<<
>>

Компоненты парадигмы

Эти концептуальные положения представляет собой общее для политэко­номии и социологии проблемное поле, которое служит для этих дисциплин предметом спора и взаимных претензий. Что же представляют собой эти осно­вополагающие идеи?

1) «Вклады».

Существует сложный набор независимых переменных, кото­рые в конечном итоге определяют направленность действий и их результаты. Эти независимые переменные иногда в обобщенном виде определяются как «вклады»: в их состав входит вся совокупность ресурсов и ограничений (мате­риальных, военных, юридических, институциональных, демографических, технологических, временных, географических и т.д.) в конкретный период времени, которые обычно определяют те «сферы распространения» и «воз­можные варианты», в рамках которых осуществляется деятельность некой груп­пы акторов, направленная на извлечение выгоды. Таким образом, акторы, находящиеся в пределах структуры определенных «вкладов», могут объеди­нять в своем составе кого и что угодно: от членов местного законодательного комитета до целых стран третьего мира, от лиц, занятых в той или иной отрасли промышленности, до целой этнической группы.

2) Взаимодействие и взаимозависимость в преследовании интересов. Акто­ры, входящие в структуру того или иного «вклада», стремятся к достижению некоторых осязаемых преимуществ, таких, как богатство, доход, власть, уве­личение продолжительности срока пребывания в должности, военные ресур­сы и т.д. Они стремятся к реализации таких интересов, которые им неизбежно придется защищать от соперников, преследующих те же цели. Они действуют в ситуации, полной возможностей, стимулов и угроз, определяемых специ­фикой действий других акторов. Они втянуты в своего рода «игру». Во всеоб­щем мире коллективной человеческой деятельности можно выделить три типа игр (Hardin, 1995, ch. 2). К их числу относятся координация (в частности, проявляющаяся в том, что все члены некой коллективной общности говорят на одном языке или ездят по одной стороне дороги), кооперация (проявляю­щаяся в том, что некая общность людей совместно участвует в забастовке или закупает продукты питания) и конфликты в их чистом виде (такие, как война).

Координация основана на совместных договоренностях и не требует затрат: все только выигрывают, и никто не проигрывает, поскольку возмож­ности альтернативных соглашений ничего не стоят. При координации любое соглашение по определению не лучше и не хуже альтернативных. Кооперация приносит прибыль, но вместе с тем требует затрат (по крайней мере, в от­дельных случаях) со стороны тех, кто получает выгоды: необходимо платить членские взносы и налоги, или оплачивать определенные товары и услуги. Однако при этом люди, вовлеченные в кооперацию, получают взамен то, что, по их убеждению, представляет большую ценность по сравнению с понесенны­ми расходами. Если участники сделки не будут рассчитывать (и получать) воз­награждение, на которое рассчитывали, кооперация прекратится. В ситуации чистого конфликта тоже имеют место потери и приобретения, однако и те и другие, как правило, не связаны друг с другом: победа или поражение доста­нется «либо нам, либо им», а будут ли вообще иметь место и сколько составят выигрыши или проигрыши сторон, в свою очередь, может зависеть от степени эффективности сотрудничества, в которое вовлечены «мы» или «они».

3) Рациональность. Из многих возможных вариантов образа действий акто­ры рационально выбирают те, которые максимизируют их интересы в преде­лах ресурсов, имеющихся в их распоряжении, знаний, которыми они облада­ют, и экспектаций как в отношении действий партнеров, так и относительно последствий своих собственных действий. При этом подразумевается, что при выборе своих действий акторы одновременно обладают способностью к тако­му нацеленному на результат и заранее просчитанному подходу и, естествен­но, стремятся к его применению. В то же время общепринятые нормы, тради­ции, типологические особенности, лояльность по отношению к согражданам, равно как и другие переменные величины аналогичного характера, обычно принимаемые в расчет социологами, играют в концептуальных предпосылках политэкономических подходов второстепенную, крайне незначительную роль.

Иными словами, направленность действий в данном случае определяется в основном изначальными «вкладами», а также четкими представлениями о взаимодействии и взаимозависимости наряду со способностью агента макси­мизировать их рациональное использование.

4) Внешние факторы и обратная связь. Совокупные результаты действий, таким образом, затрагивают интересы третьих сторон (в том числе и «буду­щее»), находящиеся за пределами того мира, в котором действуют данные рациональные акторы. Такого рода внешние факторы могут быть либо пози­тивными (например снижение операционных затрат, повышение эффектив­ности), либо негативными (например эксплуатация, инфляция). Кроме того, последствия могут носить «исключительно» распределительный характер (из­менение исходного вклада и материальных ресурсов) или же, выходя за пре­делы собственного мира, институциональный характер (упрочение или изме­нение институтов и прав, переход к другому типу режима и т.п.). Такие обратные связи институциональных нововведений в большинстве случаев, хотя и не всегда, рассматриваются в качестве определенных этапов эволюци­онного процесса, способствующих повышению эффективности исходных со­глашений о «сферах распространения», правах и «вкладах» (North, 1990).

Последовательность всеобъемлющего политэкономического анализа, таким образом, может быть представлена в форме циклической модели. Институты и «вклады» обусловливают развитие событий в таком направлении, при кото­ром акторы, рационально стремящиеся к достижению своих интересов, при­ходят к выводу о необходимости изменения институтов либо за счет накопив­шегося воздействия внешних факторов, либо через потребность в проведении новых переговоров, либо в силу возникновения каких-то препятствий, либо за счет истощения физических или «моральных» ресурсов (Hirsch, 1976), либо в связи с какими-то иными возникшими обстоятельствами. Такая цикличес­кая модель саморазрушения — институты создают акторов, требования кото­рых в рамках данных институтов не могут быть осуществлены, в результате чего достигаются новые, в определенном смысле «более совершенные» инсти­туциональные соглашения, — и составляет тот вклад, которые политическая экономия внесла в изучение социальных изменений.

В чем состоит «политический» аспект политической экономии? На этот вопрос можно ответить, основываясь на всех трех измерениях, которые поли­тологи выделяют при характеристике политической жизни. Во-первых, ос­новной «вклад» и система «мест распространения» прав и ресурсов, которые предоставляются этой системой, составляют «политию» (polity), или «режим», по отношению к которому акторы являются пассивными «получателями» (Krasner, 1983). В рамках этого режима они вступают в конфликты интересов, или «политику» (politics), и индивидуально или коллективно пытаются раци­онально воспользоваться доступными им возможностями. И последнее: как создатели политического курса или «творцы режима» (policy-makers) они фор­мируют новые институциональные соглашения в рамках режима (через со­трудничество и т.д.), а также сознательно или за счет стихийного воздействия накопившихся внешних обстоятельств изменяют будущую структуру самого режима.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Компоненты парадигмы:

  1. Методология управления и ее компоненты
  2. Система: понятие, признаки, компоненты
  3. Компоненты региональной стабильности
  4. Виды, цели и компоненты контроллинга
  5. Компоненты мотивации и стимулирования
  6. 20.4. Компоненти корпоративної культури
  7. Компоненты политического лидерства
  8. 1. Определение понятия «политический режим» и его компонентов
  9. Экономико-географическая характеристика территории и ее основные компоненты
  10. 6.1. Компоненты окружающей среды политической системы
  11. Географическое положение территории и его основные компоненты
  12. Виды, цели и компоненты контроллинга
  13. Процедурные и технические компоненты политических технологий
  14. «Эшелон» – ключевой компонент информационной войны
  15. Сотрудничество на планете по инновационным и интеллектуальным компонентам