<<
>>

Нарастающие проблемы советской экономики

Тональность документов, направляемых в правительство министерством, отвечающим за нефтедобывающую промышленность, становится все более тревожной. Из письма В. Динкова от 30 июня 1989 г.: «Министерство нефтяной промышленности СССР считает необходимым доложить Совету Министров СССР о складывающейся в отрасли сложной ситуации с выполнением установленных на 1989 год заданий по поставкам нефти на нефтеперерабатывающие заводы страны и на экспорт. За 6 месяцев текущего года к государственному заказу не добыто 2,5 млн.
тонн нефти, а с учетом дополнительной централизованно распределяемой поставки - 5 млн. тонн. Ожидаемая недопоставка нефти во втором полугодии составит 10 млн. тонн [,..] Уже во втором полугодии 1988 года сложилось тревожное положение с выполнением плановых заданий по добыче нефти [...] Не выполнены поручения Бюро Совета Министров СССР по машиностроению о принятии совместно с Минхиммашем СССР мер по восполнению недопоставок нефтепромыслового и бурового оборудования, а также оборудования для комплектации объектов, вводимых в действие в 1989 и в 1990 гг. Практически была сорвана программа технического перевооружения нефтяной промышленности новыми видами оборудования и машин [...] Положение осложняется еще и тем, что Госплан СССР постановлением от 16.06.1989 г. № 33 уменьшил лимиты материально-технических ресурсов на 1989 год по решающим для добычи нефти позициям: трубы нефтепроводные бесшовные электросварные - на 30 000 тонн, трубы сварные больших диаметров - на 18 тысяч тонн [...] В целом в связи с необеспечением сбалансированности производственной программы 1989 года с капитальными вложениями и материально-техническими ресурсами, а также резким ухудшением горно-геологических условий разработки ряда месторождений Миннефтепром СССР оценивает свои возможности по добыче нефти в объеме 591,6 млн. тонн, что на 10,8 млн. тонн ниже установленного госзаказа и на 17,8 млн. тонн ниже задания, с учетом дополнительной централизованно-стимулируемой поставки» .

С конца 1988 г. экономическая ситуация быстро ухудшается, критическим фактором было вновь начавшееся снижение добычи нефти. Министерство нефтегазовой промышленности в августе 1989 г. пишет в правительство СССР: «В текущем году положение становится особенно напряженным и чреватым непредсказуемыми событиями. В связи с создавшимся чрезвычайно тяжелым положением Миннефтегазпром СССР считает необходимым пересмотреть государственный заказ по добыче нефти вышеуказанными объединениями в сторону его уменьшения, установив его напряженным, но реальным для выполнения. Исходя из этого, Нефтегазпром СССР просит уменьшить государственный заказ по добыче нефти на 1989 год в целом по министерству на 15,5 млн. тонн» .

Нарастающие трудности в нефтедобыче накладываются на общеэкономический кризис. Секретарь ЦК КПСС В. Медведев так описывает развитие событий в советской экономике в 1989 г.: «...1988 год оказался в этом смысле последним более или менее благополучным годом. Далее начались серьезнейшие осложнения, наступал настоящий экономический кризис, в первую очередь ударивший по потребительскому рынку. Его привели в такое неустойчивое состояние, при котором даже небольшой, частный сбой вызывал серьезные последствия, всплески ажиотажного спроса. Из свободной продажи исчезали то сахар и кондитерские изделия, то зубная паста, то мыло и стиральный порошок, то школьные тетради, то батарейки, то застежки "молния", не говоря уж о мясе, обуви, меховых изделиях и т.д.
Экономическая реформа завязла в бюрократической трясине. После июньского Пленума никаких крупных шагов в этом направлении так и не было сделано. [...] Программа экономических реформ 1987 года фактически оказалась похороненной, о ней вспоминали все реже. Главное же - был выпущен из рук контроль за наличной денежной массой, за денежными доходами населения, дан сильнейший толчок раскручиванию инфляционной спирали, остановить который дальше оказалось все труднее» .

