<<
>>

Границы

В этом параграфе рассматриваются некоторые из последних инноваций в изучении институтов с применением теории рационального выбора. В буду­щем они обещают дать интересные результаты.

В данном случае задача автора состоит не столько в обсуждении логики новых достижений, сколько в том, чтобы обозначить сферу их применения.

Определяющая роль информации о политике и политических организациях

В современной политологии все больше появляется литературы, посвящен­ной изучению роли информации в политике. В числе наиболее серьезных работ на эту тему хотелось бы выделить труды Т. Гиллигана и К. Кребила (Gilligan, Krehbiel, 1990; Krehbiel, 1991). Хотя большинство этих новых исследований проводилось в контексте американских политических институтов, их возмож­ное применение распространяется не только на законодательную власть раз­витых стран, но и на все институты развивающихся государств.

Несмотря на то, что технически создание такого рода моделей достаточно сложно, их интуитивные основы можно понять довольно легко. Гиллиган и Кребил начинают свою работу с проблемы неопределенности, присущей от­ношениям политики и ее результатов, что обусловлено неизбежными расхож­дениями между намерениями и реальными результатами политики. Пойдя на определенные затраты, законодатели могут больше узнать об этом соотноше­нии и за счет этого уменьшить расхождения между ожидаемыми и реальными результатами.

Однако приобретение такого рода опыта требует от представителей законо­дательной власти определенного напряжения сил. Опыт показывает, что лишь немногие из них идут на усилия и затраты, чтобы стать экспертами в этой области и больше узнать о возможных результатах той или иной политичес­кой стратегии. Тем не менее приобретенные знания дают им возможность корректировать результаты в свою пользу. Сложность заключается в том, что некоторым законодателям необходимы достаточно сильные стимулы для осу­ществления немалых затрат на получение необходимого опыта и информа­ции, в то время как им бывает трудно уяснить для себя ценность полученной информации.

Гиллиган и Кребил показывают, что при определенных обстоя­тельствах законодатели могут создавать институты, которые поставляют ин­формацию экспертам без искажения.

Все другие исследования показывают, что проблемы информации бук­вально пронизывают политику. В частности, Д. Остин-Смит и У. Райкер ис­пользуют аналогичные модели для изучения применяемых законодателями риторики и методов убеждения. Модели финансирования избирательных кам­паний свидетельствуют о том, что деньги могут быть использованы совсем по другому назначению, нежели, например, «покупка» влияния, а в частности, для выяснения наиболее уязвимых позиций того или иного кандидата.

Расширение применения

Ученые, использующие инструментарий теории рационального выбора, создавали свои модели по преимуществу на материалах американской полити­ки. Такое сосредоточение на ограниченном пространстве способствовало раз­работке разнообразных технических средств, эффективность использования которых можно легко сравнивать. К сожалению, этот же акцент на американ­ской политике сужал возможности данного подхода, затрудняя выявление общих закономерностей в отличие от местной специфики.

Многообещающим в этой связи представляется распространение такого подхода за рамки американских политических реалий. Во-первых, новым бы­стро развивающимся направлением являются сравнительные исследования раз­личных типов электоральных систем. Изучение электоральных систем свиде­тельствует о том, что различия в правилах проведения выборов оказывают постоянное воздействие на число политических партий, наличие партийного большинства в законодательных органах, а также на результаты того или иного политического курса. Проведенные недавно исследования также пока­зали, как создатели новой электоральной системы часто пытаются приспосо­бить избирательные институты к собственным интересам. Во-вторых, в ряде исследований модели изучения органов законодательной власти были распро­странены на другие парламентские системы стран Западной Европы и Япо­нии.

В-третьих, применение такого рода моделей было расширено за счет сравнительного анализа бюрократических структур и эффективности их дея­тельности в разных странах. И наконец, в последнее время исследовательс­кие модели, построенные на теории рационального выбора стали применять­ся в изучении проблем международных отношений, в частности, проблемы воздействия институтов международного масштаба (Keohane, Martin, 1994); кроме того, выходит все большее число работ о влиянии внутринациональ­ных институтов на принятие решений в области внешней политики (Виепо de Mesquita, Lalman, 1992; О' Halloran, 1994).

