<<
>>

Категория политической культуры: содержание, элементы и функции

Понятие «политическая культура» интерпретиру­ется в литературе многозначно, как и понятие поли­тики. В частности, в печати отмечалось более сорока ее определений. Трудности в понимании политичес­кой культуры обусловлены размытостью ее очерта­ний, «разлитостью во всем» политическом бытии, как и в целом культуры общества — во всем социаль­ном.

Несмотря на широкое различие мнений в объяс­нении феномена политической культуры, с достаточ­ной четкостью прослеживается два наиболее общих концептуальных подхода. Один из них заложен ос­новоположниками изучения современной политичес­кой культуры американскими социологами Г. Алмондом и Г. Пауэллом. Ими было введено понятие «политическая культура» и дано определение, счи­тающееся в зарубежной литературе классическим. Оно таково: «Интернализация политической систе­мы через познание, чувства и суждения ее членов». Политическая культура, разъясняет это определение польский политолог А. Боднер, есть совокупность индивидуальных позиций и ориентации участников данной системы; субъективная сфера, лежащая в основе политических действий и придающая им зна­чение. «Индивидуальные ориентации соединяют в себе несколько элементов, а именно:

а) познавательную ориентацию — истинное или ложное знание о политических объектах и идеях;

б) аффективную ориентацию — ощущения связи, вовлечения, противодействия и т. д. по отношению к политическим объектам;

в) оценочную ориентацию — суждение и мнение о политических объектах...». В соответствии с изло­женным, по А. Боднеру, главным предметом иссле­дования политической культуры остаются позиции индивидуумов и групп по отношению к политичес­ким явлениям, что означает ориентацию на изуче­ние субъективного контекста политики.

Как видно из изложенного, политическая культу­ра в данном понимании — явление всецело субъек­тивное и по природе своей индивидуальное. Из ее состава исключены политические институты и орга­низации, да и в целом вся совокупность объективи­рованных элементов.

Думается, что прав был Н.М. Кейзеров, критиковавший в свое время односторонность такого подхода. Однако его критика страдала иной односторонностью. Автором по сути подвергался со­мнению субъективный, в том числе личностный, ас­пект политической культуры. А ведь он очевиден. Не считаясь с ним, невозможно осмыслить данный сложнейший феномен. Характерно, что первоначаль­ным толчком к изучению политической культуры послужили опросы общественного мнения с целью выяснения индивидуального отношения граждан к политической системе в США и ряде некоторых дру­гих стран.

Тем не менее если сводить политическую культу­ру лишь к субъективности, к индивидуальным пози­циям и ориентациям, то это означает закрыть путь, по крайней мере, для понимания ее как воплощения накопленного народом той или иной страны опыта политического развития, а также вывести за рамки культуры саму политическую систему как объекти­вированную реальность.

Другой подход в определении политической куль­туры сформулирован советскими авторами. В его ос­нове — понимание политической культуры как субъ­ективно-объективного феномена, как способа духов­но-практической деятельности и отношений в сфере политики. На первый взгляд, такой подход абстрак­тен; он прямо не фиксирует личностный аспект куль­туры, чем отличаются определения Г. Алмонда, Г. Пауэлла и А. Боднера. Однако в данном случае можно говорить о разумной абстракции методологи­ческого характера, позволяющей охватить наиболее существенные признаки исследуемой категории. Вот одно из развернутых определений, данных в литера­туре в рамках рассматриваемого подхода: «Полити­ческая культура — это реализация политических знаний, ценностных ориентации, образцов поведения социального субъекта (личности, класса, общества) в исторически определенной системе политических отношений и политической деятельности. Она вклю­чает зафиксированный в обычаях и законах полити­ческий опыт общества, его классов, социальных групп, трудовых коллективов, индивидов, уровень их представлений о политической власти и полити­ческих отношениях, способность дать правильную оценку явлениям общественной жизни и занять по­литическую позицию в ней, выраженную в конкрет­ных социальных действиях».