Данные опросов Всесоюзного научно-исследовательского института конъюнктуры и спроса показывают, что к концу 1989 г. из 989 видов товаров народного потребления в относительно свободной продаже без существенных перебоев находились лишь 11% товаров, из магазинов исчезли телевизоры, холодильники, стиральные машины, моющие средства, большинство товаров бытовой химии, многие виды мебели, электроутюги, лезвия для бритья, парфюмерно-косметические изделия, что в число дефицитных товаров попали изделия, еще в 1987 г. продававшиеся без перебоев, такие как моющие средства, ученические тетради, карандаши, клеенка .

Госбанк СССР информирует о нарастающих проблемах в сфере денежного обращения: «В 1989 году продолжали нарастать трудности в денежном обращении: увеличился разрыв между денежными доходами и расходами населения, возросла эмиссия денег, крайне обострилось положение с удовлетворением спроса Населения на товары и услуги, снизилась покупательная сила рубля, что вызывает негативные социальные последствия. Указанные трудности обусловлены невыполнением основных заданий государственного плана и сложившимися в результате этого неблагоприятными пропорциями в развитии экономики. В 1989 г. не выполнены задания по национальному доходу, производительности общественного труда, объему промышленной и сельскохозяйственной продукции, производству товаров народного потребления. В этих условиях денежные доходы населения значительно превысили план: их прирост против 1988 г., по предварительным данным, составил 12,9%, тогда как плановый баланс на 1989 г. предусматривал прирост на 1,2%, доходы были выше плана на сумму более 57 млрд. руб. Темп прироста денежных доходов в 1,4 раза опережал темп прироста расходов населения на покупку товаров и оплату услуг. Остаток денежных средств у населения в наличных деньгах, на вкладах, в сертификатах, в облигациях внутреннего выигрышного займа за 1989 г. увеличился на 61,9 млрд. руб., что составляет 11,1% от суммы денежных доходов. Оседание денежных средств у населения возрастает с каждым годом: в 1988 г. оно составило 41,8 млрд. руб. или 8,5% от суммы денежных доходов, в 1987 г. - 31,8 млрд. руб. или 7%, в 1986 г. - 27,7 млрд. руб. или 6,4%, в 1981-1985 гг. у населения оставалось в среднем в год 17,3 млрд. руб. или 4,4% от суммы денежных доходов. Высокий прирост остатка денежных средств населения является показателем нарастания неудовлетворенного спроса из-за недостатка товаров и услуг, который на начало 1990 года оценивается Госбанком СССР в сумме около 110 млрд. руб. против 60 млрд. руб. на начало 1986 года [...] Особенно резко ухудшилось положение на внутреннем рынке в 1988-1989 годах в связи с опережающим ростом денежных доходов населения по сравнению с ростом объемов производства товаров народного потребления, розничного товарооборота и платных услуг. [...] Эмиссия денег не используется Госбанком СССР в качестве ресурса для кредитования: общая сумма кредитных вложений в хозяйство за четыре года текущей пятилетки (1986-1989 гг.) сократилась на 133,5 млрд. рублей, в том числе в 1989 году - на 16,7 млрд. рублей. В то же время ресурсы банка продолжали направляться на покрытие дефицита государственного бюджета. Задолженность бюджета Госбанку СССР по привлеченным средствам на конец 1989 г. составила 350,1 млрд. рублей и увеличилась против начала пятилетки (1 января 1986 г.) на 243,4 млрд. рублей, в том числе за 1989 год - на 82,4 млрд. рублей. Государственный внутренний долг на конец 1989 года составил 400 млрд. рублей, он возрос против 1 января 1986 г. на 358 млрд. рублей, в том числе в 1989 году - на 88 млрд. рублей. Систематическое превышение расходов государства над доходами является одной из главных причин обесценения рубля» .

