<<
>>

Истоки

Истоки исследований политического поведения следует искать в мульти-дисциплинарности социальной науки послевоенного периода. Например, ру­ководитель четверки, ответственной за появление книги «Американский из­биратель» (1960), Э.

Кемпбелл получил подготовку в области эксперимен­тальной психологии в Станфорде и до второй мировой войны внес вклад в становление социальной психологии как академической дисциплины. Другой автор, Ф. Конверс, был одним из первых послевоенных выпускников доктор­ской программы по социальной психологии, включенной в раздел социоло­гии (до этого он получил степень бакалавра в области английской литерату­ры), Будучи третьим членом этой группы, я был лишь политологом-мутан­том, чья докторская подготовка по социальным наукам в университете Сира­куз состояла из курса международных отношений и курсовых работ по методологии и методам исследований в антропологии, социологии и социаль­ной психологии. Д. Стоукс был единственным, получившим профессиональ­ное политологическое образование в Принстоне и Йеле, но даже ему при­шлось изучать в Мичигане математическую статистику в эпоху, когда лога­рифмические линейки и сортировочные карточки Макби медленно вытесня­лись перфокартами Холлерита и предшественниками компьютеров.

В 50-е годы Мичиганский университет стал в один ряд с Йельским и университетом Северной Каролины как один из наиболее значительных цен­тров изучения политического поведения. В Северной Каролине научная среда имела много общего с Мичиганом, где социология, антропология и соци­альная психология были очень близки к политической науке, и исследовате­ли пользовались поддержкой «Institute for Social Research» этого университета (UNC), аналогичного мичиганскому «Institute for Social Research» (ISR). Ин­терес к политическому поведению ученых из Северной Каролины был боль­ше связан с социологией, чем у их коллег из Мичигана. Их важным вкладом, наряду со многими заслуживающими внимания работами, было исследование Дж.

Протро и Д. Р. Мэтьюза «Негры и новая южная политика» (Prothro, Matthews, 1966). Полевая работа была проведена мичиганским «Survey Research Center»;

она включала изучение четырех общин, специально отобранных из первона­чальной выборки, которые стали основой междисциплинарного исследования электорального поведения на Юге.

Наиболее знаменитое исследование политического поведения в общинах было проведено Р. Далем из Йеля (еще одним членом комитета по политичес­кому поведению в «Social Science Research Council») и опубликовано под заголовком «Кто правит?» (Dahl, 1961). Оно служило дополнением к другому исследованию политического поведения, проводившемуся в то же время в качестве эмпирической работы поведенческой направленности, и подтолкну­ло к поиску ответов на важнейшие вопросы политической науки.

В 1962 г. «Survey Research Center» в Мичигане выдвинул на повестку дня такой объект изучения, как социальные установки относительно Верховного Суда Соединенных Штатов и понимание его деятельности. Ведущими иссле­дователями были Дж. Таненхаус, профессор-политолог из университета Айо­вы, и У. Мерфи, профессор-политолог из Принстона. Их данные отражали общенаучный интерес к использованию новых методов и техник, позволяю­щих получать данные, соответствующие любым исследовательским задачам. Общим для социологии и политической науки был контраст между данными, собираемыми для административных или бюрократических целей (показатели рождаемости, разводов, статистика выборов) и данными, предназначенными непосредственно для социальных исследованиий.

Это правда, что авторы «Американского избирателя» и предшествующей работы «Избиратель принимает решение» (Campbell, Gurin, Miller, 1954), в которых большое внимание уделялось предпочтениям избирателей (относи­тельно партий, кандидатов и ориентации на решение конкретных проблем), широко использовали анализ установок и убеждений для понимания природы голосования на уровне индивида. Психологическая природа партийной иден­тификации потребовала акцента на социально-психологических проблемах, что стало отличительной чертой мичиганской школы.

Однако надо отметить, что политические отношения между отдельным гражданином и социальной группой, как первичной так и вторичной, которые были основным содержа­нием мичиганских исследований 1952 и 1956 гг., имели мало общего с нова­торскими исследованиями партийной идентификации. Кроме того, по край­ней мере семь глав «Американского избирателя» были посвящены «социоло­гическим» вопросам.