Во всех перечисленных выше работах представлен анализ институтов раз­витых стран. Столь же многообещающе выглядит применение теории рацио­нального выбора в институциональном анализе развивающихся государств, хотя этот процесс еще находится в самом начале.

Расширение области исследуемых явлений

Многие специалисты в области политической науки подходят к изучению явлений политической жизни с неинструменталистских позиций. В прошлом при взаимодействии ученых, применявших различные подходы к изучению схожих проблем, внимание акцентировалось на их кажущейся непримиримос­ти, как будто «конкурирующие парадигмы» Куна представляют собой един­ственную программу взаимодействия представителей различных подходов в области социальных наук.

В последние годы возникла альтернативная программа, которая предполагает взаимодополняемость различных подходов, существующие различия признают­ся не в качестве конкурирующих парадигм, а как дополняющие друг друга подходы к исследованию сложных явлений. Такая позиция предполагает более плодотворное взаимодействие ученых, опирающихся на разные подходы, при­чем в данном случае для них обретают важность не только применяемые колле­гами инструменты и техника исследований, но и отбор изучаемых проблем.

В настоящее время некоторые политологи, сторонники теории рациональ­ного выбора, начали изучать результаты и методы исследований других уче­ных, придерживающихся альтернативных теоретических позиций.

Дж. Ферджон, например, обнаружил, что интерпретативный и инструменталистский подходы к пониманию феномена выборов, проводившихся в Англии XVII в., имеют аналогичную природу (Ferejohn, 1992). Дж. Голдстайн и Р. Кеохейн исследовали различные подходы, включая теорию рационального выбора, применявшиеся при изучении роли идей (Goldstein, Keohane, 1993). Р. Бейтс и Б. Вейнгаст, Дж. Фирон, а также Д. Лейтин провели исследования целого ряда явлений, обычно считавшихся сторонниками теории рационального выбора второстепенными; к их числу относятся мятежи, столкновения на этнической почве и языковая политика (Bates, Weingast, 1995; Fearon, 1994; Laitin, 1988).

Ослабление поведенческих позиций:

когнитивные пределы человеческих действий

Критики теории рационального выбора уже давно пытаются доказать, что представления этой концепции об индивидах в высшей степени нереалистич­ны, и это обстоятельство подрывает способность ее сторонников к исследова­нию широкого пласта явлений. Один из наиболее серьезных аспектов погра­ничных исследований касается бихевиористских посылок, используемых в теории рационального выбора. До последнего времени не было попыток использовать более реалистичный комплекс предположений о побудительных мотивах отдельных людей, который был бы столь же плодотворным, как общепринятый, традиционный.

Ряд ученых сосредотачивают внимание на использовании научных иссле­дований познания в теории рационального выбора, о пределах познаватель­ных возможностей человека (Denzau, North, 1994; Frank, 1989; Lupia, McCubbin, 1995; Noll, Krier, 1990; North, 1990). В отличие от многих опубликованных ранее работ об «ограниченной рациональности», основной чертой новых ис­следований является попытка редуцировать произвольность в выборе посы­лок и изучить возможности их применения в рамках расширенной сферы действия теории рационального выбора. При этом, например, внимание ис­следователей сосредоточивается не только на важности научения (этот вопрос уже давно стал одной из составных частей теории рационального выбора), но и на том, как оно происходит у отдельных индивидов.

Заключение

В нашем кратком обзоре институциональных исследований, предпринятых с позиций теории рационального выбора, были выделены некоторые отличи­тельные особенности этого типа исследований. Теория рационального выбора предоставляет исследователям систематический метод изучения воздействия институтов на политические реалии. Она применяется не только при изучении основных элементов современной демократии, но и многих тем сравнитель­ной политологии, в частности, вооруженных конфликтов на этнической почве, бунтов, проблем стабильности демократии, а также революций. Предприня­тые в последнее время исследования вопроса об основополагающем значении информации для принятия политических решений обещают значительное рас­ширение применения данного подхода в будущем.

