался проблемами вывода российских войск из трех Балтийских республик, вопросами, касающимися проблем русскоязычного населения и делимитации границ с РФ.

В июле 1997 г. на Съезде Европейского Совета в Люксембурге Комиссия объявила о том, что переговоры о членстве будут открыты с Польшей и Эстонией. Латвия и Литва при этом не вошли в так называемому люксембургскую группу. Но и в Эстонии накануне Съезда наблюдалось определенное напряжение и беспокойство, так как общественная поддержка вступления страны в ЕС падала. В своей речи «Интеграция стран Балтии в Евросоюз» 9 июля 1997 г. в Таллине эстонский президент Л. Мери признал, что евро-энтузиазм согласно опросам общественного мнения значительно упал. Однако он отверг заключения о том, что эстонцы не хотят вступать в Евросоюз, а объяснил вышеприведенный факт тем, у населения пропадает надежда на вступление. Он уверил аудиторию в том, что эстонцы прекрасно сознают и видят не только, где допустили ошибки, но и в чем добились успеха. И, зная свои собственные достижения и результаты, достигнутые другими странами, и слыша о том, что их еще не хотят видеть членами ЕС, не смотря на то, что они добились не меньшего, чем другие, они теряют веру и разочаровываются. Тем не менее президент побуждал свой народ верить в справедливость процесса: «Только если мы будем твердо следовать честным правилам игры, мы все выйдем из нее победителями», — заключил он.

Но не смотря на все опасения, как было сказано выше, в 1997 г. Эстония была приглашена к открытию переговоров о вступление в Евросоюз. Приглашение к открытию переговоров о членстве в ЕС Латвии и Литвы одобрил Хельсинский съезд Европейского Совета в декабре 1999 г.

Страны Балтии изначально стремились к полноправному членству в НАТО. Их мотивация здесь в первую очередь связана с опасениями на счет посягательств со стороны России. Литовский исследователь Айварис Странга прямо пишет в коллективной работе Литовского Института Международных Отношений: «Желание Балтийских стран присоединиться к альянсу несомненно продиктовано их желанием получить строгие гарантии безопасности от возможных будущих угроз со стороны России». Хотя в настоящее время такой угрозы нет — и мы это прекрасно понимаем, и, более того, это также признает и большинство балтийских политиков - в будущем по мере укрепления России в экономическом и военно­политическом плане подобная опасность может появиться, считают в Прибалтике. Александр Вахрамеев считает, что «фактом членства в НАТО они (страны Балтии — Е.А.) стремятся ощутить себя частью цивилизованной, демократической Европы, западного сообщества, которое защитило бы их от возможной угрозы со стороны России и предотвратило бы повторение того, что произошло с балтийскими государствами в 1940 году».

Не стоит упускать из внимания и психологический аспект вопроса: членство в НАТО рассеет страхи Балтийских республик о превращении региона в так называемую «серую зону», даст им возможность почувствовать себя не обочиной, а частью европейской цивилизации, регионом, органически входящим в ту западную систему ценностей, частью которой они себя всегда считали.

В декабре 1994 г. НАТО была одобрена программа “Партнерство ради мира”. Балтийские страны заявили, что в практическом плане примут самое активное участие в реализации этой программы. Вскоре началось перестраивание их вооруженных сил по натовским стандартам. Было создано специальное формирование БАЛТБАТ.

По рекомендации Госдепартамента США 1 октября 1994 г. был принят меморандум военных министров Великобритании, Дании, Норвегии, Финляндии, Швеции, и Северные страны взяли на себя вооружение и снаряжение БАЛТБАТА. В батальоне на контрактной основе служит около 800 человек, он состоит из трех рот. Литовская дислоцируется в Рукле, латвийская — в Адажи, эстонская — в Палдиски. На вооружении Балтбата находятся американские автоматы М-16, шведские противотанковые ракеты В-41.

В 1997 году прошли 4 учения БАЛТБАТА, на которых отрабатывались операции, приближенные к реальной ситуации в Боснии. Военнослужащие балтийских стран участвовали в миротворческих операциях в бывшей Югославии.

В рамках программы БАЛТДЕФКОК происходило обучение и переподготовка военнослужащих балтийских стран на Западе, а в их вооруженных силах работали западные инструкторы, прежде всего американские.

