<<
>>

Методология и методы изучения политических явлений

Мировоззренческую и методологическую основу политологии составляет комплекс философских и общетеоретических идей о политике, аккумулируе­мых в ее анализе, подходах и ориентациях полити­ческого познания.

В современной политологии существуют различ­ные методологические концепции анализа политичес­кой жизни. Так, французский политолог Р.Ж. Шварценберг называет следующие типы анализа в полити­ческой теории: марксистский анализ, системный ана­лиз, функциональный анализ, кибернетический под­ход. Несмотря на различия мировоззренческих ос­нов, отмеченные типы анализа ориентированы на глобальный подход, то есть на рассмотрение общест­ва как целого, единого организма. Р.Ж. Шварценберг прав, отмечая, что глобальный подход к соци­альной действительности разработан К. Марксом и характерен для марксистского типа анализа. Преоб­ладание общества, класса над индивидом, государст­ва над личностью — сущностная сторона метода марк­сизма.

Указанные типы анализа политики тождествен­ны также в установке на объективное отражение ре­альности. Науки нет без объективной истины. С ка­ких бы философских позиций не подходил исследо­ватель к объяснению политических явлений, он стре­мится к объективному знанию. Хотя понимание объ­ективности истины может быть неоднозначным. В марксистском анализе объективность связана с при­знанием политики социальной реальностью. В ряде западных политических школ источник объективнос­ти знания не выносится за пределы мышления. Тем не менее, научный анализ (если он действительно научный) всегда следует логике действительности, а не логике мировоззренческого принципа. Известное требование эмпирической верности теории, ее вери­фикации, проверки фактами, несмотря на ограни­ченность (не всякая идея может быть подтверждена эмпирически), все же ориентировано на реализацию принципа объективности.

Объективность знания возможна при условии, если объяснение политической реальности опирается на всесторонность рассмотрения, включает историзм, если учет конкретной ситуации доводится до пости­жения живых противоречий политического процес­са.

Как известно, эти требования также из арсенала марксистской методологии. И они не отвергаются представителями других научных направлений.

Опыт советского обществознания показал, насколь­ко велики отрицательные последствия для реально­го познавательного процесса игнорирования принципа объективности при анализе политических явлений. Субъективизм, замешанный на вульгарно понимае­мой партийности, породил укоренение в политичес­ком мышлении утопических и полуутопических пред­ставлений о политике, мистификацию роли полити­ческих институтов, в первую очередь правящей пар­тии. Тем самым были созданы предпосылки для во­люнтаризма в деятельности власть придержащих.

Проблема объективности политического знания обсуждается зарубежными политологами в плане выявления реальных ограничений ее решения. Из того факта, что нередко политология, по их призна­нию, сталкивается с задачей обоснования правиль­ности того или иного политического порядка, выте­кает установка на отрицание объективного значения ценностей. Подчеркивается лишь относительность всех политических ценностей, что разрушает осно­вание для научного познания.

Трудности в объективном познании политической жизни усматриваются также в том, что познающий субъект находится под влиянием окружающей по­литической среды. Это мешает заранее отделить его обусловленные «продуктивные предубеждения», спо­собствующие пониманию всей сложности политичес­ких процессов, от «предубеждений», мешающих это­му. В зарубежной литературе правильно отмечается негативное влияние на познание политических яв­лений отстраненности теоретика от практической по­литики, что порождает неоправданную радикальность его мнений и создает почву для различных иллюзий. Отсюда бытующие скептические определения теории политики скорее как алхимии, чем науки.

Думается, что отмеченные моменты, ограничива­ющие возможности достижения объективного знания в политическом анализе, носят всеобщий характер. Можно указать и на другие, не менее значимые, труд­ности в познании политики.

Имеется в виду, в час­тности, обусловленность ее исследования обществен­ными интересами и вытекающую отсюда взаимосвязь познавательного и оценочного моментов. Здесь мы касаемся другой важной методологической проблемы: о соотношении теоретического объяснения и норматив­но-ценностного подхода в политологии*.