Для учебных целей молено ограничиться приве­денным определением. В нем схвачены главные сто­роны политической культуры. На базе данного опре­деления представляется возможным развернуть ана­лиз интересующей нас категории.

Бесспорно, что политическая культура представляет собой один из главных качественных призна­ков политического субъекта. Это составляющая понятия политической субъективности. Но отнюдь не ограниченной только субъектом-индивидуумом, от­дельной личностью. В политике задействованы со­циальные группы и общности Они также обретают определенные формы культуры и являются коллек­тивным носителем.

В состав политической культуры включается вся совокупность как индивидуальных, так и коллектив­но-групповых ценностных ориентации и образцов поведения участников политической системы. Куль­тура не сводима к индивидуальным свойствам. Не единичное, а массовое и типичное для данной груп­пы или общности характеризует ее.

Понимание политической культуры как специфи­ческого качества социального субъекта связано с коренным ее признаком: она (культура) есть способ политической деятельности и поведения. Этим при­знаком охватываются все компоненты политической культуры: реализация политических знаний, ценнос­тей, образцов поведения, опыт, зафиксированный в нормах (обычаях, законах), способности людей к политическому действию и т. п. В процессе деятельности политическая культура субъекта выступает в форме исторически культур­ной творческой способности и в виде объективиро­ванных культурных ценностей, то есть признанных обществом и существующих как реальность. Обоб­щенно говоря, состояние политической культуры и ее структура характеризуются: а) комплексами яв­лений культурно-психологических, идейно-теорети­ческих и поведенческих, реализуемых в политичес­ких действиях; б) объективированными результата­ми деятельности: ценностями, нормами, института­ми, включая интегрированный прошлый опыт, на которые ориентированы политические субъекты, члены данного общества, страны; в) сформировав­шимися (или формирующимися) типами политичес­ких субъектов (индивидуальными, групповыми, эли­тами, партиями и др.), с присущей им системой мо­тивации поведения и деятельности.

Политическая культура отдельных политических субъектов слагается из таких компонентов, как-то: знания и ориентации в отношении политики и раз­личных ветвей власти, деятельности правительства и его представителей; характер отношения к другим политическим субъектам (включая партии); полити­ческая самоидентификация, то есть отождествление самим субъектом себя с каким-то политическим со­обществом и другие. Степень массового проявления каждого из компонентов влияет на состояние поли­тической системы. Так, согласно данным Г. Алмонда и С. Вербы, слишком сильная приверженность граждан определенным политическим партиям и группам может привести к дестабилизации системы. «Чтобы граждане могли хоть в какой-то степени кон­тролировать политические элиты, их преданность по отношению к системе и к этим элитам не должна быть полной и безусловной».

Если говорить о культуре функционирования по­литических институтов, то следует отмечать иные компоненты. В частности: культуру принятия поли­тических решений, культуру электорального поли­тического процесса (поведения партий, движений); культуру восприятия и регулирования политических конфликтов; характер взаимодействия между инсти­тутами (ветвями власти, партиями и т. п.); уровень идеологизированности институтов; политический язык (система символов — носителей политического значений) и т. д. Скажем, западным демократичес­ким институтам свойственна невысокая идеологизированность, пропитанность расплывчатыми и всеобъ­емлющими ценностями, значительный уровень то­лерантности (терпимости) по отношению к оппози­ции; ориентация на состязательность в политичес­ком процессе и другие.

Обобщим сказанное. Категория политической куль­туры многоплановая. Она характеризует как образ поведения и деятельности индивидуальных и кол­лективных субъектов в сфере политики, так и спо­соб функционирования и развития политических институтов и системы в целом. Эта категория фик­сирует в теоретической форме исторически сложив­шееся политическое сознание, соответствующие ему механизмы мотивации и формы реализации полити­ческой активности членов общества, системы цен­ностей, норм и институтов, обеспечивающих осущес­твление политической власти как орудия регуляции и управления обществом.

Политическая культура есть система, определяющая возможность воспроизводства политической жизни на основе исторической преем­ственности.

