<<
>>

Что означают понятия «идеальный тип», «рациональное действие», «легитимный порядок» в социологии М. Вебера?

Понятие «идеальный тип» М. Вебер заимствовал у известного немецкого правоведа Г. Еллинека, который ввел это понятие в научный оборот для характеристики юридических категорий, имеющих значение теоретических нормативов, но не выражающих реально существующие отношения.

При этом Г. Еллинек противопоставляет идеальный тип как норму эмпирическому типу: то, что соответствует идеальному типу, имеет право на существование, а то, что ему не соответствует, должно быть отброшено и преодолено.

Заимствуя понятие идеального типа, М. Вебер несколько иначе истолковывает и применяет это понятие. Он прежде всего лишает идеальный тип нормативного значения и оставляет за ним только значение логической нормы. Важной чертой идеального типа является момент идеального образования — идеальности в смысле умственной конструкции. Таким образом, идеальный тип не извлекается из эмпирической реальности, а конструируется теоретически и только потом соотносится с эмпирической реальностью.

М. Вебер рассматривал образование абстрактных идеальных типов не как цель, а как средство научного исследования. Также как для сравнения двух предметов выбирают нечто третье, от них отличное, в качестве масштаба, так и М. Вебер конструирует в политической социологии своего рода логический масштаб для обнаружения реального соотношения между эмпирическими объектами научного анализа.

Как же конструируется идеальный тип? Содержательно эта конструкция имеет характер некоторой утопии, полученной путем мыслительного усиления, выделения определенных элементов действительности. М. Вебер делает акцент на том, что идеальные типы «недействительны», представляют собой «утопию», «фантазию». С другой стороны, они берутся из самой действительности путем некоторого усиления, выделения тех элементов, которые исследователю представляются типическими.

Идеально-типичные понятия нужны М.

Веберу для обеспечения выявления «общих» понятий (например, «рациональный» или «традиционный»), на основе которых можно однозначно сформулировать «исторические» понятая, служащие отправной точкой общих идеальных типов.

Подобным образом облегчаются классификация, сравнение явлений и оценка причинных гипотез. Так, специфическое идеально-типичное понятие протестантской этики сформулировано М. Вебером как приближение к «рациональной деятельности» и обладание причинным значением для возникновения западного капитализма, а римско-католическая и незападные религии — как исторически специфические типы традиционной и нерациональной деятельности, которая задерживает появление капитализма.

Идеальные типы используются М. Вебером в мысленных экспериментах (например, в следующем суждении: рациональный капитализм возник бы в Азии так же, как в Европе, если бы в Азии имелась какая-либо форма религии, эквивалентная протестантству). Исторические понятия, выведенные на основе идеальных типов, обладают точностью, которая в противном случае отсутствовала бы в сравнительном анализе.

Однако таким путем М. Вебер вовлекается в процесс явных (или неявных) типичных обобщений, т. е. предположений, связанных с наличием эмпирических приближений идеально-типических понятий и моделей. Без предположений такого рода невозможно достичь оценки причинного значения в идеально-типическом анализе.

Своеобразие веберовской концепции идеального типа определяются как раз тем обстоятельством, что идеальный тип у М. Вебера служит методологическим принципом как социологического, так и исторического познания. Вводя понятие идеального типа М. Вебер рассматривает его главным образом как средство исторического познания, как исторический идеальный тип.

Задача историка, как считал М. Вебер, состоит в установлении связей между индивидуальными историческими образованиями, а идеальный тип служит средством раскрытия генетической связи исторических явлений.

А что же представляет собой социологический идеальный тип? Если история, согласно М.

Веберу, должна стремиться к анализу индивидуальных явлений, т. е. явлений, локализованных во времени и в пространстве, то задача социологии — устанавливать общие правила событий безотносительно к пространственно-временному определению этих событий. В этом смысле идеальные типы, с помощью которых работает социолог, должны быть общими и могут быть названы чистыми идеальными типами.

Так, например, социолог конструирует чистые идеальные модели господства — харизматическое, рациональное и патриархальное, которые имеют силу во все исторические эпохи. Если будут выполнены идеальные условия, то в любую эпоху, в любой стране действие будет протекать одинаковым образом. Различие условий и влияние их на протекание действия фиксируется, согласно М. Веберу, по тому отклонению от идеального типа, которое всегда имеет место. Заметить и выразить это отклонение в понятиях позволяет как раз идеально-типическая конструкция.

Однако это верно только с одной стороны. В самом деле, различие между историей и социологией остается у М. Вебера качественным в том отношении, что в первой идеальный тип является только средством установления индивидуальных связей, а во второй — в значительной мере уже целью. Таким образом, если 8 исторической науке идеальный тип вносит элемент общего, то в социологии он выполняет функцию замены закономерных связей типическими.