Объяснение — всеобщая функция любого вида научного познания, в том числе политического. Оно включает описание политической реальности и ана­лиз имеющихся фактов с точки зрения объективных связей и взаимодействий. Последнее составляет со­держание процесса, именуемого научной интерпре­тацией. Всякая интерпретация, предполагающая раскрытие сущности явлений, истолкование их зна­чения и смысла, несет на себе отпечаток особеннос­тей субъекта. И в этом плане субъективна по форме. Вместе с тем в литературе выделяются субъективная и объективная интерпретации как виды объяснения, составляющие неотъемлющие стороны политическо­го познания. Объективная интерпретация предпо­лагает выявление разнообразных связей политичес­кой реальности через анализ объективных результа­тов политических действий. Скажем, объяснение сущности и функций политических партий осущес­твляется не на основе их программных заявлений, лозунгов и самооценок. Исходят прежде всего из ре­альных действий этих партий, судят по тому, в ин­тересах каких социальных групп партии действуют.

Субъективная интерпретация — это анализ свя­зей и взаимодействий в политической реальности через призму отношений политического субъекта (его мнения, позиции, интересы). Ценностно-норматив­ный подход составляет содержание субъективной интерпретации в объяснении политических явлений. При таком подходе анализ политической реальности

* Эта проблема рассматривается в монографии польских ав­торов «Элементы теории политики» и в статье В.П.Макаренко ♦ Политическая социология: нормативный подход»//Государство и право. 1992. № 7.

(будь то политика государства или партий, деятель­ность политического лидера или политическое пове­дение масс) осуществляется с точки зрения опреде­ленных ценностей и выясняются их глубинные, ми­ровоззренческие основы.

Объективность познания здесь зависит от характера ценностей.

Учитывая прошлый опыт, приходится констати­ровать, что традиционное в нашей литературе доми­нирование партийных и классовых оценок над поз­навательными аспектами, идеологических сужде­ний — над объективной истиной было результатом догматической абсолютизации классового подхода в обществознании, следствием неоправданной идеоло­гизации науки о политике. В итоге проиграла наука, оказался блокированным прогресс в познании поли­тической действительности.

Прав был М. Вебер, подчеркивающий существен­ное различие между политической оценкой и науч­ным анализом политических образований и партий­ных позиций.

По-видимому, также был недалек от истины из­вестный немецкий ученый, выступая против поли­тизации преподавателем университетских занятий. Прежде всего, в том случае, когда исследует полити­ку. И все же безоценочной политологии не бывает, что подтверждают и тексты работ самого М. Вебера, в которых можно без труда найти весьма резкие от­рицательные оценки идеологов большевизма и «Спар­така» (германской организации левых социал-демок­ратов). Важнейшие общественные явления невозмож­но изучать, абстрагируясь от оценочных суждений. Однако эти суждения должны вытекать из добросо­вестного анализа объективных фактов, но не пред­шествовать ему. Объективное познание политичес­ких процессов и явлений, глубокое понимание их сути, бесспорно, требует определенного дистанци­рования как политолога-исследователя, так и изу­чающего политическую науку от конъюнктурных, субъективистских оценок, политических событий, а тем более — от любых политико-пропагандистских умозаключений.

Проблемы объективности политологического зна­ния и его партийности, политической оценки долж­ны быть разведены. Первая носит гносеологический характер и относится к суждениям, касающимся теории политики. Вторая составляет необходимый элемент анализа политической доктрины, ее поли­тических основ.

Методологический багаж политологии включает в качестве своего существенного элемента историче­ский подход.

Трудно переоценить его значение для познания политических явлений. Сопоставление настоящего с прошлым, выяснение исторических истоков и фак­торов возникновения и развития тех или иных поли­тических явлений, прослеживание этапов историчес­кой эволюции исследуемых политических систем, институтов — без всего этого невозможно понять политическую реальность и ее грядущие тенденции. Кто не владеет прошлым, тот не способен объяс­нить настоящее. Верно и другое суждение: кто ис­кажает картину прошлого, тот неизбежно впадает в заблуждение относительно настоящего и буду­щего.