На вопрос, что главное в анализе политической культуры, правильным может быть только ответ, указывающий на конкретного ее носителя. Если речь идет об индивидах и отдельных социальных груп­пах, то главное — анализ интериоризированных (то есть усвоенных субъектом, переведенных во внутрен­ний план) ценностных, нормативных и мотивационных компонентов политической деятельности и со­ответствующих позиций по отношению к системе власти. В таком контексте вполне оправданно опре­делять политическую культуру как совокупность позиций, ценностей и образцов поведения, затраги­вающих взаимоотношения власти и граждан»7. Ког­да же говорим о культуре в связи с анализом поли­тической системы в целом, акцент переносится на качество, состояние образующих систему институ­тов власти и управления, на объяснения способов (моделей) функционирования властных отношений. На первый план выдвигается культура властвования, характеризующая отношение политических инсти­тутов к членам общества. Понятие «культура власт­вования» отражает двуединые признаки политичес­кой системы: а) совокупность объективированных в ней ценностей и основанных на них норм, определя­ющих характер и границы властного воздействия системы на граждан; б) уровень соответствия факти­ческого функционирования власти нормативному должному. Первое включает, в частности, права и свободы человека, провозглашаемые и защищаемые системой, а также методы властвования, админис­тративно-управленческие и идеологические аппара­ты государства, способы информации граждан, свя­занные с его деятельностью, методы согласования интересов и принуждения и т. д. Второе прежде все­го выражает характер легитимности власти: нали­чие или отсутствие согласованности ее нормативной базы с признанными в обществе ценностями.

Политическая культура общества сущностный признак данной политической системы. Но ее содер­жание не покрывается системой.

В структуре куль­туры имеются элементы внесистемного, дисфункци­онального характера («контркультуры»), противопо­ложные ценностям и нормам наличного политичес­кого строя. Выше отмечалось, что политическая сис­тема реальная база для формирования политичес­кого сознания, а значит, и культуры. Тем не менее последняя оказывает обратное влияние на систему, более того, политическая система формируется и модифицируется под влиянием наличной политичес­кой культуры. Подобная закономерная взаимосвязь прослеживается везде. В любой стране политические структуры воплощают в себе состояние культуры данного общества, народа. Известно, что отсутствие долговременных демократических культурных тра­диций в России послужило одной из причин утвер­ждения здесь после Октябрьской революции автори­тарного строя.

На формирование политической культуры данно­го общества и строя оказывают влияние многие фак­торы. В их числе исторические предпосылки, уро­вень общей культуры страны, народа, ибо полити­ческая культура ее часть, она в любом случае ак­кумулирует в себе предшествующий опыт. Бесспор­но велико детерминирующее значение такого факто­ра, как социально-классовые интересы. Только не следует абсолютизировать их воздействие на культу­ру, что обычно делалось в марксистской литературе. Нелепо отрицать детерминацию политической куль­туры географическими факторами. Геополитика не последний элемент в стратегическом мышлении правящих кругов во многих странах мира. Наконец, одним из существенных факторов формирования по­литической культуры общества является идеология.

Анализ категории политической культуры дает возможность обозреть ее функции. При этом следует подчеркнуть известное несовпадение политической культуры общества и данной политической системы. В противном случае исчезает методологическая по­сылка разграничения функциональных и дисфункци­ональных элементов культуры по отношению к кон­кретной политической системе.

Будучи сущностным признаком политической сис­темы и вместе с тем выступая предпосылкой, в опре­деленной степени основой ее формирования, поли­тическая культура выполняет прежде всего функ­цию интегратора всего политического опыта и меха­низма передачи его от прошлого к настоящему и от настоящего к будущему.

Процесс этот не прямолинеен, а зигзагообразен и противоречив; он связан с борьбой различных поли­тических сил, поскольку из прошлого могут перехо­дить в настоящее наряду с элементами культуры, соответствующими потребностям данной политичес­кой системы (т. е. функциональными), также нор­мативы и модели, противоположные природе систе­мы, подрывающие ее (то есть дисфункциональные). Таковыми, в частности, оказываются прогрессивные демократические ценности при утверждении в общес­тве тоталитарной системы. Естественно, они ею от­торгаются. И напротив, инородными элементами для демократической системы становятся обычаи и тра­диции умерших поколений, тяготеющие кошмаром над умами живых, любые реакционные идеологичес­кие формы, политические стереотипы и мифы, пре­пятствующие развитию политической рациональ­ности.