Нарастающая волна финансового кризиса, при фиксированных ценах, в это время еще не приводит к высокой открытой инфляции. Она проявляется в нарастающем расстройстве потребительского рынка, остром дефиците потребительских товаров. При этом логику происходящего общество не понимает.

Из писем трудящихся в ЦК КПСС 1989 г.: «Что происходит со снабжением населения? Куда подевались товары повседневного спроса? С каждым днем положение ухудшается. Нам хотелось бы получить объяснение причин снижения нормы продажи сахара с 2 до 1,5 кг на человека», (г. Павловск). [...] «В нашем городе исчезли с прилавков хозяйственное и туалетное мыло, стиральный порошок. Когда возник дефицит сахара и на него ввели талоны, мы с пониманием отнеслись к этому решению. Но сейчас, когда местные власти установили столь мизерную норму отпуска мыла и порошка, мы возмущены до предела. Разъясните, пожалуйста, по чьей вине исчезли моющие средства?» (г. Александров). [...] «Мне нечем кормить пятимесячного Егорку. Ни соков детских, ни фруктовых пюре, ни смесей для малышей в городе нет» (г. Апатиты)» .

Власти понимают: происходящее на потребительском рынке более чем тревожно, но явно не знают рецептов, позволяющих стабилизировать положение.

Из записки Аграрного отдела ЦК КПСС (июль 1989 г.) в Центральный комитет: «За последнее время значительно ухудшилось снабжение г. Москвы молочными продуктами, колбасными, кондитерскими изделиями. По многим из них наблюдаются перебои в торговле по несколько дней, ассортимент узок, нарушаются графики завоза. Прилавки многих магазинов большую часть дня пустые» . «Несмотря на материальное стимулирование продажи государству сильной пшеницы, заготовки ее составили лишь 6,2 млн. т. при потребности 14-15 млн. т. В истекшем году, по сравнению с 1986 годом, поступление пшеницы хорошего качества (по клейковине) снизилось в 1,8 раза. При примерно стабильных по пятилетиям сборах пшеницы в течение последних 20 лет (90 млн. т. в 1966-1970 гг. против 85 млн. т в 1985-1988 гг.) заготовки хлебопекарной пшеницы сократились с 41 до 24 млн. т, а твердой - почти в три раза (с 3,0 до 1,1 млн. т) . Было недополучено 43,7 млн тонн зерна . Ситуацию с государственными заготовками зерна, сложившуюся в 1988 г., иллюстрирует табл. 5.19. С этого времени зерновой кризис становится все более острым.

Министерство хлебопродуктов в правительство: «По состоянию на 1 января 1989 года в государственные ресурсы поступило 61,3 млн. тонн зерна при плане 85,7 млн. тонн. Государственный заказ недовыполнен на 30%, в том числе по РСФСР - 40%, Казахской ССР - 42% и Эстонской ССР - 52%. К уровню 1987 года снижение заготовок составило 11,9 млн. тонн или 16%, в том числе пшеницы заготовлено меньше на 217 тыс. тонн, ржи - на 860 тыс. тонн, гречихи - на 179 тыс. тонн, проса - на 551 тыс. тонн, зернобобовых - на 458 тыс. тонн, ячменя - на 7186 тыс. тонн и овса - на 928 тыс. тонн, [...] В ряде областей при наличии в хозяйствах значительного количества намолоченного зерна имели место факты сдерживания продажи его государству» .

В 1989-1990-х годах на нарастающий кризис торгового баланса СССР накладывается еще один параметр - низкие урожаи зерновых в мире, превышение мирового спроса над предложением, формирование рынка продавца. Особенно сильно выросли цены на пшеницу (см. табл. 5.20).