Регулярно проводятся военные маневры с участием вооруженных сил Латвии, Литвы, Эстонии и стран НАТО. В июле 1997 г. на берегу Финского залива проходили международные миротворческие учения “Балтик Челлендж-97”, участие в которых принимали 2900 человек, в том числе 1300 американцев. В ходе этих маневров отрабатывались действия по подавлению беспорядков в государстве, пережившем стихийные бедствия, по защите и эвакуации беженцев и доставке в эту страну гуманитарных грузов.

В сентябре 1997 г. на военном полигоне Рукла в Литве состоялись международные штабные учения “Балтик Трейнер-97”, в которых участвовало более 100 офицеров из стран Балтии, Скандинавии, Великобритании. Эти учения проводились в рамках программы НАТО “Партнерство ради мира”. В рамках этой же программы в сентябре 1997 г. на Балтийском море прошли учения по поиску и спасению пострадавших от морских катастроф. В них принимали участие военные и гражданские спасательные структуры Латвии, Литвы, Польши, скандинавских стран и государств-членов НАТО (Великобритании, Германии и Дании).

Осенью 1997 года прошли международные учения “Кооператив Бест Элтон-97”.

В этих учениях, проходивших, в Адажском учебном центре вооруженных сил Латвии, участвовали 500 военнослужащих из 14 стран, в том числе 4 государств НАТО (США, Канады, Нидерландов, Норвегии). В ходе учений отрабатывались действия по локализации межнационального конфликта, разъединению враждующих сторон, уничтожению снайперов, разминированию местности. Все учения рассматривались как одно из подготовительных мероприятий на пути к полноценному членству Латвии в НАТО. Расходы по их проведению взяла на себя штаб- квартира альянса в Брюсселе.

Международные военные учения “Балтик Триал-97” были проведены в декабре 1997 в Эстонии. В них приняли участие 1200 солдат и офицеров из стран Балтии, Скандинавии и государств- членов НАТО (Дании, Норвегии, Великобритании). Согласно сценарию этих, учений, их участники отрабатывали во время маневров налаживание контактов между бывшими враждующими сторонами, установление связи с гражданскими властями, проведение операций с беженцами. В учениях был задействован БАЛТБАТ, для которого, в свою очередь, данные маневры были ни чем иными, как подготовкой к самостоятельным действиям в различных миротворческих операциях.

В июле 1998 Литва и США организовали натовские учения “Балтик Челендж-98”. Учения проходили в районе Клайпеды (Литва), в них приняли участие 5 тыс. человек, 24 самолета и вертолета, 16 военных судов, а также специально обученные в США дельфины, натренированные на поиски мин. Одновременно в районе литовского международного аэропорта в Паланге рота американских “рейнджеров” отрабатывала приемы борьбы с террористами.

Под эгидой НАТО на Балтике в июне 1999 г. прошли маневры “Балтоп-99” с участием 96 кораблей, 4-х подводных лодок, 50 самолетов и вертолетов, целью которых было остановить развертывание дестабилизирующих сил. А в конце августа-начале сентября 1999 г. в Литве в рамках программы “Партнерство ради мира” прошли широкомасштабные учения трех балтийских стран под кодовым названием “Надежда Балтии-99”. Заданием для участников этих учений было, предотвратить этнические чистки и геноцид в некоем выдуманном государстве. Маневры продолжались 9 дней, в них принимали участвовали 800 военных специалистов.

6 июня 2000 г. в Литве состоялось открытие центра единой системы слежения за воздушным пространством (БАЛТНЕТ). Идея организации такой системы была выдвинута еще в 1994 году президентом США. Годом позже представители Балтийских стран выработали договоренность уже о ее практическом создании. Центр в Литве был построен при непосредственном участии США и Норвегии. Норвежцы готовили для него и обслуживающий персонал.

В Латвии взамен взорванной в 1995 г. на средства Пентагона в прошлом советской, а затем российской радиолокационной станции в Скрунде, летом 2000 г. было начато сооружение радиолокационной станции слежения в Гулбенском районе, а также запланировано строительство аналогичных станций в Резекненском районе, под Вентспилсом и Ригой.

Помимо указанных выше центров совместной военной деятельности стран Балтии и НАТО, существует и функционирует система БАЛТТРОН, в которую входят военно-морские и спасательные силы балтийских государств.