Будет уместным отметить, что многие темы, введенные авторами главы 8 настоящей книги в политическую социологию, обсуждались и исследовались в том же русле интеллектуальной моды, что и «Американский избиратель». Следующий этап в исследованиях политического поведения составили беннингтонские исследования Т. Ньюкома, ставшие неотъемлемой частью нашей социальной и интеллектуальной среды, под влиянием которых сформирова­лось еще одно направление исследований — изучение политической социали­зации. Первоначальные планы и переговоры с фондом Данфорта, единствен­ным источником финансирования первого этапа эмпирической работы этого направления, проведенной в 1965 г. под руководством К. Дженнингса, были обусловлены уверенностью в том, что основные ценности и убеждения изби­рателей впервые формируются в юношеском возрасте и что необходимо сис­тематизирование изучать вклад семьи, школы и сверстников в их становле­ние. Однако в то время еще не было очевидным, что в задуманном панельном исследовании политической социализации и взросления есть нечто не полито­логическое, а социологическое по сути. Сама логика «Американского избира­теля», тем не менее, диктовала необходимость расширения возрастных рамок обследуемых избирателей и осмысления диахронических вариантов опыта. По­добным образом данные Ады Финифтер о политике и рабочих местах, пре­красно проанализированные ею в исследовании 1974 г., были собраны У. Мил­лером и Д. Стоуксом в 1961 г. в ходе исследования района Детройта. Можно с уверенностью утверждать, что их исследование стало одним из инструментов, разработанных социологами Мичиганского университета, оно, как и исследо­вание Дженнингса по социализации, естественным образом переросло в ис­следование проблемы рабочих мест, анализ которой был продолжен в IV час­ти «Американского избирателя».

Интеллектуальным и научным основанием исследования Миллера и Стоукса по проблеме представительства в Конгрессе была уже политическая наука в чистом виде. Это исследование включало ряд новаторских методоло­гий для изучения традиционных вопросов политического поведения. Иссле­дование законодательной власти штатов Дж. Уолке и X. Эулау, начатое в 1955 г. при спонсорской поддержке комитета по политическому поведению при «Social Science Reseach Council» и опубликованное в 1962 г., показало, что собрать систематизированные данные о политических элитах вполне воз­можно. То же самое Эулау продемонстрировал спустя десять лет, когда он вместе с К. Прюиттом опубликовал работу «Лабиринты демократии» (Eulau, Prewitt, 1973).

В 1974 г., незадолго до окончания «старого» периода, мичиганским «Center for Political Studies» было проведено три тесно взаимосвязанных исследования. При поддержке Национального научного фонда и фонда Рассела Сейджа были проведены три взаимосвязанных исследования выборной кампании этого года. В первом исследовании объектом изучения были избиратели. Во втором — избирательные кампании в Палату представителей Соединенных Штатов с точки зрения самих кандидатов и организаторов кампании от конкурирую­щих партий. Целью третьего исследования было изучение того, как кампании освещались в средствах массовой информации. Позже в некоторых работах Л. Эрбринга и М. Макьюэна (гл. 8 наст. изд.) использовались данные этого исследования 1974 г. Изучение стратегий кампаний — как они планируются организаторами, освещаются политическими обозревателями и воспринима­ются избирателями — было синхронизировано из-за очевидной функциональ­ной взаимозависимости этих трех категорий действующих лиц. Между про­чим, двое моих коллег, профессора К. Кан и П. Кенни из университета штата Аризона, опять повторили эту трехэлементную структуру исследования, на сей раз посвященного выборам в Сенат Соединенных Штатов. Они оба поли­тологи и оба хорошо владеют поведенческими подходами и методами, кото­рые используются во многих социальных науках.

Этот перечень можно продолжить, но цель этой главы не столько в том, чтобы дать обзор исследовательских программ, связанных с мичиганским «Center for Political Studies», сколько показать, что отдельные обследования и опросы представлялись их инициаторам как тесно взаимосвязанные части единого целого, что только случайно они могут быть приписаны к различным дисциплинам и, наконец, что все это стало возможным благодаря сочетанию исследовательских методов и техник разных дисциплин. Рамки каждого ис­следования были очерчены его главными организаторами в соответствии с их интересами, навыками и научной подготовкой, но практически без осознан­ного желания сделать их «междисциплинарными». Сила этих исследований заключалась в том, что понятия, гипотезы, методы и техники, заимствован­ные из различных академических дисциплин, применялись в соответствии с внутренней логикой общего замысла исследования. Пожалуй, будет полезно разобрать вклад различных дисциплин в «новые» исследования политического поведения. В рамках «старых» исследований междисциплинарные идеи и навы­ки казались абсолютно естественными.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Истоки:

  1. Глава 2. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ ПОЛИТОЛОГИИ
  2. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ СОВРЕМЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  3. Истоки
  4. Глава 2. ИСТОКИ И СТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ПРА-ВОВОЙ МЫСЛИ
  5. Истоки лидерства
  6. Истоки русской геополитической мысли
  7. Истоки интеграционных концепций
  8. 4.7. Русские геополитические истоки
  9. Истоки глобализации находятся в
  10. Истоки политической науки
  11. Истоки гражданского общества
  12. Истоки глобализации находятся в
  13. Истоки и непосредственные причины экономических кризисов
  14. Истоки и основные разновидности тоталитаризма