<<
>>

Неототалитарные тенденции в современном обществе и их социальные истоки

Тоталитаризм как крайняя форма социального контроля, пред­полагающая контроль за сознанием людей, — это не только явле­ние прошлого, но и одна из возможных альтернатив грядущего развития человечества.

Не случайно большинство авторов тоталитарных антиутопий связывали тоталитаризм с будущим развитием современного им общества.

После краха большинства коммунистических государств не все страны оказались готовы к демократии и переходу к ней. В некото­рых молодых государствах установились националистические ре­жимы, общественный строй которых с известными оговорками можно отнести к типу политического тоталитаризма. В наши дни оживилась, казалось бы, ушедшая в прошлое религиозная форма тоталитаризма. Это проявляется в активизации исламского фунда­ментализма, расширении количества и усилении влияния рели­гиозных тоталитарных сект и т.д.

Что же касается информационно-финансового тоталитариз­ма, то эта его разновидность еще не проявилась в завершенной форме и потому сегодня ее можно обрисовать лишь в самом об­щем виде как одну из тенденций развития информационного общества, в которое вступает человечество. Усиление роли СМИ в об­ществе, появление новых информационных технологий, создание глобальных коммуникационных сетей и прежде всего Интернет может быть использовано как в интересах укрепления демокра­тии, расширения политической информированности и компетен­тности граждан, их прямого участия в обсуждении и принятии политических решений, так и в целях укрепления привилегиро­ванного положения или даже социального господства определен­ных общественных групп или отдельных государств. С последней из этих тенденций и связан информационно-финансовый тотали­таризм.

Эта его разновидность, как и тоталитаризм в целом, не со­вместима с ценностями гуманизма, реальной свободы и демокра­тии, провозглашенными Мировым Сообществом.

Понять истоки и особенности информационного тоталитариз­ма можно, лишь зная ту социальную среду, которая делает воз­можным и порождает тоталитаризм.

Анализ предпосылок и причин тоталитаризма, констатация их наличия или отсутствия, их усиления или ослабления в ХХ1 в. дают основания судить о тенденциях в эволюции тоталитаризма в наши дни.

Рост рационализма и организованности

Одна из исходных, важнейших предпосылок тоталитаризма — нарастание рационализма в общественном созна­нии и организации. Тоталитаризм на основном, общегосударствен­ном уровне, как неоднократно отмечали его теоретики, вырос на почве успехов рационализма из веры в возможность разумно (с точки зрения определенной группы лиц) организовать всю жизнь общества.

Ослабла ли в современных условиях вера в неограниченные возможности разума по управлению обществом и реальные воз­можности такого управления? Конечно, нет. Резкое увеличение объема знаний, создание глобальных, общемировых информаци­онных систем, новые крупные достижения в области поведенчес­ких и управленческих наук, в том числе управления сознанием и поведением людей, однозначно свидетельствуют о нарастании рационализма и реальных возможностей по управлению различны­ми общественными процессами.

Следующая важнейшая, прямо связанная с усилением влия­ния рационализма на общественную мысль и политику предпо­сылка тоталитаризма — рост общественной организации. Тотали­таризм ХХ в. вырастает из стремления к глобальной, всеобъемлю­щей организации общества на научных основах. Организация рассматривается теоретиками тоталитаризма как средство эффектив­ного управления. Современные, претендующие на научность тота­литарные идеи и концепции не случайно зародились и распростра­нились в стране с наиболее развитыми традициями организованно­сти — Германии (немецкие идеи прямо повлияли и на тоталитарную модель в СССР). «Германия, — писал один из идейных вдохновите­лей национал-социализма В. Освальд, — стремится организовать Европу, которой до сих пор не хватает организованности: мы или, может быть, германская раса, первыми поняли важность органи­зации... Мы уже достигли полной организованности».