Конечно, не всякие стереотипы и даже мифы от­вергаются вновь утверждающейся или уже господ­ствующей демократической системой.

Если говорить о политическом стереотипе, то его нельзя сводить лишь к предвзятому представлению, ложному образу или к какому-либо упрощенному «ходячему мнению» о власти, ее судьбах и их дея­тельности. Стереотип политический — это схемати­ческий, укоренившийся в сознании образ, представ­ление о том или другом политическом явлении, а также стандартизированный, ставший привычным, способ (метод, форма) политического поведения и действия. Стереотип может искажать политическую реальность, но он вместе с тем интегрирует мнение массы, группы. Стереотип деформирует образ дан­ных политических отношений, но одновременно он и служит их самосохранению. Достаточно обратить­ся к опыту демократий, чтобы обнаружить в нем набор стереотипных процедур: в проведении выбо­ров и поведение электората, в организации опросов граждан, поведении лидеров и т. п. Следовательно, политические стереотипы играют противоречивую роль. И поэтому оценка их места и значения в про­цессе исторической преемственности политической культуры не может быть однозначной.

Тем более нельзя согласиться с определением по­литической культуры «как совокупности стереоти­пов политического сознания и поведения? присущих данной социальной общности»8. В таком понимании исключается творческий потенциал культуры.

Неприемлемо и поверхностное отношение к поли­тическим мифам. Обратимся к научному пониманию мифа как элемента человеческой культуры. Соглас­но А.Ф. Лосеву, миф, в противоположность тому, как он представляется на уровне обыденного сознания, не сводим к вымыслу, выдумке или фикции, а явля­ет собою «совершенно необходимую категорию мыс­ли и жизни, далекую от всякой случайности и про­извола». Миф «всегда есть выражение тех или дру­гих жизненных и насущных потребностей и стрем­лений». «Миф всегда чрезвычайно практичен, насу­щен, всегда эмоционален, эффективен, жизненен». Он «насыщен эмоциями и реальными жизненными переживаниями...; он олицетворяет, обоготворяет, чтит или ненавидит, злобствует». Это слова извес­тного ученого-философа о мифе как явлении общес­твенного сознания. А вот что пишет политолог о мифе как явлении политической культуры: «Политиче­ские мифы... следует трактовать как набор потен­циально существенных представлений, опираю­щихся, главным образом, на эмоциональную поч­ву... Более важным, чем содержание, представля­ется функция мифа как регулятора политических отношений».

Таким образом, нет основания считать миф в по­литической культуре чем-то только вроде фальши и думать, что с мифом можно покончить, достаточно разоблачив его. Наша собственная история показа­ла, что политический миф — большая сила. Он об­щепонятен, спаян с верой, способен увлечь за собой массы, подчинить их волю вождю-мифоносителю. И тем значительнее роль политического мифа, чем сильнее нетерпение масс, стремящихся побыстрее, не внимая требованию времени, перешагнуть не удов­летворяющее их настоящее и достигнуть желаемого будущего. Наивно было бы думать, что нынешний период глубокого кризиса и социальных и духовных потрясений не рождает новых мифов. Будем объек­тивны: в политике без мифов не обойтись, коль ско­ро она деятельность на грани возможного. Becь комплекс элементов политической культу­ры — представления о власти, ценности, нормы, эта­лоны поведения, обычаи, стереотипы, мифы, симво­лические комплексы и другое — исторически сфор­мировался как нормативно-регуляционная система. В этом состоит основополагающая функция культу­ры. А уровень ее реализации — главный критерий культурности политической жизни общества. Поли­тическая культура определяет и предписывает нор­мы поведения и «правила игры» в политической сфе­ре, руководящие принципы политического поведе­ния и деятельности.

