<<
>>

Формы и способы функционирования полити­ческого сознания. Механизм его формирования

До сих пор в лекции преимущественно делался акцент на описании, условно говоря, анатомии по­литического сознания. Теперь предстоит рассмотреть его модификации в процессе функционирования как элемента политической системы.

В литературе отме­чаются три формообразования политического созна­ния, функционирующие в рамках политической сис­темы: политическая теория, государственно-пар­тийное и массовое политическое сознание.

Политическая теория рассматривается в данном аспекте не с точки зрения ее роли как инструмента дальнейшего познания, а в качестве средства обос­нования политики и регулятива деятельности.

По-видимому, нет надобности доказывать, что не любые представления и идеи, отражающие те или иные стороны политической реальности, приобрета­ют политическое значение и могут быть задействова­ны в политическом процессе. К примеру, многочис­ленные дискуссии об определении политики как пред­мета научного знания не имеют прямого отношения к серьезной политике. Да мало ли подобного рода теоретических вопросов, которые не приобретают политического характера. Тому, кстати говоря, спо­собствует профессиональный статус политологов. Теоретики крайне редко непосредственно участвуют в системе власти, ее реализации и распределении. Может быть, этим объясняется их тяготение к оппо­зиционной точке зрения, к высказываниям «попе­рек власти».

Чтобы политическая теория «заработала» в поли­тике, она должна быть включена в процесс подго­товки и принятия политических решений. От поли­тических институтов исходит социальный заказ на разработку актуальных проблем.

Потребности политики — важнейший фактор се­лекции идей, теоретических установок и подходов. Сами же потребности зависят от ряда условий. В их числе следующие:

— конкретное содержание приоритетных интере­сов политических субъектов на данном отрезке вре­мени;

— сложившаяся конкретно-историческая ситуа­ция в обществе, в мировом развитии;

— особенности руководящих групп, разрабаты­вающих политику, уровень их теоретической под­готовки;

— политический опыт руководящих сил, посколь­ку политика ориентируется не только на теоретичес­кие установки, но также обязательно на опыт;

— признанные системой идеологические и поли­тические ценности и воззрения, с учетом которых формируется социальный заказ на разработку теоре­тических проблем. Ориентация на социалистический выбор обусловливает заинтересованность в разработ­ке теоретических проблем политики с марксистских позиций. Политические силы противоположной ори­ентации, пришедшие к власти в стране, a priori объ­явили марксистскую науку утопией. Их теоретичес­кий интерес иной.

Для политического субъекта значима не сама по себе теория как система знаний, а разработка основ концепции политики, методологии политического анализа и оценки. Политическая концепция — суть руководящая идея, ведущий замысел, положенный в основу деятельности политических институтов. Она выступает непосредственным ориентиром политичес­кой практики. На ее базе определяется стратегия и тактика деятельности на достаточно продолжитель­ный период времени.

Теоретическая концепция политики реализуется в программах, проектах, установках и лозунгах пар­тий и государственных организаций.

Тем самым по­литическая теория обретает уже новую модифика­цию государственно-партийного сознания. Носителем феномена государственно-партийного сознания вы­ступают не учейые, не научные коллективы и орга­низации, а, главным образом, правящая элита и иде­ологи, обслуживающие власть придержащих. Госу­дарственно-партийное сознание образуют политичес­кие представления, взгляды и концепции, фиксиру­емые в политических документах (программах, кон­цепциях, доктринах) и непосредственно интегриро­ванные в реальные процессы формирования полити­ки и принятия решений. Функция государственно-партийного сознания состоит не в том, чтобы убе­дить, а прежде всего обосновать коллективные цели и организовать массы на их осуществление. Следует отметить тот факт, что любая политическая идея, обретая партийно-бюрократическую форму своего функционирования, интегрируясь в политику, пре­терпевает существенное изменение. Перефразируя известного русского историка В.О. Ключевского, мож­но сказать: не всякая идея попадает в политический процесс. А попадая, не всегда сохраняет свой чис­тый первоначальный вид. Между политической тео­рией, идеологией и политической практикой всегда существуют противоречия. Так, на определенном эта­пе послеоктябрьского развития нашей страны, да и других стран, бравших курс на социализм, в идеоло­гии и политике правящей партии возникло и нарас­тало расхождение первоначальных теоретических определений социализма с политической практикой. В результате эти определения не были адекватным отражением реального общественного процесса жиз­ни, а фактическое бытие оказалось далеко не достой­ным того, чтобы его назвать разумной социалисти­ческой действительностью. Неизбежным следствием образовавшегося противоречия стала деформация или даже фальсификация политической теории, распрос­транение догматизма и идеологического мифотвор­чества. Будучи интегрированными в партийную по­литику, они превратились в идеологические опоры авторитарно-бюрократической системы.