Взяв курс, на как можно более скорую интеграцию в НАТО и всеми силами добиваясь членства в альянсе, Балтийские республики безоговорочно поддержали военно-политические акции альянса, в том числе и действия НАТО против Югославии. Президенты Латвии, Литвы и Эстонии одобрили бомбардировки, а военное руководство балтийских стран выразило готовность послать на Балканы своих военнослужащих в случае, если НАТО попросит о содействии и военной помощи в рамках программы “Партнерство ради мира”.

Важную роль в подготовке стран Балтии к членству в альянсе сыграли США. По признанию первого заместителя государственного секретаря США С. Тэлботта, начиная с 1997 г. Пентагон разрабатывает оборонительную стратегию для Латвии, Литвы и Эстонии . Американо-балтийское партнерство предусматривает сотрудничество по всем параметрам военно-технической политики. С осени 1997 г. страны Балтии включены в сферу ответственности европейского командования войск США. Существует несколько причин повышенного интереса и внимания Соедниненных Штатов к данному региону. Среди основных можно назвать то, что после окончания «холодной войны» администрации США страли рассматривать страны Балтии в качестве региона продвижения тесного регионального сотрудничества и реорганизации Европы в более целостное экономическое и политическое объединение. Кроме того, в этом регионе пересекаются три важнейших направления американской политики — балтийские страны, европейские страны и Россия. Нестабильность в этом регионе может повлиять на интересы всех этих групп, а соответственно на региональную обстановку и в конечном итоге на глобальное развитие.

Что же касается руководства стран НАТО, то оно поддерживало стремление стран Балтии вступить в альянс, не беря однако при этом на себя абсолютно никаких конкретных обязательств, в том числе по поводу сроков и очередности приема балтийских государств в альянс. Изначально существовали как сторонники, так и противники включения трех Балтийских республик в альянс. Вопрос их присоединения рассматривался во многом в контексте непосредственной географической близости этих государств к России. Поэтому часто говорилось и указывалось на то, что против вступления Эстонии, Латвии и Литвы в НАТО выступает Россия, и соответственно их принятие может вызвать кризис в отношениях Россия-Запад . Оппоненты вступления стран Балтии в альянс указывали также на то, что эти государства, по их мнению, «необороняемые с геостратегической точки зрения. В ответ на что сторонники включения Балтийских республик настаивали на том, что при определенной подготовке вооруженных сил эти государства могли бы напротив повысить цену вторжения для любого агрессора и выиграть время для получения помощи. Кроме того указывали на то, что сама принадлежность какой-либо страны к такому мощному военному союзу как НАТО, будет удерживать от вторжения потенциальных агрессоров, что в свою очередь смогло бы позволить НАТО воздержаться от размещения своих военных контингентов на территории некоторых стран — к примеру Норвегии, — не снижая уровня их защищенности. В арсенале противников вступления стран Балтии в НАТО был также такой аргумент как низкий уровень военных возможностей этих государств, что, по их мнению, вообще лишало их участие в альянсе всякого смысла. На что однако сторонники расширения отвечали примером Исландии, представляющей большую ценность для Альянса, не смотря на полное отсутствие вооруженных сил.

В ноябре 1995 г. во время своего визита в страны Балтии министр обороны США У. Перри заявил, что Балтийские государства не должны рассчитывать на скорое вступление в НАТО.

В июле 1997 г. во время переговоров государственного секретаря США М. Олбрайт с министрами иностранных дел балтийских государств в Вильнюсе она отметила, что страны Балтии не будут вычеркнуты из списка кандидатов в члены НАТО. Но все будет зависеть от степени их подготовленности к подобному членству и особенно от того, насколько быстро и эффективно будут реформированы в соответствии с натовскими стандартами вооруженные силы балтийских республик.

