<<
>>

Значение различий в культуре для международных отношений и мировой политики

В.М. Сергеев

Существенные культурные различия между социальными общностями - очевидный факт. Язык, облик, особенности поведения людей в частной и в публичной жизни, архитектура, живопись и многое другое составляют культуру общества. Какова же роль этих различий в международных отношениях и мировой политике?

Необходимость учета специфики мышления и поведения людей, принадлежащих к иной культуре, вряд ли вызывала когда-либо сомнение в среде практиков-дипломатов и бизнесменов. Но среди исследователей международных отношений мнения разделились.

В 1950-1970-е гг., преимущественно в США, значительная часть специалистов в данной области предпочитала строить теоретические модели, игнорируя факторы культуры ради идеи универсальной рациональности, т.е. представления, согласно которому существует общечеловеческая логика рационального выбора, - человек ведет себя таким образом, чтобы максимизировать полезность, получаемую в результате принятия решения.

Новые подходы, связанные с осознанием фундаментальной роли культурной неоднородности международного сообщества в мировой политике, возникли в начале 1990-х гг., причем во многом из-за крушения коммунистических режимов в Восточной Европе, быстрого роста числа этнических и религиозных конфликтов не только на территориях бывших соцстран, но и в Азии, Африке, преимущественно на землях прежних империй и колониальных владений. Эти дискуссии особенно усилились в связи с событиями 11 сентября 2001 г., которые у многих породили ощущение, что мир входит в фазу «столкновения цивилизаций».

Становление иных политических систем, импорт институтов и форм хозяйствования, появление глобальных информационных сетей заставили людей, прежде всего политиков и экспертов, совершенно по-новому посмотреть на роль культурных факторов в жизни общества и во взаимодействии между государствами. В последнее десятилетие ХХ в. восприятие и учет функций культуры в мировой политике превратились, без преувеличения, в серьезный вызов для политиков, дипломатов, научного сообщества в целом. Этот вызов во многом формирует понимание таких проблем, как взаимоотношения Севера и Юга, трансформация политических систем и экономических институтов в переходных обществах, фактор ислама в мировой политике.

Вместе с тем вряд ли можно сказать, что проблема роли культуры в политике сама по себе нова. Для прояснения причин современного «культурного кризиса» в теории международных отношений и мировой политике нужно обратиться к истории вопроса.

В наиболее общей форме культуру можно определить как совокупность знаний и представлений о мире, разделяемых членами некоего сообщества.

Сразу же следует оговорить тот факт, что культура в качестве термина может применяться в двух смыслах - оценочном и дескриптивном. В оценочном значении о ней говорят в случае сравнения уровней культур, т.е. объема знаний, которыми обладают общества или их отдельные представители. В дескриптивном смысле представления о культуре используются тогда, когда говорят о фактическом несовпадении знаний и представлений о мире в различных обществах, безотносительно к их объему. Сейчас признание равноценности неодинаковых культур - одно из базисных положений в деятельности мирового сообщества, и в дальнейшем понятие культуры будет применяться преимущественно в дескриптивном плане.

Вполне очевидно, что степень различия между культурами человеческих сообществ может значительно варьироваться.

Существуют различия в культуре между Северной и Южной Италией, но они меньше, чем несходство культур Италии и Польши. В свою очередь, различие между культурами этих названных европейских католических стран меньше, чем разница между их культурами и, например, культурой Марокко. Общества с относительно небольшими культурными различиями можно - в целях классификации - агрегировать в более крупные единицы. Иерархия культурных различий должна иметь какой-то предел сверху, а значит, существуют самые крупные культурные общности, интегрировать которые способно только представление о мировой культуре, - такие макрокультуры принято называть цивилизациями. Исследователи расходятся в оценке количества нынешних цивилизаций, но более или менее общепринятым является представление о наличии следующих цивилизаций: евроатлантической (христианской), исламской, индуистской, буддийской и конфуцианской. Нетрудно заметить, что эта классификация цивилизаций основана на религиозных признаках. Возможны и другие систематизации, выделяющие в качестве отдельных цивилизаций латиноамериканскую и африканскую.

Другое измерение, важное с точки зрения анализа культурных отличий, - временное. Культура каждого из человеческих сообществ со временем меняется, и в некоторых случаях эти изменения могут иметь «качественный», а не количественный, характер (например, изобретение письменности, позволяющее фиксировать историю общества, или переход от магии к религии). В таком случае стоит говорить о «фазах развития» культуры. Если учесть тот факт, что разнообразные общества эти фазы проходят не синхронно, то временное измерение способно трансформироваться в «пространственные измерения», а значит, вполне вероятно синхронное существование обществ, находящихся в разных фазах развития. Здесь естественно возникает вопрос о том, как взаимодействуют между собой общества, находящиеся в различных фазах культурной эволюции.

Выделение Современности, или Модерна, в качестве одной из подобных фаз, а также в качестве оппозиции традиционному обществу немедленно ведет к проблеме модернизации традиционных обществ - одной из центральных для нынешней теории международных отношений.

С фиксацией неравномерности развития культуры связана и важная дихотомия «центр - периферия», в соответствии с которой центром считаются общества и территории в более продвинутой фазе развития, а периферией - общества и территории в менее продвинутой фазе.

С обнаружением какой-либо пространственной неоднородности в описании сосуществующих человеческих сообществ немедленно возникает вопрос о ее роли в динамике взаимодействия этих сообществ. Неоднородности в военной мощи, экономическом развитии, демографическом потенциале и т.п. естественным образом проецируются на отношения между человеческими сообществами и, следовательно, на международные отношения и мировую политику.

Культурная неоднородность сообществ обладает аналогичной проекцией; например, тот факт, что границы национальных культур не совпадают с государственными - одна из наиболее серьезных причин конфликтов между странами. По-видимому, не меньшее значение способны иметь и «цивилизационные разломы», хотя, как правило, цивилизации являются более крупными единицами, чем нации. Столь же важными могут оказаться границы между «модернизированными» и «традиционными» обществами или рубеж между центром и периферией.

Следовательно, изучая международные отношения и мировую политику, мы вынуждены обращать внимание на культурные и цивилизационные различия между человеческими сообществами ради понимания того, как они влияют на политику отдельных государств, на функционирование неправительственных и международных организаций, на общественное мнение и массовое поведение.

<< | >>
Источник: Торкунов А.В. (ред.). Современные международные отношения и Мировая политика. 2004

Еще по теме Значение различий в культуре для международных отношений и мировой политики:

  1. Понятие «мировая политика», его значение в исследовании международных отношений
  2. Соотношение категорий «международные отношения», «международная политика» и «мировая политика»
  3. ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ ИЗМЕРЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ
  4. Международные отношения: понятие, структура и типы. Мировая политика и международное право
  5. МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  6. Международные отношения и мировая политика
  7. Раздел VII. Мировая политика и международные отношения
  8. Косов Ю.В.. Мировая политика и международные отношения, 2012
  9. МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  10. Шпаргалка. Мировая политика и международные отношения, 2012
  11. ИССЛЕДОВАНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И МИРОВАЯ ПОЛИТИКА
  12. 1.3. Мировая политика, или международные отношения