Анализ теоретических проблем политики базиру­ется не только на объяснении исторического опыта политической жизни общества, но также на обобще­нии истории политической мысли. Для современной политической науки знания, добытые ее предшест­венниками, служат строительным материалом, из которого она созидает отправные моменты собствен­ных теорий, элементы своего категориального аппа­рата. Возьмем, к примеру, современные теории де­мократии. Они аккумулируют в себе все, что отстоя­лось в политическом опыте народов мира и осмысле­но в истории политических идей — от греческого полиса до идей классиков либерализма. Несмотря на весьма ограниченный опыт демократии в дореволю­ционной России, наука найдет и в этом опыте нема­ло ценного. В частности, в настоящее время внима­ние исследователей и политиков привлекает россий­ский опыт местного самоуправления. Обращаясь к тем или иным политическим теориям (понятиям) прошлого, политолог соотносит их с настоящим и примеряет к будущему. По-видимому, правы те ис­следователи, которые считают, что любое историчес­кое повествование так или иначе обращено к интере­сам современности. Исторический опыт актуализи­руется современными потребностями формирования политической ориентации в настоящем и будущем. Опыт прошлого без нормативной проекции на буду­щее исторически слеп; нормативная проекция на будущее без опыта прошлого исторически пуста.

Одна из сложных проблем политической науки состоит в том, как приспособить идеи классиков по­литической мысли к современному контексту; как их интегрировать в логику современной политичес­кой мысли.

На пути ее решения теорию подстерега­ют две опасности. Одна — стремление «удостаивать вниманием» лишь отдельные высказывания мысли­телей и политиков прошлого, гармонирующие с субъ­ективными представлениями политолога. Другая — попытка переписывать любые историко-политические взгляды на современный лад, без учета их кон­кретно-исторического контекста. Ясно, что ни субъ­ективные симпатии или антипатии исследователя, ни антиисторизм не могут обеспечить объективное отношение к историко-политическому наследию.

Рассмотренные методологические требования к познанию политической реальности, главным обра­зом связанные с реализацией принципа объективнос­ти, не исчерпывают всех аспектов методологическо­го арсенала политологии. Функциональный и сис­темный типы анализа характеризуются своими под­ходами. Разбор их впереди. Здесь же отмечу, что за счет освоения этих методологий значительно расши­рился потенциал политической науки.

Изучение политической сферы осуществляется на макро- и микроуровнях. В первом случае исследу­ются политические явления и процессы, которые про­исходят в рамках основных институтов власти и уп­равления, имеющих отношение ко всей обществен­ной системе. Во втором — описываются и анализи­руются факты, связанные с поведением индивидов и малых групп в политической среде. В обоих вариан­тах применяются разнообразные социологические методы. И это вполне понятно. Нельзя объяснить сущность той или иной политической системы, ха­рактер различных политических процессов без ана­лиза влияния на политическую сферу социального фактора, включая, конечно же, социальные интере­сы общественных групп и слоев. Анализ конкретной политической ситуации как существенный элемент политического мышления обязательно включает оп­ределение отношения классов и других социальных групп, слоев к политической власти, их политичес­кую активность, политическую позицию (консерва­тивную, радикальную, авангардистскую, центрист­скую и т. п.).

Конкретное изучение разнообразных политических явлений и процессов осуществляется с помощью всех известных социологических методов. Приоритетную роль играют опросы общественного мнения, посколь­ку они дают возможность выяснить субъективное отношение граждан к деятельности политических институтов, равно как и к ценностям, лежащим в их основе.

<< | >>
Источник: Зеркин Д.П.. Основы политологии: Курс лекций.. 1996

Еще по теме Методология и методы изучения политических явлений:

  1. Семинарское занятие: "Методология и методы анализа политических явлений".
  2. § 1. Методология изучения истории политической и правовой мысли
  3. Методология и методы политических исследований
  4. Методология изучения международных отношений
  5. Методология и методы управления
  6. Противоречивость методов изучения политики
  7. 3. Методы и источники изучения курса
  8. Методы изучения международных отношений
  9. Основные современные методы изучения политики
  10. Сущность и основные этапы эволюции методов изучения политики
  11. Тема 1. Основные идеи, принципы и методы изучения геополитики
  12. Методы изучения и обоснования регионально-хозяйственной структуры и экономики регионов
  13. ПРЕДМЕТ, МЕТОДЫ И ИСТОЧНИКИ ИЗУЧЕНИЯ КУРСА «ОСНОВЫ ТЕОРИИ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ»
  14. 6.6. ИЗУЧЕНИЕ ПЕРЕДОВОГО ОПЫТА ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ СТИЛЯ И МЕТОДОВ РАБОТЫ РУКОВОДИТЕЛЯ