<<
>>

Европейская идентичность России

На наш взгляд, европейское измерение национальной идентичнос­ти России, особенно в культурном отношении, — это то, что не подле­жит никакому сомнению и по поводу чего уже давно пора прекратить всякие споры.

Древнерусское государство формировалось как государство европей­ское в византийском варианте; византийская (восточнохристианская) культура — весьма оригинальная, неотъемлемая часть европейской ци­вилизации. И Московское царство, и Российская империя, и даже ком­мунистический СССР представляли собой часть Европы. Не теряя са­мобытности, не насилуя собственную природу, Россия должна занять подобающее ей место, которое она занимала с момента своего возник­новения. Это, конечно, не отрицает того, что Россия имеет целый ряд особенностей, отличающих ее от стран западнохристианской ветви ев­ропейской цивилизации.

Вопреки убеждениям (а вернее сказать, утверждениям) евразийцев, и допетровская Русь (Московия) ориентировалась именно на Европу. Назвавши себя Третьим Римом, Русь заявила о своей европейской ори­ентации и намерении продолжать «дело Рима». Петровские реформы были продолжением этой линии, взятой московскими царями. Необ­ходимость сближения с Европой была для них очевидна: при всех про­тиворечиях Россия и Запад — две части единого христианского мира.

Очевидной для них была и невозможность «растворения» России в За­паде, и то, что Российская цивилизация имеет европейский культурно­исторический генотип. Это подтверждают своим поведением в реаль­ной жизни и сами евразийцы: они учат своих детей не монгольским и тюркским языкам, а романо-германским, и семьи свои отправляют жить в Европу и Америку.

Европейские истоки русской культуры убедительно обосновали многие русские историки, философы и культурологи. Среди них осо­бое место занимает выдающийся знаток культурного наследия России Д. Лихачев. Духовная европейская культура пришла на Русь из Визан­тии и Болгарии, размышляет он в своей книге «Русская культура».

А другая, языческая дружинно-княжеская военная культура пришла из Скандинавии. Через все гигантское многонациональное пространство Восточно-Европейской равнины протянулись токи двух крайне несхо­жих влияний, которые и возымели определяющее значение в создании культуры Руси. Юг и Север, а не Восток и Запад, Византия и Скандина­вия, а не Азия и Европа. «Русь естественнее было бы назвать Скандовизантией, а не Евразией», — заключает он. Принадлежащие к культуре России, мы должны принадлежать общечеловеческой культуре через при­надлежность к культуре европейской.

До Петра Россия не была оторвана от Европы, а являлась ее важ­нейшей составной частью. Еще до татарского нашествия у России су­ществовали интенсивные отношения со странами Южной и Северной Европы. Новгород входил в Ганзейский союз. В Новгороде был готский вымол, у голландцев в Новгороде имелась своя церковь. А еще до этого «путь из варяг в греки» в ІХ—ХІ вв. был главным путем торговли стран Балтики со странами Средиземноморья. С 1558 по 1581 г. русское госу­дарство владело Нарвой, куда, минуя Ревель и другие порты, приезжали для торговли не только англичане и голландцы, но и французы, шот­ландцы, немцы.

Совершил ли Петр Первый некий переворот в общих тенденциях рус­ской культуры или его деяния шли в общем русле его развития? Д. Лиха­чев — сторонник последней точки зрения. Петр продолжил и ускорил то, что было заложено в русской культуре. Европеизация России началась до Смутного времени, и Россия всегда была связана с другими европейски­ми странами. Петру не пришлось «прорубать окно» в Европу. Он открыл широкие двери главным образом на северо-запад Европы. Но и здесь он не произвел «открытия». Интерес к Англии начался еще в XVI в., при Иване Грозном, интерес к Голландии — еще при Алексее Михайловиче. Перво­начально Петр вводил в России венгерское платье, но и это было не нов­шество. Интерес к Венгрии существовал на Руси еще в ХІ—ХІІ вв.

Миссия России, настаивал Д. Лихачев, — это культурная миссия, а культурная миссия — это миссия европейская.

Европейская культура, к которой относится и культура русская, полагал он, имеет три компо­нента: личностный характер, универсальность и восприимчивость к другим культурам, наконец, она основана на свободе творческого само­выражения личности. Причем все эти три основания европейской куль­туры представляют собой единый сплав и немыслимы друг без друга. Стоит отнять одно, как разрушаются два остающихся. Отнимешь уни­версализм и будешь настаивать на превосходстве своей культуры — по­гибнет свобода. Отнимешь свободу — гибнет универсальность. Эту страш­ную опасность показали нацизм, фашизм (отняли универсализм и погубили свободу) и коммунизм (отнял свободу и погубил универсализм, а в конечном счете и национальную культуру). В отличие от советской, все три основы европейской культуры присущи культуре русской.

Стоит также заметить, что понятие «русская интеллигенция» Д. Ли­хачев определял как европейскую образованность плюс интеллектуаль­ную свободу. Именно это сочетание отличает интеллигента от «образованца» (термин А. Солженицына).

Россия — никакая не Евразия. Ибо Запад от Востока отделяет раз­ность культур, а не условная граница, проведенная по карте. Россия — несомненная Европа по религии и культуре. При этом в культуре ее не найти различий между западным Петербургом и восточным Владивос­током. Россия по своей культуре отличается от стран Запада не больше, чем различаются между собой Англия и Франция или Голландия и Швейцария. Миссия России определяется ее положением среди других народов, тем, что в ее составе объединилось до трехсот народов — боль­ших, великих и малочисленных, требовавших защиты. Культура Рос­сии сложилась в условиях этой многонациональности. Россия служи­ла гигантским связующим звеном между народами. Звеном прежде всего культурным.

<< | >>
Источник: Кортунов С. В.. Становление национальной идентичности: Какая Россия нужна миру. 2009

Еще по теме Европейская идентичность России:

  1. ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИИ
  2. Институционализация отношений России с европейскими организациями
  3. Формирование основных направлений европейской политики России
  4. Михеева Н.М., Плотников В.А.. Современная внешняя политика России в глобальном и европейском измерении, 2010
  5. ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРОЕКТЫ И ИДЕЙНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  6. Этапы и основополагающие документы европейской интеграции. Европейский союз как актор мировой политики
  7. Европейская идея и европейские проекты до Нового времени
  8. Европейская идея и европейские проекты Нового времени
  9. ИДЕНТИЧНОСТЬ И ПРАВОПРЕЕМСТВО
  10. Битва идентичностей
  11. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ: ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
  12. Идентичность и ценности
  13. Критерии российской идентичности
  14. 1.3. Глобализация и национальная идентичность
  15. Преодолеть советскую идентичность