В то же время американским президентом Б. Клинтоном и президентами балтийских стран 18 января 1998 г. в Вашингтоне была подписана Хартия США и балтийских государств (проект хартии был выдвинут Соединенными Штатами в июне 1997 г.). Хартия является не юридическим, а политическим документом. США не взяли на себя обязательств гарантировать безопасность балтийских государств и прием в НАТО в составе второй группы кандидатов в члены альянса. Однако было достигнуто соглашение о консультациях с балтийскими странами в случае возникновения угрозы их территориальной целостности. Хартией было предусмотрено учреждение двусторонних комитетов безопасности по линии министерства обороны, экономики и торговли, заседания которого было намечено проводить один раз в год. Также создавалась постоянно действующая четырехсторонняя комиссия по партнерству, которая, собираясь на высоком уровне раз в год, должна была рассматривать экономический вопросы и проблемы безопасности. И, хотя Хартия и не имеет формальной юридической силы, она тем не менее дала странам Балтии то, в чем они так нуждались — «моральную поддержку в стремлении стать неотъемлемой частью западного сообщества»

На первом после подписания Хартии заседании Комиссии по партнерству США и стран Балтии в Риге в июле 1998 г. была в очередной раз подтверждена внешнеполитическая стратегия стран Балтии — курс на полную и как можно более скорую интеграцию в евроатлантические структуры. Однако представитель США в Комиссии С. Тэлботт, хотя и заявил, что двери НАТО для Балтии не закрыты, однако также дал понять, что пока о конкретных сроках их приема в НАТО не может быть и речи. А в октябре 1998 г. посол США при НАТО А. Вершбоу в своем выступлении в Вильнюсе на международной конференции “Европейская интеграция — путь к европейской безопасности” пояснил, что вступление в альянс “предполагает прежде всего соответствие определенным критериям, которые одинаковы для всех. Мы не можем принять Балтию в НАТО только потому, что она пострадала в прошлом от исторической несправедливости”.

Не были названы конкретные сроки вступления стран Балтии в НАТО и на юбилейном саммите альянса в Вашингтоне в апреле 1999 г. И в последующий период позиция стран НАТО в отношении приема в альянс трех Балтийских республик каких-либо существенных изменений не претерпела.

В конце марта 2000 г. в рамках участия в Учредительном собрании латвийской трансатлантической организации, созданной для поддержки латвийской общественностью вступления Республики в альянс Латвию посетил новый Генеральный секретарь НАТО Д. Робертсон. Он встречался с руководителями страны, нанес визит министру обороны Г. Кристовскису, с которым обсудил проект военной доктрины Латвии, предусматривающей тотальную территориальную оборону. На пресс-конференции по итогам визита Д. Робертсон заявил, что “помолвка Латвии и НАТО уже состоялась, осталось только сыграть свадьбу”. Но для этого нужно соответствовать определенным критериям и выполнить необходимые условия. При этом его ответом на вопрос, будет ли Латвия принята в НАТО в 2002 г., было весьмо расплывчатое заявление о том, что все зависит от готовности стран-кандидатов, целесообразности расширения альянса и общей ситуации на Европейском континенте.

В мае 2000 г. Д. Робертсон выступил на международной конференции “Роль НАТО в изменяющихся условиях европейской безопасности” в Вильнюсе, где заявил о возможном расммотрении вопроса о принятии новых членов на очередном саммите НАТО в 2002 г.

В июне 2000 г. страны Балтии посетил канцлер ФРГ Г. Шрёдер. Он заявлял во время визита, что Германия поддерживает вступление балтийских стран в ЕС и НАТО, но сроки этого вступления могут затянуться.

<< | >>
Источник: Зеркалов Д. В.. Политическая безопасность. Проблемы и реальность. Книга 1. 2009

Еще по теме Западное направление внешней политики стран Балтии. История вопроса:

  1. Основные этапы истории стран Балтии: формирование политических традиций
  2. НОВЕЙШИЕ ПОДХОДЫ И НАПРАВЛЕНИЯ В ЗАПАДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ
  3. Политика ведущих западных стран в Африке
  4. Африканская политика ведущих западных стран.
  5. 20.1. Экономическая стратегия и политика западных стран в 50-60-е годы
  6. Основные направления внешней политики
  7. 1. 1. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  8. 2.3.2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  9. 1. 2. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ЯПОНИИ
  10. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА АЗИАТСКОМ НАПРАВЛЕНИИ
  11. Влияние политики «Северного измерения» на внешние связи субъектов Северо-Западного федерального округа.
  12. 6.6. Основные направления внешней политики
  13. Основные направления обеспечения внешней политики
  14. 2. 2. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИРАНА
  15. Латиноамериканское направление внешней политики России
  16. 1. 3. 2. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США
  17. Африканское направление внешней политики России
  18. Основные направления внешней политики Пакистана
  19. Субрегиональные направления азиатской внешней политики