<<
>>

Как изменилась структура бюрократия в постсоветской России?

В своем большинстве аналитики склоняются к выводу о том, что после распада СССР и с приходом Б. Н. Ельцина к власти, период трансформации постсоветской элиты закончился и начался этап цементирования новой политической и административной элиты.

В 90-х гг. сложились структуры исполнительной власти (администрация президента и правительство), функционировал российский парламент, избранный демократическим путем, в регионах за счет все того же источника — старой партийной номенклатуры — сформировались новые региональные администрации.

Главенствующее положение в структуре новой элиты заняла технократия. Однако следует подчеркнуть, что, доминируя в кадровом отношении, современная технократическая элита, включая бизнес-элиту, не состоянии адекватно воздействовать на политические процессы, поскольку не имеет самостоятельной политической идеологии, а значит, не является самостоятельным политическим направлением. Особенностью политического влияния технократии в современных условиях России является то, что оно не носит сознательного целенаправленного характера, а осуществляется через стихийную реализацию ее экономических интересов.

После ликвидации координирующего воздействия КПСС противоречие, сложившееся еще в советский период между руководителями топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и военно-промышленного комплекса (ВПК), приняло характер борьбы за господство в экономике страны. Этот процесс происходит в основном вне сферы публичной политики, через приспособление государства к целям той или иной части технократической элиты. Так, в условиях экономических реформ, сопровождающихся приватизацией государственной собственности и либерализацией цен, ТЭК оказался единственным рентабельным сектором экономики, а директорский корпус ВПК без государственной поддержки оказался не готов к равноправным отношениям с добывающими отраслями, что повлекло изменение качественного состава технократической части высшего эшелона правящей элиты.

В научной литературе отмечается, что советское номенклатурное рекрутирование опиралось на четкие «правила игры»: лиц, попавших в номенклатурные списки, ожидала, как правило, размеренная долгая карьера. В отличие от прежней системы, постсоветское рекрутирование элиты характеризуется помимо меньшей регламентации еще и многоканальностью. Множественность постсоветской элиты (политической, административной, экономической и др.), сменившая монолитную партийно-государственную номенклатуру, означает прежде всего различие каналов и путей рекрутирования элиты, правил и норм, складывающихся в продвижении наверх в элитных группах и слоях.

Власть перераспределилась между группами прагматичных номенклатурщиков, часть которых стала политиками, часть — бизнесменами, но в любом случае от прежних руководителей советских партийно-государственных структур они отличаются другой ментальностью прежде всего потому, что их социализация происходила в иных условиях.

Во второй половине 90-х гг. были предприняты шаги по «закрытию» сформировавшейся элиты. Постепенно государственная власть в постсоветской России вновь стала приобретать номенклатурные очертания. Об этом свидетельствуют целенаправленные попытки возродить советские традиции «подбора и расстановки кадров». Утвердилась система рангов и тарифных ставок для государственных служащих (с этого начиналась советская номенклатура в 1922 г.).

В целом за период 90-х гг. российская элита изменилась структурно, функционально и сущностно. Место монолита номенклатурной пирамиды заняли многочисленные элитные группировки, находящиеся между собой в отношениях жесткой конкуренции. Современная административная элита утратила большую часть рычагов власти, имевшихся у партийно-государственной номенклатуры. В этих условиях возросла роль экономических факторов для управления обществом. Вместо стабильного правящего слоя с сильными вертикальными связями создано множество динамичных региональных элитных групп, между которыми активизировались горизонтальные и неформальные связи.

Несмотря на то, что каждая элитная группа имеет характерные черты олигархии, наличие межгрупповой конкуренции в то же время является безусловным свидетельством демократизации российского общества. С другой стороны, уже наметились тенденции к движению от плюрализма элитных групп к монолитности (в форме иерархии олигархий от центральной до региональной, вплоть до местного уровня), от открытости к замкнутости.

В 90-е годы отечественных исследователей все в большей степени начинают волновать проблемы социальной трансформации российской элиты. Отдельные авторы сделали предположение о зарождении «бюрократической буржуазии», «номенклатурного капитализма». Так, по мнению политолога А. Н. Медушевского, номенклатура — это переходное историческое явление, которое возникает в условиях революции и вакуума власти как инструмент стабилизации ситуации и управления обществом. Она не имеет одного из важнейших признаков всякого устойчивого класса индустриального общества — юридически закрепленной собственности на средства производства, поэтому в результате «бюрократизации власти» она изолируется, превращается в замкнутую группу, использующую государственную власть в корыстных целях и, следовательно, обретает «переходный маргинальный» характер.

«Маргинальность» современной бюрократии, как считает А. Н. Медушевский, заводит общество в тупик, выход из которого — обретение новой номенклатурой недостающего параметра класса, т. е. собственности, а результатом этого процесса станет рождение «номенклатурного капитализма».

Вполне очевидно, что исследование формирования личного состава государственных учреждений, истории чиновничества как особой социальной страты должно быть продолжено: проблема заключается не только в том, что именно люди обеспечивают функционирование системы государственных учреждений, а в том, что состав государственного аппарата — производная от социальной структуры общества. Социальная структура постсоветской бюрократии — своего рода преломление большей или меньшей активности различных социальных групп, их участия в выстраивании обновляющегося российского государства.

<< | >>
Источник: Кабашов С. Ю.. Бюрократия. Теоретические концепции.. 2011

Еще по теме Как изменилась структура бюрократия в постсоветской России?:

  1. Основные характеристики постсоветской России как международного фактора
  2. Как в России возникли термины «чиновник» и «бюрократ»?
  3. Образ России в странах ближнего зарубежья как фактор конкурентоспособности российской политики на постсоветском пространстве
  4. ПОСТСОВЕТСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  5. Бюрократия как элита
  6. Как соотносятся понятия «административная элита» и «бюрократия»?
  7. 1.3.3. Геополитические идеи в постсоветской России
  8. ТЕМА 11. ПОСТСОВЕТСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  9. 2.4. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ
  10. Какова природа института государственной службы в постсоветской России?
  11. Государственная бюрократия как составная часть политической элиты
  12. Глава 9. БЮРОКРАТИЯ КАК СТРУКТУРООБРАЗУЮЩИЙ ЭЛЕМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНСТИТУТОВ
  13. ПОДХОДЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ К ИЗУЧЕНИЮ ПРИРОДЫ БЮРОКРАТИЧЕСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЫ И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ СССР И ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ
  14. Почему М. Вебер рассматривал бюрократию как статусный слой общества?
  15. Как относятся структурные функционалисты к оценке «классической» теории бюрократии М. Вебера?
  16. Как в западной науке рассматриваются проблемы бюрократии с помощью функционального подхода?
  17. Как представители функционального подхода рассматривают проблемы власти бюрократии в организации?
  18. Какие недостатки бюрократии не учел М. Вебер в своей концепции «рациональной бюрократии»?
  19. Как меняются формирование и роль бюрократии под воздействием административных реформ Екатерины II?
  20. Что означает взгляд М, Вебера на рациональную бюрократию как технически наиболее эффективное орудие управления?