НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФАКТОР РИСКА ЗДОРОВЬЮ У БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН

Существуют значительные трудности, с которыми сталкивается исследователь проблемы домашнего насилия. С одной стороны, подлинные масштабы этого явления остаются неизвестными в связи с тем, что многие жертвы домашнего насилия ощущают себя эмоционально-зависимыми от обидчика, в соответствии с распространенными гендерными стереотипами считают во всем виноватыми лишь себя и вообще не обращаются за помощью.
Кроме того, многие жертвы насилия не бывают в состоянии определить тот момент, когда семейные конфликты, ссоры, выяснения отношений переходят определенный порог и превращаются в открытые проявления насилия.

Наиболее частой формой насилия в семье является физическое насилие. К факторам, характеризующим ситуацию физического насилия в отношении женщины в семье, относится алкогольная зависимость супруга. Физическое насилие положительно коррелирует двумя другими психологическими показателями, фиксирующими отношение женщины к насилию: наличием жалоб и обвинений в адрес супруга, стремлением добиться прекращения насилия и, одновременно, с показателем, означающим терпение и готовность к многократному прощению обидчика [2; 3]. Можно предположить, что физическое насилие вызывает протест у жертв, но такие причины, как боязнь экономических осложнений в случае развода, нежелание оставлять детей без отца, жалость к мужу-алкоголику, опасения потери уважения со стороны окружающих в случае развода заставляют женщину вновь и вновь прощать обидчика. Это, в свою очередь, приводит к повторению ситуации насилия и ухудшению состояния жертвы. При этом жертвами нередко становятся не только женщины, но и дети.

Сексуальное насилие прямо коррелирует с такими социальными характеристиками жертвы, как молодой возраст, наличие не более одного ребенка, и обратно коррелирует с показателем, обозначающим наличие у жертвы статуса безработной. Небольшое количество обращений, к сожалению, не позволяет нам сделать какие-либо выводы о психологических особенностях жертвы или насильника в случае сексуального насилия. На основе данных о социальных факторах, можно утверждать, что от сексуального насилия в семье страдает незначительная часть женщин, обращающихся в службы психологической помощи. Обращающиеся за помощью женщины имеют сравнительно небольшой срок супружеских отношений, их семейная жизнь не осложнена большим количеством детей, они не относятся к одной из основных групп социального риска - безработным [2; 3].

На здоровье беременной женщины и ее будущего ребенка большое влияние оказывает существующий психологический климат в семье и то, как она ощущает себя в ней, насколько стабильна их совместная жизнь, каково финансовое благополучие. Постоянно переживаемые стрессы приводят к развитию у женщины

V М «

тревожных состояний. В психологической практике используют такие понятия, как ситуативная и личностная тревожность [1]. Ситуативная тревожность возникает как реакция на психотравмирующую ситуацию. Это состояние, которое характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью; оно способно изменяться по интенсивности и динамичности во времени. Личностная тревожность - устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге.
Определяющим является наличие у него тенденции воспринимать широкий спектр ситуаций как угрожающие, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Личностная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные для самооценки, самоуважения, хотя они таковыми не являются.

Целью работы являлось выявить распространённость гендерного насилия во время беременности и его роль в формировании повышенного уровня тревожности беременной женщины.

Результаты основаны на данных анализа материалов социологического опроса беременных женщин, наблюдающихся в женских консультациях г. Гродно (76 человек) и госпитализированных в акушерско-гинекологические отделения стационаров (76 человек), а также контрольной группы не беременных женщин того же возраста - студентки УО «ГрГМУ», женщины, приходившие на приём к врачу- терапевту поликлиники, а также госпитализированные в отделения стационаров терапевтического профиля (76 человек). Общий объём выборки составил 228 человек. Использован оригинальный социологический инструментарий с включением в него шкалы самооценки уровня тревожности Ч.Д.Спилбергера, Ю.Л.Ханина [1] статистической обработки данных опроса использованы методы описательной (расчёт средних величин) и непараметрической статистики (построение таблиц сопряжённости с расчётом критерия X, тест Колмогорова-Смирнова) пакетов прикладных программ 5ТАТ15Т1СА 6,0, 5Р55 13,0.