Сегодня развитые страны далеко обошли Германию начала ХХ столетия по уровню организованности различных сфер обществен­ной жизни. Причем традиционные политические, прежде всего государственные, организации пополнились такими новыми, все­проникающими институтами, как, например, налоговые службы. Появились многообразные, часто сросшиеся с властью группы интересов. Всеобъемлющая по своему охвату организация обще­ства при определенных условиях может быть использована для ограничения свободы личности, тотального контроля над граж­данами, программирования их сознания и поведения. Вывод в пользу такого рода использования роста общественной организо­ванности сделал еще «отец» итальянского фашизма Б. Муссоли­ни: «Мы первыми заявили, что чем сложнее становится цивили­зация, тем более ограничивается свобода личности».

Средства контроля

Научно-технический прогресс и преж­де всего происходящая в конце нынеш­него века информационная революция качественно изменили и рез­ко усилили такую важнейшую предпосылку тоталитаризма, как сред­ства контроля за личностью. На протяжении многих веков и даже тысячелетий отсутствие эффективных средств контроля ограни­чивало возможности власти в надзоре за подданными, не позво­ляло росткам тоталитаризма пробиться за границы сравнительно небольших уровней общественной организации — общин, сект, орденов и т.п.

Уже первые модели тоталитаризма на уровне крупных госу­дарств стали возможны лишь в результате научно-технического прогресса и прежде всего распространения средств массовых ком­муникаций: прессы, телеграфа, радио, а затем и телевидения. Невиданные доныне, широчайшие возможности для контроля за сознанием и поведением граждан дают происходящие в совре­менном мире глобальная информатизация и компьютеризация общества. Они делают технически возможными не только систе­матическую идеологическую индоктринацию, тотальное «промы­вание мозгов», но и управление индивидуальным и групповым, массовым сознанием и поведением. Как отмечает О.

Тоффлер, в конце ХХ — начале ХXI в. именно знания и информация стано­вятся ключевым ресурсом власти. Они позволяют «достичь иско­мых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; превратить против­ников в союзников».

Коммуникационная революция, проявившаяся в создании спутниковой связи, кабельного радио и телевидения, компью­терных текстовых коммуникационных систем (видео-, экранных и кабельных текстов и др.), а также в массовом распространении компьютеров, создала возможность электронного контроля за жизнью, образом мыслей, планами и настроениями как отдель­ных граждан, так и любых общественных организаций. Современ­ные компьютерные сети позволяют накапливать и использовать обширнейшую информацию о здоровье, общественной активно­сти, политических установках, личных связях, финансовых де­лах, встречах и поездках граждан и т.д. Собирать же информацию с различных электронных досье можно сравнительно легко и быстро, к тому же незаметно для общества.

Быстрый доступ к имеющейся обширной информации прак­тически о любом конкретном человеке или организации, ее централизованная обработка и обобщение дают властям мощное оружие по предотвращению или пресечению нежелательных дей­ствий, косвенному, внешне не бросающемуся в глаза управлению поведением людей. Не случайно уже один из ранних крупных тео­ретиков информационного общества Дж. Мартин, озабоченный распространением компьютерных досье и других негативных по­следствий информатизации, задался вопросом: «Не приведет ли это к “информационному фашизму”?»

Методы контроля

Влияние НТП на возможности тота­литарного контроля не ограничива­ется его техническими средствами, но проявляется и в методах. При этом используются методы не только индивидуального, но и статистического воздействия. Последние предполагают преимуще­ственно косвенное, без прямых указаний и запретов влияние на человека. Они ориентированы на большие группы людей, допус­кают некоторую степень индивидуальной свободы и значитель­ные индивидуальные отклонения в поведении.

Однако в целом они гораздо более эффективны, чем используемые традицион­ным тоталитаризмом методы прямого тотального управления со­знанием с помощью прямой идеологической индоктринации (вне­дрения идеологии) и запретов. На фоне нынешних опирающихся на новейшие достижения науки технологий управления массо­вым сознанием и поведением методы тоталитарного контроля, использовавшиеся сталинистским и национал-социалистическим режимами, выглядят примитивными, топорными.