Ситуацию со снабжением зерном хорошо иллюстрируют два письма в правительство: «В связи со складывающейся острой обстановкой с зерном фуражных культур представляем предварительный расчет зерна этих культур из урожая 1989 года. Из указанного расчета видно, что из урожая текущего года не хватает 30,7 млн. тонн зерна фуражных культур. [...] Учитывая изложенное, возникает необходимость ускорить решение вопроса о закупке фуражного зерна за границей» . «Министерство торговли СССР докладывает, что Госпланом СССР (постановление от 31 декабря 1988 г. № 105) на основании решения Совета Министров СССР уменьшены рыночные фонды 1989 года в целом, в том числе первого полугодия, по муке на 1266 тыс. тонн и крупе на 519 тыс. тонн. В результате произведенного уменьшения рыночные фонды первого полугодия т. г. составляют по муке 15084 тыс. тонн, или ниже фактического расхода в первом полугодии 1988 г. на 395 тыс. тонн (2,6%) и по крупе 1881 тыс. тонн., что ниже на 314 тыс. тонн (14,3%), а без учета гг. Москвы, Ленинграда и других централизованных получателей значительно ниже уровня прошлого года (по муке ниже на 556 тыс. тонн, крупе - на 337 тыс. тонн). В условиях недостаточности овощной продукции и дефицита некоторых продовольственных товаров расход хлебопродуктов проходит при повышенном спросе населения и составил в четвертом квартале 1988 г. с ростом к соответствующему периоду 1987 г. муки в Украинской, Грузинской, Латвийской, Киргизской, Таджикской, Армянской союзных республиках, Дагестанской, Северо-Осетинской, Чечено-Ингушской, Удмуртской АССР, Московской, Калининской, Калининградской областях РСФСР от 1,5 до 8,0 процентов, крупы - в целом по СССР 3,6%, а в ряде союзных республик, автономных республик, областей Российской Федерации - до 35%» .

На Украине, республике, которая на протяжении десятилетий была одним из крупнейших поставщиков зерна в государственные ресурсы, складывается тяжелая ситуация с его заготовками. Совет министров Украинской ССР информирует Совет Министров СССР о проблемах с обеспечением мукой и хлебопродуктами, которые могут возникнуть в республике .

Заместитель Министра торговли СССР П. Кондрашев в Совет Министров СССР (июль 1989 г.): «Обеспечение хлебопродуктами во Н квартале текущего года проходило напряженно. Расход в указанном периоде в большинстве союзных республик превысил установленные фонды даже с учетом разрешенного Советом Министров СССР и Минхлебопродуктом СССР авансового отпуска в счет фондов второго полугодия 420 тыс. тонн муки и 195 тыс. тонн крупы. [...] Имели место перебои в торговле мукой в городах и сельской местности» .

Зерновой кризис разворачивается на фоне продолжающегося ухудшения ситуации со снабжением населения промышленными товарами народного потребления. Председатель Госкомстата СССР в октябре 1989 г. сообщает Совету Министров, что за III квартал запасы товаров в оптовой и розничной торговле уменьшились на 5%. На 1 октября этого года они на 17% ниже установленных нормативов. Несмотря на то что за счет увеличения в 5,5 раза импортных закупок мыла и моющих средств, в торговлю было поставлено на 29% больше, чем в прошлом году, продажа мыла в большинстве регионов осуществляется по талонам. Острой проблемой стал дефицит синтетических моющих средств. Обострились проблемы снабжения населения табачными изделиями, торговля ими повсеместно происходит с перебоями.

В этой ситуации руководству страны непросто выбрать приоритеты, решить, что важнее: потратить быстро сокращающиеся валютные ресурсы на импорт зерна или направить их на то, чтобы попытаться стабилизировать ситуацию со снабжением непродовольственными потребительскими товарами. Это объясняет появление цитируемых ниже документов. Президиум Совета министров СССР (октябрь 1989 г.): «По-прежнему значительные трудности потребители испытывают в покупке мясопродуктов, животного и растительного масла, кондитерских изделий, сахара и чая. Ухудшилось снабжение мукой высшего и первого сортов, крупой, плодоовощной продукцией, рыбой и рыбопродуктами, табачными изделиями. Существенно обострилась обстановка с производством и поставкой рынку большой группы непродовольственных товаров, в том числе тканей, обуви, детских колготок, школьных тетрадей, лесных и строительных материалов, спичек» .