Почему это произошло в партии, которая посто­янно декларировала свою приверженность «творчес­кому марксизму-ленинизму» как научной идеологии? Одна из главных причин отмеченной деформации претензия КПСС на монополию на истину, возведе­ние общественной науки в политизированный инсти­тут, а политической теории в орудие политической власти. Превращение идеи в авторитет власти - вот источник бюрократизации теории. Сведение истины к идеологической директиве, фактической базы тео­рии — к официально одобренным сведениям, крите­рия истины - к исключительно политической целе­сообразности — таковы причины драмы, господство­вавшие десятилетия официального марксизма-лени­низма.

Массовое политическое сознание. Политика в конечном счете делается народом. Политические кон­цепции, программы, проекты, установки, лозунги и т. п., сформулированные лидерами и институтами власти и управления, прежде чем воплотиться в ре­альную жизнь, материализоваться, так или иначе воспринимаются (или не воспринимаются) широки­ми слоями населения. Иначе говоря, как-то прохо­дят через человеческие головы. Отсюда роль такой формы функционирования политического духа, ка­кой является массовое сознание. Массовое полити­ческое сознание детерминируется главным образом особенностями своего носителя.

В отличие от других групповых форм сознания классового, национального, этнического, профессио­нального носителями массового сознания высту­пают «особые совокупности индивидов, именуемые массами». В их числе: участники политических движений, аудитории средств массовой информации, субъекты массовых политических кампаний, напри­мер, электорат, и другие. Существенная черта тако­го рода людских совокупностей — их межгрупповой характер, разрушающий границы между существу­ющими социальными группами, и смешанный состав.

Массовое политическое сознание включает фраг­менты идеологических систем, государственно-пар­тийного сознания, политической психологии и обы­денного сознания. В нем переплетаются все элемен­ты этих духовных образований и функционируют в виде конгломерата.

В массовом политическом сознании присутствует широкий спектр разнородных представлений и взгля­дов: от элементов объективного знания до ложного и даже извращенного отражения действительного, от чувственных образов до абстракций, от эмпиричес­ких сведений до фрагментов теоретических концеп­ций, от рационального до иррационального отраже­ния, от радикалистского видения политической ре­альности до консервативного. Разнородность, проти­воречивость, бессистемность, стереотипизация суж­дений, формирование во многом эмоционально-пси­хологических мотивов — таковы некоторые особен­ности массового политического сознания. И вот этот-то массив сознания непосредственно вплетается в политическое поведение людей и выступает в качес­тве его регулятора. Массовое сознание специфично для каждой страны, социальной общности и, конеч­но же, для различных этапов их развития.

Возникает вопрос, в каких формах функциониру­ет массовое политическое сознание и при помощи каких механизмов оно реализует регулятивную фун­кцию? Таковыми являются средства массовой ком­муникации, а также механизмы общественного мне­ния. Из всех средств массовой коммуникации особая роль принадлежит кино и телевидению. Их специ­фика заключается во всестороннем воздействии на глубинные пласты сознания, а также в прорыве в мир бессознательного. Некоторые авторы рассмат­ривают даже кинематограф как социальный разобла­читель. «Не протестуя открыто, он выявляет осново­полагающие аспекты реальности, которые не всегда под силу обнаружить средствами научного исследо­вания»21. Не следует, однако, считать, что возмож­ности названных новейших социальных средств, от­крытых человеческим гением, реализуются всегда на благо прогресса. Не менее эффективно они использу­ются и во зло человеку.