В теории и практике современного управления массовым по­ведением широко используются не только информационные, но и традиционные, однако в современных условиях ставшие более ис­кусными и утонченными экономические методы, опирающиеся на власть денег, богатства. Концентрация в руках немногих лиц огромных богатств, особенно когда они с помощью угодных пра­вительств в той или иной степени контролируют и государство, создает опасность использования финансово-политической олигар­хией экономических методов влияния в качестве эффективного инструмента тоталитарного контроля.

Арсенал более конкретных методов управления массовым со­знанием и поведением достаточно разнообразен и многие из них держатся в секрете. Один из таких методов - заимствованный из кибернетики триггерный способ управления населением. Суть это­го метода состоит в управлении системой через контроль лишь за ее ключевыми точками, которыми применительно к современно­му обществу являются прежде всего финансовые ресурсы, элект­ронные СМИ, наиболее влиятельные элиты и организованные группы. Триггерный способ социального управления широко ис­пользовался в политике правящего посткоммунистического ре­жима в России.

Современные методы управления сознанием охватывают так­же различные способы и целые технологии воздействия на разум, подсознание, чувства и волю людей, внушения им идей и оце­нок, не соответствующих действительности или их собственным интересам. Наличие столь мощных технических средств и эффек­тивных методов управления индивидуальным и массовым сознанием и поведением может быть реализовано в целях утверждения тоталитаризма тогда, когда существует такая важнейшая его пред­посылка, как наличие в обществе острых конфликтов, а также влиятельных общественных групп, заинтересованных в установле­нии и использовании тоталитарного режима.

Тоталитаризм представляет собой особый способ подавления социальных конфликтов. Будучи радикальной, крайней формой проявления социального контроля, он, как свидетельствует опыт истории, обычно используется различными общественными си­лами в таких остроконфликтных ситуациях, когда другие, более умеренные формы социального, в том числе политического, конт­роля являются или кажутся недостаточно эффективными (или не­приемлемыми по культурно-идеологическим причинам).

Соизмеряя с нынешними реальностями вышеназванную пред­посылку тоталитаризма - конфликтность ситуации и наличие за­интересованных в тоталитарном контроле групп в целях обеспече­ния своего привилегированного положения в обществе и на этой базе общественной стабильности, можно констатировать, что как глубокие социальные конфликты, так и общественные силы, стре­мящиеся решать, а точнее подавлять их проявление с помощью новейших методов социального контроля - это реальность многих стран мира и в первую очередь государств с высоким уровнем социального неравенства, к которым принадлежит и постсовет­ская Россия.

Программирование сознания

Пожалуй, важнейшая особенность современной формы тоталитаризма

проявляется в его определении как «информационный» или «ком­муникационный». Свойства информации, процесса ее распростра­нения и использования в целях управления массовым сознанием и поведением предопределяют многие другие особенности информационного тоталитаризма.

Приоритетная роль СМИ в современном обществе связана не только с появлением высокоэффективных технических средств и научных методов воздействия на людей, программирования их поведения, но и с разрушением преимущественно стихийных и неконтролируемых властями или организованными группами тра­диционных общинных, церковных, семейных, родственных, со­седских и тому подобных коммуникаций, ограничивающих воз­можности манипулятивного влияния СМИ.

На протяжении многих веков такого рода общение людей слу­жило важным источником информации, ее оценки и выработки коллективного мнения. Индустриализация общества, а также сознательное культивирование в ряде стран политики индивидуализма привели к разрушению традиционных коммуникаций и атомизации граждан, подавляющее большинство из которых сегодня по­лучает политическую и социальную информацию почти исклю­чительно от электронных СМИ и главным образом телевидения. Известно, что современный человек, в отличие от своих отцов и дедов, очень редко находит возможность для обычного и тем бо­лее политического общения со окружающими и часто даже не знает соседей по лестничной клетке.