К концу 1989 г. проблемы, связанные с финансовым кризисом, идущие за ним угрозы уже хорошо осознаны руководством cтраны, стали предметом публичного обсуждения. Из доклада правительства СССР второму Съезду народных депутатов СССР в ноябре 1989 г.: «Все это обернулось глубоким расстройством государственных финансов, денежного обращения и потребительского рынка. Прирост ресурсов бюджета за три года текущей пятилетки в основном обеспечивался за счет кредитных средств. При общем увеличении расходов бюджета в 1988 году по сравнению с 1985 годом на 73 млрд. рублей его доходы практически стабилизировались. Дефицит государственного бюджета в 1989 году составит 92 млрд. рублей и достигнет 10 процентов валового национального продукта. Резко возросла эмиссия денег. В текущем году она составит 18 млрд. рублей по сравнению с ? млрд рублей в 1985 году. Все больший крут товаров становится дефицитным. Рубль обесценивается и перестает выполнять роль средства обращения, не может нормально обслуживать процесс развития социалистического рынка. Усиливаются инфляционные процессы. Нарастает внешняя задолженность, и особенно в свободно конвертируемой валюте. В текущей пятилетке она увеличится почти на 18 млрд. рублей) .

Из приведенных документов видно, что острота ситуации, сложившейся на потребительском рынке и в области государственных финансов, к тому времени, наконец, стала ясна органам власти. Но очевидно и иное: их авторы явно не знают, что надо делать, чтобы остановить развертывание кризиса. К середине 1989 г. кредитный рейтинг СССР ухудшился, но, как указывалось выше, еще оставался высоким. Однако уже к этому времени западных аналитиков тревожил быстрый рост советской задолженности, высокая доля краткосрочных кредитов в объеме долга (11,4 млрд. долл.). Они оценивали платежи Советского Союза по обслуживанию внешнего долга в 1988 г. в 8,3 млрд. долл., в 1989 г. - в 8,8 млрд. долл. .

С середины 1989 г. проблемы с оплатой контрактов, заключенных советскими внешнеторговыми организациями, задержками платежей за товары становятся очевидными для крупнейших западных компаний, имеющих давние торговые отношения с СССР.

В сложной внешнеэкономической ситуации казалось бы разумно активизировать работу по возврату предоставленных Советским Союзом на благоприятных условиях странам-сателлитам - кредитов. Однако практически сделать это, невозможно. Из протокола заседания Политбюро ЦК КПСС от 23 августа 1989 г.: «Основные интересы СССР как кредитора связаны с задолженностью развивающихся стран по государственным кредитам (официальная задолженность). Она составила на 1 января 1989 года более 61 млрд. рублей (или около 85% от задолженности "третьего мира" СССР), в том числе свыше 32 млрд. рублей приходится на социалистические развивающиеся: страны - Вьетнам. Кубу, КНДР и Монголию. [...] Учитывая реальную ситуацию с платежеспособностью наших партнеров, СССР периодически вынужден идти на облегчение их долгового бремени. Только в последнее время был согласован перенос части причитающихся нам платежей Алжира, Анголы, Вьетнама, Ирака, Кубы, КНДР, Ливии, Монголии и Никарагуа с 1989-90 годов на поздние сроки, всего на сумму свыше 7 млрд. рублей. При этом наблюдается тенденция к тому, что наши друзья в "Третьем мире" рассматривают свои платежи Западу в качестве Приоритетных, полагая, что с нами они всегда договорятся. Этому в немалой степени способствовала наша готовность в прошлом идти на рефинансирование их задолженности, руководствуясь прежде всего идеологическими соображениями, без должного учета интересов развития взаимовыгодного экономического сотрудничества» .