Средства массовой коммуникации воздействуют на массовое политическое сознание и практику не пря­мо, а через механизмы общественного мнения. Пос­леднее представляет собою состояние массового со­знания (Б. Грушин), заключает в себе выражение отношения членов общества к событиям и явлениям общественно-значимого характера. Американский политолог Ф. Харрис пишет: «Общественное мне­ние — это устное или письменное коллективное вы­ражение индивидуального отношения к тем или иным общественным проблемам». По своему содержанию общественное мнение многосмысловое: оно может оце­нивать события, фиксировать определенную инфор­мацию о деятельности политических институтов, выражать нормативные суждения, интегрировать обращение какой-то части общества или социальной группы ко всему обществу по поводу принятия тех или иных политических решений.

Многие годы институты общественного мнения в нашей стране фактически не функционировали. В последнее переломное для общества время положе­ние коренным образом изменилось. Роль механиз­мов общественного мнения возросла в многократной степени. Они стали мощнейшим политическим фак­тором. Более того, общественное мнение преврати­лось в действенный политический институт, чем оно уже давно является в демократических обществен­ных системах. Этот институт «устойчиво и эффек­тивно участвует в осуществлении власти, представ­ляет собой один из признанных, узаконенных меха­низмов процесса принятия решений на всех уровнях жизни, общества». Институты общественного мне­ния теперь вмешиваются в политическую жизнь на всех уровнях: они проводят конфиденциальные оп­росы для политических группировок с целью выяс­нения отношения к принимаемым политическим ре­шениям и лидерам, к их политическим программам; они также находятся в центре теле- и радиопередач, которыми средства массовой информации стараются превратить телезрителей в судей «клятвенных обе­щаний» и действий политиков. Пресса заказывает проведение опросов по актуальным проблемам поли-тики. Утверждение институтов общественного мне­ния как действенного фактора политического про­цесса свидетельствует о превращении массового сознания в один из объектов политического руковод­ства и специализированной коммуникативной стра­тегии и тактики.

Заблуждением было бы оценивать фактор общес­твенного мнения только в позитивном плане и счи­тать его возможности безграничными. Отнюдь нет. Во-первых, эффективность влияния общественного мнения обусловлена уровнем адекватности отраже­ния им реального состояния массового сознания и отношения его к действию властей, политических организаций и складывающейся политической ситу­ации. Общественное мнение может искажать подлин­ную картину в силу его подверженности воздейст­вию различных социально-психологических явлений (заражение, подражание, массовый страх, эйфория победы, влияние имиджа лидеров и т. д.). В практи­ке наблюдаются нередкие случаи манипуляции об­щественным мнением, распространения подтасован­ных мнений, полученных путем опроса либо по непрезентативной выборке, либо респондентов, не ос­ведомленных о проблеме и не искушенных в прави­лах политической игры. Так, за последние годы мно­гие средства массовой информации навязывали об­щественному мнению мысль о преимуществах част­ной собственности на средства производства. Нака­нуне известного голосования в Верховном Совете РСФСР вопроса о частной собственности на землю ежегодник «АиФ» опубликовал результаты социоло­гического опроса, из которого следовало, что девять

из десяти опрошенных являются сторонниками пе­редачи земли в частную собственность. Проведенный в то время ростовскими социологами опрос в круп­нейших по населению Ростовской и Курской облас­тях, Краснодарском крае никак не подтвердил дан­ных, - опубликованных «АиФ». За разрешение прода­жи земли тогда высказалось около 36% респонден­тов, а против — более 59%.

Следовательно, анализируя роль политического массового сознания, оценивая его реальную силу, важно учитывать возможность противоречивого вли­яния на деятельность политических институтов.

