<<
>>

Историческая Россия как субъект мировой политики

Следует признать раз и навсегда: историческая Россия не тождествен­на советской РСФСР. Подмена России «РСФСРом» — величайший и беспрецедентный обман во всей мировой истории. И этот обман чрезвы­чайно опасен, ибо он представляет собой мину замедленного действия, провоцирующую, с одной стороны, пораженчество и национальный ни­гилизм, а с другой — русский реваншизм, шовинизм и агрессивность, смехотворные претензии на исключительные зоны влияния на всем по­стсоветском и постсоциалистическом пространстве, иллюзии возрожде­ния СССР и создания новых блоков в противовес западным.

Если Российская Федерация захочет наконец стать не осколком СССР (пусть и самым большим), а исторической Россией, то она наря­ду с решением проблем правопреемства не может не признать волю дру­гих наций (которые выразили ее разными способами, включая общена­циональные референдумы и даже вооруженное сопротивление), восстановить свое естественное право жить в составе российского госу­дарства. Они также не согласны с теми формальными границами, из-за которых они в одночасье в результате Беловежского сговора, не считав­шегося ни с их волей, ни с нормами международного права, оказались в составе других государств. Теперь некоторые из них хотят восстановить свое естественное право жить в составе российского государства или стать независимыми государствами при его патронаже. Это вовсе не оз­начает, что Россия должна воевать со своими соседями (как утверждают противники России, которые шантажируют этим ее и мир) за то, чтобы восторжествовала справедливость и национальные интересы России и ее союзников были законно удовлетворены. Во-первых, некоторые вой­ны уже состоялись и речь идет о признании их результатов как ясно выраженной воли народов. Во-вторых, Россия должна настаивать на том, чтобы мировое сообщество уважало права всех народов без исклю­чения, исходило из реалий прошлого и настоящего, обеспечило мир­ный переговорный процесс восстановления исторической справедли­вости. С этой целью могут быть использованы референдумы под эгидой международного сообщества, итоги которых и должны в конечном сче­те определить судьбы людей. Возможно, это должно стать предметом переговоров России с ООН и ОБСЕ, а главное — с влиятельными кру­гами Запада.

Суть позиции, которую Россия должна занять и твердо отстаивать, состоит в том, что крах коммунистического режима, социалистической системы, СССР — это не только возникновение новых и возрождение старых государств, но и возрождение и становление исторической Рос­сии. Этот процесс начался в 1991 г. и не может завершиться подписани­ем Беловежских соглашений. Соответственно процесс формирования новых независимых государств не может быть признан окончательным до тех пор, пока не будут удовлетворены законные интересы всех наро­дов Большой России на принципах соблюдения фундаментальных прав человека, без чего не может быть ни мира, ни стабильности, ни разви­тия. При этом Россия имеет полное право оставить за собой террито­рии в рамках исторической России. Определение этих территорий — предмет переговоров. Твердая, но разумная позиция России имеет боль­шую вероятность встретить понимание и поддержку со стороны как Запада, так и Востока.

Позиция России должна быть очень проста и понятна: Россия не возражает против отделения от нее других государств, но при этом оставляет за собой территории в рамках исторической России. Если Украина, Казахстан, Грузия и другие бывшие советские республики хо­тят стать независимыми государствами — пусть это делают, но в преде­лах своих исторических территорий.

Россия как продолжательница СССР и правопреемница Российской империи несет ответственность за мир и стабильность в первую оче­редь на всем постсоветском пространстве. Ее национальные интересы, права и обязательства — это интересы, права и обязательства не только тех, кто с 1991 г. оказался гражданами Российской Федерации, но и всех тех народов и этнических групп, права и интересы которых оказались попранными и ущемленными в результате нецивилизованного раздела СССР.

Твердо заявив о своей государственной стратегии по территориаль­ному и национальному вопросам (а ее пока нет и в помине), Россия обре­тет долгосрочных верных союзников и партнеров, а противников призо­вет к более трезвому и честному поведению. История знает примеры, когда твердая и последовательная позиция государств и народов становилась понятной мировому сообществу и получала его поддержку: ФРГ никогда не признавала существования ГДР — и немецкая нация воссоединилась, Китай добился воссоединения с Гонконгом (на что потребовалось почти столетие) и продолжает занимать принципиальную позицию по Тайва­ню, с которой вынуждены считаться все государства мира.