В конце 1989 - начале 1990 г. советские внешнеторговые организации, под влиянием нарастающего валютного кризиса, начинают все чаще и во все больших масштабах срывать сроки платежей по заключенным и исполненным контрактам. Из письма заместителя Председателя Госкомиссии по продовольствию и закупкам Ю. Борисова заместителю Председателя Правительства СССР С. Ситаряну: «Имеющие место в последнее время систематические задержки советской стороной платежей за отгруженные импортные товары привели к приостановке дальнейших отгрузок в СССР законтрактованных 211,6 тыс. тонн растительного масла на сумму 74,4 млн. рублей, 177,1 тыс. тонн мяса и мясопродуктов на 160.9 млн. рублей, 66,5 тыс. тонн какао-бобов и какао-продуктов на сумму 78,7 млн. рублей, 45,5 тыс. тонн сливочного масла на сумму 39,4 млн. рублей, 30 тыс. тонн соевого шрота на сумму 7,1 млн. рублей, 20,4 тыс. тонн убойного крупного рогатого скота на сумму 14,3 млн. рублей; 19,9 тыс. тонн чая на сумму 26,9 млн. рублей, различных видов детского питания на сумму 69,3 млн. рублей., 3 млрд. штук ацетатных фильтров для табачной промышленности на сумму 7,3 млн. рублей, всего на 478,3 млн. рублей. [...] Отгрузка недопоставленных продуктов питания по подписанным контрактам на общую сумму 478,3 млн. рублей может быть произведена только при условии оплаты уже поставленных в СССР продовольственных товаров в сумме 237,0 млн. рублей. Таким образом, всего следует произвести платежи за импортное продовольствие в сумме 715,6 млн. рублей» .

Отечественное производство удовлетворяло потребности Советского Союза в лекарственных средствах примерно на 40-45%. Влияние валютного кризиса в СССР на обеспечение населения медикаментами рассматривалось и советскими, и зарубежными экспертами как потенциально наиболее опасная проблема. Поэтому в расходовании валютных средств закупки медикаментов были признаны приоритетным направлением. Но в условиях нарастающего дефицита валюты и это не помогало.

Из письма Министра медицинской промышленности СССР В. Быкова заместителю Председателя Совмина СССР С. Ситаряну: «В соответствии с решением Совета Министров СССР от 10 марта 1990 года об определении приоритетности в оплате Счетов иностранных фирм внешнеторговыми организациями Минмедпром СССР докладывает, что Внешэкономбанк СССР до сих пор не обеспечивает выделение средств на оплату медикаментов и субстанций, закупаемых в странах с расчетами в свободно конвертируемой валюте. Просроченная задолженность В/О "Медэкспорт" перед иностранными фирмами, по состоянию на 1 апреля 1990 года, составляет 43 418,3 тыс. рублей в свободно конвертируемой валюте (справка прилагается). В связи с просрочками в оплате счетов, иностранные фирмы предъявляют штрафные санкции, а в настоящее время многие из них заявили, что прекратят поставку лекарственных средств по заключенным контрактам. Более того, при заключении контрактов на закупку заказываемых Минздравом СССР остродефицитных медикаментов на 1990 год, иностранные фирмы требуют перехода на авансовую или аккредитивную формы расчетов, либо предоставление банковской гарантии, но Внешэкономбанк СССР в этих формах оплаты отказывает» .