Функционирование политического сознания в любой форме и модификации в качестве элемента политической системы предполагает его целенаправ­ленное формирование в соответствующем политичес­ким интересам направлении. Спонтанно, самотеком, только под влиянием среды, какой бы она ни была, эта задача не решается. Однако главным в формиро­вании политических взглядов и мнений выступает политическая практика людей. В ходе практической деятельности они изменяют, созидают как реальные политические отношения, так и себя в качестве субъ­ектов таковых, формируют свое понимание полити­ческого бытия и целей деятельности властных ин­ститутов. Определяющая роль политической прак­тики в формировании политического миропонима­ния давно зафиксирована в научной литературе. Здесь, в частности, отмечалось, что для усвоения политической теории нужен собственный опыт масс. Этот вывод подтвержден жизнью, причем не только в позитивном, но также негативном плане. Опыт ре­волюционной борьбы за свое освобождение застав­лял трудящихся учиться основам социализма. А горь­кий опыт насаждения и сохранения под видом рево­люционных идеалов антидемократических, автори­тарно-бюрократических форм жизни формировал в массах противоположное — негативное отношение к идеям социализма. Практическая политическая де­ятельность тем эффективней влияет на формирова­ние политических взглядов и убеждений, чем теснее она связана с целенаправленным овладением людь­ми политической теорией, разумными идеологичес­кими ценностями. Ведь именно они раскрывают су­щество практического опыта, дают ему обоснование, выявляют его плюсы и минусы. Любые попытки разъ­единить социально-политический опыт и политичес­кое воспитание масс, живую практику и идейно-тео­ретическую работу обязательно сказываются негатив­ными последствиями для прогресса.

Открываются шлюзы для узкого практицизма в деятельности управляющих и стихийных массовых действий управляемых. Не меньший урон прогрессу в политической жизни общества, как показала пос­леоктябрьская история страны, наносит упрощенно-вульгарная, догматическая трактовка тезиса о «вне­сении» социалистических идей в умы людей. В иде­ологической и политической практике речь шла по сути о «навязывании» массам мало понятных, а то и отвергаемых воззрений. Возникла ситуация некоего принудительного формирования политической «со­знательности», что было противоестественным. Со­знательность и духовное принуждение — взаимоис­ключающие явления. Порочность примитивной ин­терпретации в общем-то простой истины (теоретичес­кие идеи разрабатываются профессионалами-учены­ми, а осваиваются другими людьми путем изучения) проявилась в наши дни более чем убедительно. Пос­ле многих десятилетий глобальной пропаганды мар­ксистского учения вдруг оказалось, что значитель­ные массы народа, даже коммунистов, не знают азов марксизма. Более того, они безразличны к нему. В этой ситуации развернулось наступление идеоло­гии антимарксизма и антикоммунизма.

Выясняя причины, приведшие общество к идео­логическому коллапсу, нельзя ограничиваться толь­ко ссылками на догматизацию официальной социа­листической идеологии. Надо учитывать и существо­вавший характер взаимодействия субъектов пропа­ганды и масс. Многотысячная армия партийных про­пагандистов, работников средств массовой информа­ции, связанная по рукам и ногам политической мо­нополией на истину и подчиненная официальным ин­ститутам, не могла учитывать и игнорировала мно­госложность, многогранность и противоречивость так называемого «внесения» научной теории и идеоло­гии в умы людей. Ведь нужно было обеспечивать в едином комплексе и процесс образования людей и формирования их мировоззрения, что требует пре­вращение знания в убеждения, и, наконец, — нрав­ственное воспитание и самовоспитание. В реальной же практике возобладал совершенно иной подход: вместо помощи людям в освоении научных знаний им зачастую навязывали стереотипы политического догматизма и идеологические мифы. И это не вызы­вало открытого широкого протеста даже в партии. Л. Троцкий был прав, говоря еще в начале 20-х гг., что в партии отучили ее членов мыслить, заставляя принимать все идущее сверху на веру. Под влияни­ем политической и идеологической гегемонии люди привыкли скрывать свои истинные политические взгляды и маскировать их конформистскими, идео­логически выдержанными высказываниями.

Политологи утверждают, что вообще массы склон­ны воспринимать политические стереотипы, посколь­ку они не участвуют в выработке политических идей. Так было в прошлом, когда народу преподносились от имени марксизма вульгаризированные догмы типа: «неизбежное загнивание капитализма», «нынешнее поколение будет жить при коммунизме» и другие. Так есть и теперь: в сознание людей опять «вносят­ся» «безоговорочные» истины типа: «возвращение страны в лоно мировой цивилизации», «частная соб­ственность — основа свободы личности», «коммунизм и демократия несовместимы» и пр.