Распространённость и особенности насилия по отношению к женщине изучались по вопросам : «Испытывали ли вы когда-либо от полового партнера, от отца, брата угрозу оружием, угрозу физического воздействия, сексуальную агрессию, психологическую угрозу?», « Испытывали ли вы во время беременности от полового партнера, отца, брата угрозу оружием, угрозу физического воздействия. сексуальную агрессию, психологическую угрозу?»

Средний возраст опрошенных беременных женщин составил (М±т) 25,8±0,5 лет, женщин контрольной группы - 23,7±0,5 лет. Большая часть (45%) опрошенных женщин имели высшее образование, треть - среднее специальное. Около трёх четвертей опрошенных женщин проживали в городе, треть - в селе.

Каждая десятая опрошенная из контрольной группы, и 11,8% из числа беременных, сбор данных о которых проводился в женской консультации, испытывала когда-либо насилие со стороны партнёра. Беременные женщины, опрашиваемые в стационаре, отмечали, что испытывали когда-либо насилие со стороны партнёра в 18,4% случаев. Сравнение указанных показателей с использованием методов непараметрической статистики не подтвердило статистическую значимость различий. В то же время, уровень СТ значимо различался в группах женщин, испытывавших и не испытывавших насилие со стороны партнёра: 36,7 и 42,3, р<0,005. Уровень ЛТ в указанных группах также имел значимые различия: 43,9 и 50,05, р<0,005 (тест Колмогорова - Смирнова).

Насилие во время беременности испытывали 2,6% беременных, опрос которых осуществлялся в женской консультации, и 14,4% беременных из числа госпитализированных. Различия в долях оказались статистически значимы: х=5,54, р=0,0186. Уровень СТ значимо различался у женщин, отмечавших и не отмечавших наличие насилия со стороны партнёра во время беременности: 47,6 и 36,6, р<0,001.Уровень ЛТ составил 51,2 и 44,2 соответственно (р<0,05).

Насилие в родительской семье (со стороны отца либо брата) отмечено в 14,5% анкет у небеременных женщин и 11,8% опрошенных как в женской консультации, так и в стационаре. Результаты теста Колмогорова-Смирнова не подтвердили статистическую значимость различий между уровнями как ситуативной, так и личностной тревожности в двух группах женщин, выделенных по признаку насилия по отношению к девочке в родительской семье.

Таким образом, гендерное насилие - достаточно распространённое явление. Его отмечает каждая десятая молодая женщина.

Результаты доказывают, что насилие является статистически доказанным фактором риска повышенного уровня тревожности женщины во время беременности, отражается на её течении, способствует возникновению осложнений, требующих госпитализации беременной женщины. Несмотря на то, что жестокость по отношению к девочке в родительской семье также оказалась распространённым явлением (его отмечала каждая седьмая-восьмая опрошенная), она не является статистически значимым фактором повышенного уровня тревожности во время беременности.

Профилактика домашнего насилия - сложный процесс. Она требует комплексного подхода с широким вовлечением общественности. Наряду с тем, что каждый случай насилия - это личная трагедия для его жертв, которая не может предаваться огласке; предотвращение распространения насилия невозможно без привлечения гражданских инициатив.

<< | >>
Источник: О. В. Шиняева, И. Г. Гоношилина. Гражданское общество в России: состояние, тенденции, перспективы. 2012

Еще по теме НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ФАКТОР РИСКА ЗДОРОВЬЮ У БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН:

  1. СОЦИАЛЬНОЕ ЗДОРОВЬЕ КАК ФАКТОР МОДЕРНИЗАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА
  2. Анализ «факторов риска» и «компенсирующих» факторов по кредиту и принятие решения по результатам андеррайтинга
  3. 37. Научно-технический прогресс как фактор-носитель при социальном прогнозировании международных отношений.
  4. 2 7.2. Факторы политического риска по Дж. де ла Торре и Д. Некару
  5. 8.3.9. План поведения как противодействие агрессивному насилию и коварству
  6. 4.6. Ограничительные факторы достижения уровня допустимого риска в управлении трудовыми активами неустойчивой организации
  7. Пример анкеты матричного типа для экспертной оценки соотношения сил по одному из факторов политического риска
  8. ЗДОРОВЬЕ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ КАК РЕСУРС ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  9. ПОВЕДЕНИЕ БЕЛОРУССКИХ ПОДРОСТКОВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ЗДОРОВЬЮ КАК ПРОБЛЕМНОЕ ПОЛЕ ГРАЖДАНСКИХ ИНИЦИАТИВ
  10. Положение женщин в Афганистане