Срыв импортных контрактов усугубляет проблему дефицита потребительских товаров, в том числе продовольствия. Из письма заместителя начальника Главснаба Мосгорисполкома С. Иванова заместителю Председателя Правительства СССР С. Ситаряну: «В настоящее время из-за невыполнения плана поставок пищевого сырья по импорту, выделенного Мосгорисполкому по лимитам 1990 года, сложилось крайне тяжелое положение с выполнением госзаказа и договорных обязательств по поставкам хлебобулочных, кондитерских изделий и лакокрасочной продукции торгующим организациям г. Москвы и предприятиям. [...] Во избежание срыва выполнения установленных плановых заданий 1990 года исполком Московского Совета просит найти положительное решение по закупке указанного пищевого сырья по импорту или дать указание Государственной комиссии Совета Министров СССР по продовольствию и закупкам прикрепить Мосгорисполком к реальным отечественным поставщикам».

К началу 1990 г. катастрофичность складывающегося в СССР экономического положения становится очевидной (рис. 5.2-5.4).

На этом фоне Сбербанк СССР отчитывается перед правительством о рекордных масштабах привлечения вкладов населения: «В отчетном году учреждения Сберегательного банка СССР привлекли во вклады, сертификаты, облигации государственного займа и билеты денежно-вещевых лотерей 45,6 млрд. руб. или на 23,5 млрд. руб. больше объемов, предусмотренных в плановом балансе денежных доходов и расходов населения на этот год. Решающее влияние на столь активный процесс привлечения средств населения в учреждения банка оказало превышение темпов роста денежных доходов населения (на 64 млрд. рублей или 12,9%) по сравнению с ростом расходов на товары и услуги (на 9,1%). В целом за 4 года текущей пятилетки остаток средств населения на счетах по вкладам увеличился на 117,1 млрд. руб. или на 53%. Такой высокий темп роста сбережений был обусловлен тем, что денежные доходы населения выросли на 32,7%, а расходы на покупку товаров и оплату услуг - лишь на 23,9%. Среднегодовые темпы прироста доходов населения за 1986-1989 гг. составили 7,3%, расходов на покупку товаров и оплату услуг - 5,5%, прироста вкладов 22,2%». Как видно из данных табл. 5.21, учреждения Сберегательного банка обеспечили перевыполнение плана по привлечению средств населения и по размещению их через Госбанк СССР на цели, определенные Советом министров СССР .

К началу 1990 г. тесная связь между состоянием бюджета, денежного обращения и положением на потребительском рынке, столь загадочная для руководства страны в середине 1980-х годов, уже очевидна. Председатель Правления Госбанка СССР В. Геращенко пишет в Верховный Совет СССР (апрель 1990 г.): «Положение с удовлетворением спроса населением на потребительском рынке остается крайне напряженным. В продаже недостает ряда продуктов питания, в первую очередь, продуктов животноводства, рыбы, кондитерских изделий, чая, картофеля, овощей, фруктов. Значительно повысились цены на сельскохозяйственные продукты на колхозных рынках, в январе-феврале 1990 года они возросли по сравнению с соответствующим периодом 1989 года на 14%» .





<< | >>
Источник: Гайдар Е.Т.. Гибель империи. Уроки для современной России.. 2006

Еще по теме Нарастающие проблемы советской экономики:

  1. Нарастающие проблемы и ошибочные решения
  2. ЭКОНОМИКА СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
  3. ГЛАВА 3 СОВЕТСКАЯ ЭКОНОМИКА: НЕИЗБЕЖНОСТЬ КРИЗИСА И РЕФОРМ
  4. ГЛАВА 2 СОВЕТСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА: СТРУКТУРА И ОРГАНИЗАЦИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
  5. УРОК 10. Потребительская кооперация в условиях советской власти и перехода к рыночной экономике
  6. Как в западной политологии выделяются проблемы бюрократизации власти в оценке феномена советской тоталитарной системы?
  7. Есть ли в Советском Союзе советская власть?
  8. 94. Проблемы и теории переходной экономики.
  9. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ РОССИИ
  10. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ.
  11. Трудноразрешимые проблемы истории экономики
  12. РАЗДЕЛ 2. МИКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДНОЙ ЭКОНОМИКИ
  13. ГЛАВА 4 ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВВ.
  14. ГЛАВА 7. ТРИ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