Анализ институтов в таком ракурсе позволил по-новому взглянуть на мно­гие давно изучаемые проблемы. Так, в частности, результаты изучения бю­рократии свидетельствует о том, что она оказывает меньшее влияние на раз­витие политических событий, чем полагали до сих пор, а поскольку чинов­ники проводят в жизнь многие важные решения без непосредственного вме­шательства со стороны политиков, прямое влияние последних на представителей бюрократии достаточно слабое. Подчеркивая важность этого вывода, сторон­ники теории рационального выбора считают, что, когда политики действи­тельно способны наказать бюрократов за отклонение от желательной полити­ческой линии, бюрократы могут корректно проводить эту линию в жизнь без необходимости прямого давления со стороны политиков. Это вовсе не означа­ет, что политики властвуют над бюрократами; однако такое положение вещей предполагает, что ошибочно было бы делать вывод об отсутствии их влияния, если не заметно открытое прямое политическое вмешательство. Общий прин­цип, сводящийся к тому, что принимающие решения акторы стремятся пре­дупредить определенные последствия своих действий и поэтому принимают во внимание проблемы тех акторов, которые придут позже, оказался вполне работоспособным в самых разных контекстах, например, при рассмотрении отношений между судами и различными ветвями политической власти, между партиями и их лидерами.

Теория рационального выбора также дает основу для налаживания более тесного сотрудничества между представителями различных традиционных на­правлений, сложившихся в политической науке. Как доказывает использова­ние установочной модели, основные положения теории рационального выбо­ра могут применятся при исследовании проблем бюрократии, взаимодействия отдельных ветвей политической власти с судебными органами и различных частей законодательной системы. Недавно изданные работы, посвященные американской системе разделения властей, свидетельствуют о том, что имен­но на основе принципа рационального выбора можно преобразовать изучение американской политики в целом, не считаясь с традиционными границами этой области научного исследования. Аналогичное сближение начинается так­же между американистами и компаративистами, что в перспективе может привести к созданию новой теории политики, вместо двух автономных — одной, предназначенной исключительно для Соединенных Штатов Америки, и другой, предназначенной для других стран и регионов. В заключение хоте­лось бы отметить, что методология рационального выбора распространяется не только на исследования современных, промышленно развитых государств, о чем свидетельствуют примеры ее успешного использования при изучении исторических проблем. Кроме того, она применима и при изучении макропо­литических явлений, таких, как революции, гражданские войны и упадок крепостного права.

В большинстве исследований институтов (включая те, которые проводятся с позиций, отличных от теории рационального выбора) предполагается, что институты являются неизменными, и основное внимание уделяется результа­там их деятельности. Эта исследовательская задача требует также ответа на вопрос о причинах устойчивости институтов. Недавно разработанные в рамках концепции рационального выбора модели дают возможность для изучения причин сохранения и устойчивости институтов. Если институты оказывают прямое влияние на ход развития событий и политическое устройство, значит, что-то должно удерживать людей от изменения существующих институтов для достижения иных результатов. На вопрос о том, каким образом институ­ты сохраняются, помогает ответить идея самоусиления институтов.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Границы:

  1. 41. ГРАНИЦЫ КРЕДИТА
  2. 13 Граници: функции и классиикация
  3. Значимость внутриимперских границ
  4. Процесс создания границы
  5. Понятие границы в современной геополитике
  6. Понятие политических и государственных границ
  7. Морфология границы
  8. Врачи без границ
  9. ИСКУССТВЕННЫЕ ГРАНИЦЫ
  10. Регулирование пересечения границ
  11. Граница - на замке
  12. 12.3. Границы кредита
  13. ГРАНИЦА ПО ВОДОТОКУ
  14. О СТАНОВЛЕНИИ ГРАНИЦ