Нормативно-регулятивная система политической культуры призвана обеспечить еще одну, не менее важную, функцию культуры — служить мотиваци­онной базой политической деятельности субъектов всех уровней, быть средством включения членов об­щества в работу институтов власти и управления тем обществом, в котором они живут. Для каждого ин­дивида политическая культура — не только знание быстротекущей политической жизни и не только раз и навсегда усвоенные нормы отношения к структу­рам власти и поведения в политическом пространст­ве. Это еще в большей мере способность выбора для себя мотивов, ориентиров и форм участия или же непосредственной деятельности в институтах власти и управления общественными делами; это также ов­ладение навыками коллективной деятельности в сфере властвования и руководства обществом; это, наконец, формирование самодисциплины, пред­полагающей добровольное следование общественным интересам, целям, реализуемым в политической де­ятельности. Если сказать кратко, политическая куль­тура — такая система ценностей, которая создает воз­можность и обусловливает необходимость действовать на благо общества.

Поскольку политическая культура представляет собою реализацию политических знаний, ценностных ориентаций, образцов поведения социального субъ­екта, то очевидна воспитательная функция. Понят-но, что каждый, кто включается в систему культу­ры, формирует в себе или в нем формируют соответ­ствующие знания, ориентации, способности адапти­роваться к установленным образцам и другим реали­ям цивилизованного политического бытия. Верно пишет В.А. Житинев, что политическая культура — не урок, который можно выучить, не предмет, по которому один раз в жизни и на все времена можно получить оценку. Политическая культура — процесс постоянной работы мысли, постоянного познания, осмысления новых фактов и явлений. Экзамен на политическую культуру держит человек (и добавим; все общество, политический строй) на протяжении всей своей жизни11.

Коль скоро политическая культура есть способ существования политической системы, качественное состояние, то и все описанные функции синтезиру­ются в реализации ее защитительной и адаптацион­ной ролей. В самом деле, каждый из элементов по­литической культуры нацелен на обеспечение фун­кционирования властных институтов и управления системой в интересах господствующих социальных групп или большинства населения. Каждая из цен­ностей и норм служит цели интеграции группы или общества в целом на базе данной политической сис­темы. Весь комплекс ценностей, норм и институтов призван служить средством разрешения противоре­чий между общими и частными интересами и согла­сованию этих интересов. Политическая культура не только предохраняет данную систему от разрушения, она придает ей динамизм, насыщая систему меха­низмами адаптации к изменяющимся социально-эко­номическим и иным условиям существования. Тот факт, что политические системы в развитых капита­листических странах не распались, как неоднократ­но прогнозировали адепты догматизированного мар­ксизма, а постоянно совершенствовались и в настоя­щее время демонстрируют свою завидную стабиль­ность, говорит о высоком уровне политической куль­туры, сложившемся в недрах данного общества. И, наоборот, нестабильность политических режимов в развивающихся странах — очевидное доказатель­ство низкой политической культуры, главным обра­зом демократической, в этих обществах.

<< | >>
Источник: Зеркин Д.П.. Основы политологии: Курс лекций.. 1996

Еще по теме Категория политической культуры: содержание, элементы и функции:

  1. § 1. Сущность, содержание и функции политической культуры
  2. Культура организации: сущность, функции, элементы, типология, место в системе управления
  3. Составные элементы политической культуры
  4. 18.2. Составные элементы политической культуры России
  5. Содержание и структура политической культуры
  6. Функции политической культуры
  7. Функции политической культуры
  8. Функции, типы и модели политической культуры. Политическая социализация личности
  9. 11.3. Функции политической культуры
  10. Типы политических культур и функции
  11. 1. Политическая культура: понятие, структура, функции
  12. Понятие менеджмента, его содержание и место в системе социально-экономических категорий
  13. Ситуация «Выявление элементов духовной культуры организации»
  14. Законы, категории, методы и функции геополитики
  15. Горизонтальное разделение труда в современных организациях: сущность, содержание основных элементов
  16. 50. Содержание организационной культуры
  17. Горизонтальное разделение труда в современных организациях: сущность, содержание основных элементов