<<
>>

Зарождение интереса к роли культур и цивилизаций в мировой истории и политике

Возникновение интереса в Новое время к проблемам культуры и цивилизации как средствам изучения жизни общества обычно связывают с именем итальянского мыслителя Джамбаттисты Вико, сформулировавшего свои взгляды в книге «Основания новой науки об общей природе наций» (1725 г.).

В отличие от большинства просветителей, основавших свои идеи постоянного общественного прогресса на «универсальной рациональности», т.е. на абсолютном господстве всеобщих законов логики, а также на отношении к религии и укоренившимся обычаям как к пережиткам, которые должно преодолеть для построения общества на основе законов «универсального разума», Вико весьма чутко относился к верованиям и обычаям народов. Он не считал возможным пренебрегать реальным состоянием социума и отвергал мысль о «непрерывном поступательном прогрессе» в пользу идеи «круговорота», в процессе которого культура дряхлеет, и этот процесс снова и снова повторяется и приводит к смене периодов культурного подъема и «нового варварства».

Сама по себе идея круговорота культуры уже во времена Вико не была новой - сходные представления можно найти и у Платона, и у Полибия. Существеннее была оппозиция Вико по отношению к прогрессистскому оптимизму просветителей- рационалистов.

Важнейшее положение теории Вико - утверждение о «сделанности» истины как в математике, так и в социальной практике, что, по его мнению, отделяло математику и общественные науки от физики. Этот конструктивистский взгляд на общество, ведущий к признанию особой роли культуры в социальных исследованиях, привлек внимание к трудам Вико таких известных современных исследователей в области политической теории, как И. Берлин, Ю. Хабермас, Х. Алкер, рационализировавших некоторые идеи мыслителя Нового времени в дебатах о социальном конструктивизме в противоположность «реализму». У Вико человеческая история оказывается «сделанной» (сконструированной), что дает людям возможность понять ее лучше, чем окружающую их природу.

В направлении, близком к некоторым идеям Вико, развивал свои исследования глобальной истории протестантский пастор Иоганн Готфрид Гердер, чей основной труд «Идеи к философии истории человечества» (1784-1791 гг.) отразил его взгляды на человеческое общество как на органическое целое. Гердер рассматривал человеческую энергию в качестве главной движущей силы истории, а термин «цивилизация» понимал преимущественно в оценочном смысле. В то же время ученый отчетливо видел различия между древними цивилизациями, формирование которых, по его мнению, зависело как от унаследованной традиции, так и от «почвы», влиявшей на характер цивилизации. При этом Гердер придерживался просветительской точки зрения на поступательный прогресс истории, одновременно отметив «усталость от порядка» в качестве причины падения цивилизаций прошлого.

Радикальный шаг в переосмыслении роли культуры и цивилизации в мировой истории сделал русский мыслитель Н.Я. Данилевский. В его главном труде «Россия и Европа» (1869 г.) по-новому был поставлен вопрос о соотношении мировой истории и истории отдельных цивилизаций. Данилевский ясно и последовательно ввел в исторический анализ биологическую метафору жизни. История цивилизаций для него - это история рождения, жизни и смерти организмов. Для Данилевского народ составляет основу государства, а своеобразие жизни народа, т.е. его культура, определяет характер государства. Он отмечал также, что нации не являются абсолютными, отграниченными от других наций индивидуальностями. Между группами наций могут существовать связи, приводящие к образованию форм сотрудничества, - союзов, федераций; при этом возникают общности, характеризующиеся как цивилизации. Каждая из них обладает определенным характером или типом. Он складывается в процессе исторического формирования цивилизации, в котором особая роль отведена религии. Данилевский предлагал подойти к историческому процессу примерно так, как подходят в эволюционной биологии к изучению развития видов - вначале создать классификацию типов обществ, а затем проследить эволюцию каждого из них в предположении, что ее причиной являются взаимодействие и соперничество на мировой арене.

Основной целью Данилевского была аргументация в пользу существования славянской цивилизации как отдельной социальной общности в противовес романо-германской цивилизации Европы. В этом отношении Данилевский - предтеча русских «евразийцев» 1920-х гг. и таких социальных мыслителей, как Л.Н. Гумилев.

Принимая подобный взгляд на историю, нетрудно прийти к выводу, что мировая политика является процессом конкуренции цивилизаций, борющихся за место на Земле. Именно этот взгляд последовательно развивал Освальд Шпенглер, который довел до предела биологическую метафору «жизни» при описании эволюции человеческих сообществ. Культура общества представлялась ему абсолютным органическим единством, выведенным из одного доминирующего принципа: в Древнем Египте - из ощущения времени, в современной западной цивилизации - из «фаустианской души», т.е. стремления овладеть миром через знание, и т.д. Для Шпенглера характерна идея о замкнутости и непроницаемости культур, каждая из которых проходит цикл развития - рождение, расцвет, упадок, смерть. При этом он вводит оценочное противопоставление цивилизации и культуры: цивилизация - это культура, лишенная жизненных сил, выхолощенная, умирающая, где место творчества занимает «политика», а органическая жизнь заменяется механическим функционированием. Значимой особенностью культуры, по Шпенглеру, является ее «тотальность»: все, что производит данное общество (политика, бизнес, банковское дело, способы военной организации), есть культура, а следовательно, все выводится из одного базисного принципа, определяющего ее развитие. Важнейший вывод Шпенглера, сделавший его книгу «Закат Европы» (1918-1922 гг.) бестселлером, - утверждение о переходе Запада в фазу «цивилизации», что свидетельствует о его близкой смерти.