Следует в полной мере понимать, что распад СССР — это не след­ствие каких бы то ни было «национально-освободительных движений», а прямой результат распада прежде всего деградировавшей к 1991 г. транс­национальной советской политической элиты, над которой союзный центр на определенном этапе не удержал контроль. Московская, «рэсэфэсэровская» элита затем быстро перекрасилась в «российскую» (за ис­ключением близкого окружения М. С. Горбачева, которое было просто выброшено на свалку истории), а элита других частей распавшегося со­юзного государства сделала ставку на национализм, «независимость» и политическое дистанцирование от Москвы в целях самосохранения и удержания власти, а также получения прямых кредитов от Запада. По­пытки строительства собственной государственности в Грузии, Азербай­джане, Узбекистане, отчасти в Казахстане и в других бывших частях Большой России в составе бывших советских республик (т.е. не своих исторических территорий) привели к формированию своего рода «мини­империй». В этих условиях признание так называемой «территориаль­ной целостности» новых «независимых» государств означает не что иное, как политику умиротворения «мини-империй». Но ведь «мини-импе­рии» уже, похоже, сделали свой исторический выбор, и он — не в пользу России. События на Кавказе лета-осени 2008 г. показали, что нечего было опасаться того, что непризнание Абхазии и Южной Осетии частя­ми Грузии еще больше удалит ее от России. В той же мере не следует опасаться, что непризнание Карабаха, Приднестровья, Крыма частями Азербайджана, Молдовы и Украины удалит их от России.

В этом контексте действия Запада идут вразрез с демократическими ценностями и несут явный отпечаток двойного стандарта, а именно: признается независимость бывших союзных республик и их так назы­ваемая территориальная целостность и одновременно игнорируется воля народов при изменении государственной принадлежности территории и их гражданства. А ведь миллионы людей против своей воли оказались гражданами других стран.

Конечно, и Россия должна пройти свою часть пути. Пока в ней не произошел акт всеобщего покаяния, самоочищения, духовного и нрав­ственного возрождения, возвращения русскости взамен советскости, пока она не самоопределилась в разумных пределах, она не будет вос­приниматься в мире как надежный и предсказуемый партнер. Пока Рос­сия не переосмыслит путь, пройденный ею в ХХ в., не признает своих ошибок и заблуждений, не будет настоящих перемен, полноправных преобразований, подлинного развития и процветания, не будет равно­правного доступа и включения в мировое развитие, участия в междуна­родном сотрудничестве на условиях равной и честной конкуренции.

И напротив, если Россия решительно завершит процесс полной десо­ветизации, возвратится к правопреемству России до 1917 г. — четко обо­значит свои национальные интересы, она станет предсказуемой и по­нятной, получит шанс стать неотъемлемой частью мирового сообщества, вносить свой вклад в установление нового, более справедливого и нрав­ственного мирового порядка.

<< | >>
Источник: Кортунов С. В.. Становление национальной идентичности: Какая Россия нужна миру. 2009

Еще по теме Историческая Россия как субъект мировой политики:

  1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛИТИКИ КАК СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ. СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИКИ
  2. 3.3 Российская армия как последний субъект мировой истории
  3. НАЦИИ КАК СУБЪЕКТ ПОЛИТИКИ
  4. Глава 5. ИНДИВИД КАК СУБЪЕКТ ПОЛИТИКИ
  5. Глава 8. НАЦИЯ КАК СУБЪЕКТ ПОЛИТИКИ
  6. ПАРТИЯ КАК СУБЪЕКТ ПУБЛИЧНОЙ ПОЛИТИКИ
  7. ЭЛИТЫ КАК СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИКИ
  8. Глава 7. СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ КАК СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИКИ
  9. Особенности индивида как субъекта политики
  10. Социально-этнические общности как субъекты политики
  11. 1. Социальные группы как субъекты и объекты политики
  12. Социальные группы как субъекты и объекты политики
  13. 25.2. Группы интересов как субъекты российской политики
  14. Роль групп влияния как субъектов региональной политики