Следует подчеркнуть также некоторые другие об­щие причины, благодаря которым становятся воз­можными подобные явления. Стереотипизация по­литического сознания обусловлена его связью с гос­подствующими политическими структурами и закреп­ляется политической практикой. В его основе лежит защита господствующих политических интересов, а стало быть, правящих структур. Отсюда конформист­ский характер (от лат. conformis — подобный, сход­ный) политического сознания: некритическое при­способление его к требованиям власти, следование господствующим мнениям и образцам поведения. Утверждение в политическом сознании стереотипов обусловлено также персонифицированным характе­ром политической деятельности, что порождает си­туацию, при которой авторитет власти превращает­ся в авторитет идеи. Политические взгляды и пред­ставления отождествляются с целями, носящими личностный характер, связанными с борьбой за власть. Тем самым отношение к идее опосредуется отношением к личности политического лидера. Ка­нонизируется личность — соответственно догмати­зируются и мифологизируются взгляды, приписыва­емые ей. Истории известны факты мистификации политических идей лидеров, канонизация их с целью обоснования авторитарного мышления либо с целью использования для оправдания определенной поли­тики. В истории не раз бывало, когда учение про­грессивных мыслителей искажалось после их смерти. Их канонизировали, а содержание учения опошляли.

Проблема формирования политического сознания в современных условиях применительно к нашей стране означает, на мой взгляд, первоочередное ре­шение задачи осуществления коренной перемены в понимании сущности и методов так называемой иде­ологической работы политических институтов и об­щественных организаций. Речь идет о выкорчевыва­нии былой стратегии по насаждению «приказного» сознания и двоемыслия, независимо от того, какими бы политическими партиями она ни культивирова­лась. Думать, что с ликвидацией былой партийной идеологической монополии проблема сама собой от­пала, — глубокое заблуждение. Тенденция пришед­ших к власти сил возродить идеологическую моно­полию в обществе в новом виде вполне реальна.

А между тем обществу крайне необходимы откры­тый диалог, дискуссии, свободное слово, не ограни­ченное ни партийной цензурой, ни указами прези­дентов, нужна состязательность идей и взглядов по вопросам прошлого, настоящего и будущего нашей страны.

Хотелось бы, чтобы нынешние руководящие по­литические силы внимательно отнеслись и хорошо усвоили одно весьма глубокое соображение К. Марк­са против бюрократизации политического мышления властей, которое было проигнорировано КПСС. «Пра­вительство слышит только свой собственный голос — оно знает, что слышит только свой собственный голос, и тем не менее оно поддерживает в себе само­обман, будто слышит голос народа, и требует от на­рода, чтобы он поддерживал этот самообман. Народ же, со своей стороны, либо впадает отчасти в поли­тическое суеверие, отчасти в политическое неверие, либо, совершенно отвернувшись от государственной жизни, превращается в толпу людей, живущих толь­ко частной жизнью».

Значительная часть народа, оставаясь толпой по­литически невежественных людей, сегодня так же аплодирует вчерашним теневикам, как аплодирова­ла недавно былым партийным лидерам и передови­кам производства.

<< | >>
Источник: Зеркин Д.П.. Основы политологии: Курс лекций.. 1996

Еще по теме Формы и способы функционирования полити­ческого сознания. Механизм его формирования:

  1. Раздел III. Механизм формирования и функционирования политической власти
  2. 3.1. Сущность рынка и механизм его функционирования
  3. 1. Рынок, его структура, механизм функционирования и особенности становления в РФ
  4. Механизм функционирования
  5. §2. Механизм функционирования кредитной системы
  6. Политическое сознание: уровни, функции, формы
  7. 1. Механизм функционирования земельного рынка
  8. Политическое сознание: уровни, функции, формы
  9. Политическое сознание и его структура
  10. Внешнеполитический механизм в России: некоторые особенности функционирования
  11. Политическое сознание, его уровни и типы
  12. 1.2. Новый тип прогностического сознания и его презумпции
  13. Глава 6. ДИНАМИКА СТРУКТУРЫ И МЕХАНИЗМА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОТКРЫТОЙ ЭКОНОМИКИ И ЦИКЛЫ Н.Д. КОНДРАТЬЕВА
  14. Основные способы и механизмы политической социализации
  15. Система формирования общественного сознания как объект информационно-психологического воздействия
  16. Системы международных отношений Нового времени (возникновение, принципы функционирования, механизмы распада): сравнительный анализ
  17. Способ формирования региональной палаты
  18. Системы международных отношений Нового времени (возникновение, принципы функционирования, механизмы распада): сравнительный анализ