Идеальный тип позволяет установить не действительность, а возможность определенного хода событий. Суждения, выносимые социологом на основе анализа «идеального объекта», — это суждения возможности, а не действительности и не необходимости. Чтобы получить на их основании суждения действительности, нужно соотнести идеально-типическую схему протекания события с его реальным протеканием, устанавливая таким путем эмпирическое правило протекания события.

Согласно М. Веберу, наука не может отправляться от эмпирического факта: она должна создать себе идеализированное пространство. Таким пространством, по его мнению, для социологии является целерациональное действие.

Целерациональное (правильно рациональное) действие, или порядок есть наиболее важный, социологический идеальный тип, с помощью которого производятся основные исследования веберовской социологии. Целерациональное действие индивида (или группы) — это такая мыслительная конструкция, которая дает ключ к пониманию не только того, как строит М. Вебер свою теорию, но и того, что именно он строит. Целерациональное действие — это не только методологическая, но и содержательная категория веберовской социологии.

И хотя в реальности граница, отделяющая целерациональное действие или порядок от иррационального, никогда не может быть жестко установлена, тем не менее ученый должен исходить из целерационального действия как действия идеально-типического, рассматривая другие виды человеческого поведения как отклонения от идеального типа. Итак, по М. Веберу, понимание в чистом виде имеет место там, где перед нами — целерациональное действие.

Социальное поведение, а также социальные отношения могут быть ориентированы индивидами на их представление о существовании легитимного порядка. М. Вебер вводит следующее определение понятия «порядок»: а) условность, если ее значимость внешне гарантирована возможностью того, что любое отклонение натолкнется внутри определенного круга людей на (относительно) общее и практически ощутимое порицание; 6) право, если порядок внешне гарантирован возможностью (морального или физического) принуждения, осуществляемого особой группой людей, в чьи непосредственные функции входит охранять посредством применения силы порядок или предотвращать нарушение его действия.

М. Вебер выделяет также понятие «значимости» данного порядка. Под «значимостью» порядка следует понимать нечто большее, чем простое единообразие социального поведения, обусловленное обычаем. Например, если чиновник ежедневно является в свое учреждение в определенный час, то это вызвано не только привычкой (обычаем) и не только собственными интересами. Как правило, это вызвано «значимостью» для него системы (служебной регламентации), выражающейся в конкретном требовании, нарушение которого не только нанесло бы ему вред, но стало несовместимым с его «чувством долга» как рациональной ценностью.

Порядок, устойчивость которого основана только на целерациональных мотивах, в целом значительно стабильнее, чем тот, ориентация на который основана только на обычае, привычке к определенному поведению. Совершенно очевидно, что в реальной действительности нет четких границ между чисто традиционно или чисто ценностно-рационально мотивированной ориентацией на порядок и верой в его легитимность. По М. Веберу, легитимность порядка может быть гарантирована: 1) только внутренне, а именно — эмоциональной преданностью; 2) ценностно-рационально — верой в абсолютную значимость порядка в качестве выражения общечеловеческих ценностей (нравственных, эстетических или каких-либо иных); 3) религиозно — верой в зависимость блага и спасения от сохранения данного порядка.

<< | >>
Источник: Кабашов С. Ю.. Бюрократия. Теоретические концепции.. 2011

Еще по теме Что означают понятия «идеальный тип», «рациональное действие», «легитимный порядок» в социологии М. Вебера?:

  1. Что означает взгляд М, Вебера на рациональную бюрократию как технически наиболее эффективное орудие управления?
  2. ЧТО ТАКОЕ РАЦИОНАЛЬНАЯ БЮРОКРАТИЯ ПО М. ВЕБЕРУ?
  3. КОНЦЕПЦИЯ «РАЦИОНАЛЬНОЙ БЮРОКРАТИИ» М. ВЕБЕРА
  4. 40. М. Вебер об идеальных типах хозяйства и роли протестантской этики в развитии капитализма.
  5. Экономисты, социологи и рациональность
  6. 5.3. Типология легитимного господства по М. Веберу
  7. Какие недостатки бюрократии не учел М. Вебер в своей концепции «рациональной бюрократии»?
  8. Что означают «патримониализм» и «патримониальная бюрократия»?
  9. ЧТО ОЗНАЧАЕТ ТЕРМИН «ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАУКА»?
  10. Что означает термин «политическая бюрократия»?
  11. «Право входа» означает, что государство при создании филиала для ТНК...
  12. Понятие легитимности политической власти
  13. Социальное действие: понятие и сущность
  14. Понятие «международный порядок»