Под сильным влиянием Шпенглера написан грандиозный труд британского историка Арнольда Тойнби «Исследование истории»[7] (1934-1961 гг.). Этот ученый также рассматривал мировую историю как историю развития отдельных цивилизаций. Он применил ту же биологическую метафору, что и Данилевский со Шпенглером: каждая цивилизация проходит в своем развитии четыре фазы: возникновение, рост, надлом, разложение. На время написания книги Тойнби насчитал в современном ему мире пять цивилизаций - западную, исламскую, русскую, индийскую, китайскую. В процессе своей работы ученый изменил первоначальную - очень жесткую - концепцию, а в конце жизни сделал больший упор на взаимодействие и взаимовлияние цивилизаций, элементы наследования живущими цивилизациями опыта исчезнувших. Тойнби считал цивилизацию созданием «творческого меньшинства» и скептически относился к возможностям участия в цивилизационном творчестве основной массы населения. Он довольно детально изучал механизмы цивилизационного творчества, анализируя деятельность основателей цивилизации и обращая особое внимание на механизм «ухода - возврата», т.е. на необходимость временной изоляции творца раньше, чем он вернется в общество с готовым учением. Ученый также подробно исследовал причины надлома, основа которого представлялась ему двойственной: внутренняя стагнация в комбинации с давлением «внешней» реальности, преобразующей в очевидность неадекватность консервативных установок. С точки зрения Тойнби, цивилизации - основные актеры в драме мировой истории; и политика, и судьба цивилизаций имеют для мировых процессов большее значение, чем судьба и взаимодействие отдельных государств. Время жизни цивилизаций - это «макровремя», для которого отдельные судьбы наций значимы лишь с точки зрения перехода цивилизации из одной стадии развития в другую. Так, внутрицивилизационные конфликты могут вызвать надлом и разложение, но судьба цивилизации в целом - более масштабное явление, чем частный конфликт наций.

В современном дискурсе о мировой политике и международных отношениях идеи цивилизационной эволюции имеют большое значение. Однако у этой концепции есть ряд слабых сторон. Никто из ведущих теоретиков цивилизационной эволюции так и не смог дать точных критериев определения цивилизации как целого и отдельных фаз ее развития. Во многих случаях впечатляющая метафорика позволяет интерпретировать конкретные процессы и явления мировой политики в прямо противоположных смыслах. Например, стали ли события 1950-1960-х гг. в КНР надломом и, может быть, разложением китайской цивилизации или были лишь началом новой фазы расцвета (XXI в. - век Китая)? Являлся ли экстраординарный успех Японии в 1950-І980-х гг. отправной точкой «тихоокеанской эпохи» в мировой политике или началом конца японской цивилизации, ломающейся под массированным воздействием западного образа жизни?

Неоперационализируемость холистских представлений, порождаемых биологической метафорой, открывает простор для журналистских спекуляций и создания мифов в СМИ (ср. «тихоокеанское чудо» и концепция «тигров» Восточной Азии в 1980-е гг., «азиатский финансовый кризис» 1997-1998 гг.), но дает явно недостаточно средств для научного анализа цивилизационной эволюции.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Зарождение интереса к роли культур и цивилизаций в мировой истории и политике:

  1. 19.2. Не столкновение цивилизаций и культур, а конфликты интересов
  2. ПЕРИОДИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ. ЗАРОЖДЕНИЕ ОБМЕНА
  3. Культура и цивилизация
  4. Значение различий в культуре для международных отношений и мировой политики
  5. Шпаргалка. История международных отношений и мировая политика, 2011
  6. «Конец истории» и «столкновение цивилизаций»
  7. Проблемы мировой политики и международных отношений в истории социально-политической мысли
  8. Бокль Г.Т. История цивилизации в Англии
  9. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И КУЛЬТУР В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ, НОВЫЕ ВЫЗОВЫ
  10. ТНК: история возникновения, этапы развития, механизмы функционирования. Роль ТНК в мировой политике
  11. Зарождение и развитие системного анализа политики
  12. Возрастание роли КНР в системе мирового хозяйства
  13. 2. Эволюция роли политики в экономике
  14. Некоторые выводы о роли российско-азербайджанских отношений и политики Азербайджана для национальной безопасности России
  15. Интересы России в контексте мирового кризиса
  16. 4.2 Морская цивилизация = торговая цивилизация
  17. 4.2 Морская цивилизация = торговая цивилизация
  18. Интересы России в меняющейся мировой системе: политэкономический ракурс
  19. Конфликты Закавказья как сфера интересов мирового сообщества