СМИ и другие институты социализации влияют на сознание и поведение людей не только через информацию об окружающем мире, но и посредством изменения самого человека: его ментали­тета, ценностных ориентаций, потребностей и интересов, а так­же формирования общественного мнения, нравов и морали. СМИ, а также другие институты социализации создают те ценностные магнитные полюса, которые структурируют политическое пове­дение граждан. Такими благоприятными для развития неототали­тарной тенденции ценностными полюсами являются гипертро­фированное потребительство, высокий социальный статус (бо­гатство и власть - его главные критерии), успех как повышение социального ранга и обладание престижными вещами, презре­ние к неудачникам. Людьми, у которых эти идеалы вытесняют духовно-нравственные ценности, легко управлять с помощью де­нег и престижных должностей.

Система идей и ценностей, основанная на потребительстве, вещизме, статусности и индивидуализме и изо дня в день внуша­емая с помощью рекламы и других средств, выступает своего рода «политической религией» информационного тоталитаризма, божествами которой являются «золотой телец» и престижное место в социальной иерархии. Культ этого рода божеств, заменяющий ха­рактерный для политического тоталитаризма культ личности вож­дя, ярко демонстрировало российское телевидение последних лет.

Социально-политической проекцией неототалитарных ценно­стных ориентиров являются голый материализм, бездуховность, индивидуализм и эгоизм, блокирующие формирование коллек­тивных форм сознания и массовый организованный протест. Потребительское индивидуалистическое мировоззрение формирует­ся в сложно организованном и регулируемом обществе с разви­тыми неототалитарными тенденциями отнюдь не стихийно, а с помощью искусных методов психологического и иного воздействия, а также многократных повторений. Как заметил герой уже упомянутой тоталитарной антиутопии О. Хаксли Бернард, «по сотне повторений три раза в неделю в течение четырех лет... — готова истина». Современные СМИ в России последних лет по количе­ству рекламных и иных повторений образцовых потребительских стандартов и индивидуалистических ценностей далеко перещего­ляли «гипнопедов» (специалистов по внушению идей и ценнос­тей) в тоталитарной модели Хаксли.

Информационный тоталитаризм предполагает прямую ориен­тацию СМИ на управление политическим поведением граждан, и особенно их электоральным выбором. Это возможно там, где пра­вящая элита обладает фактической монополией на наиболее влиятельные, электронные СМИ и информационные агентства. Ру­ководство масс-медиа позволяет правящей элите эффективно вли­ять на формирование массовых настроений и программировать политическое поведение граждан, а порою осуществлять настоя­щий телевизионный террор, буквально вдалбливая угодные ей цен­ности в сознание людей, особенно молодежи, посредством не­прерывной навязчивой рекламы.

Информационный тоталитаризм, как и его другие виды, фор­мирует определенный массовый тип личности. Это «одномерный» (Г. Маркузе) «человек-волк», примитивный в своих потребностях и суждениях индивидуалист, трудолюбивый, лояльный к началь­ству и правительству, готовый к дарвинистской борьбе за суще­ствование и не утруждающий себя размышлениями о высоких материях.

Экономическая и политическая власть

Приоритетная роль СМИ в механизме информационного тоталитаризма не отрицает широкого использования и других, более традиционных способов социального управления с помощью экономической и политико-административной влас­тей. Влияние экономической власти на сознание и поведение хо­рошо известно. Там, где господствуют рыночные ценности, день­ги позволяют покупать не только СМИ и другие средства воздей­ствия на сознание людей, но и подкупать политических лидеров, журналистов и целые слои населения.

В условиях информационного тоталитаризма экономическая власть с успехом может выполнять характерную для политическо­го тоталитаризма функцию культивирования массового страха. Однако в этом случае на первое место выступает прежде всего страх потерять работу или быть неудачником, социальным аут­сайдером. Страх как психологическое состояние обладает свойством трансляции — расширения своего объекта и перехода на другие области. К примеру, страх перед потерей рабочего места проявляется и в боязни проявления политического протеста.

Информационный тоталитаризм не пренебрегает и традици­онным средством социального контроля — физическим насилием, а больше его угрозой. Он базируется на мощном аппарате государ­ственного принуждения, хотя и старается держать его в тени. Ог­ромный репрессивный аппарат превращает демократию в поли­цейское государство. Он гарантирует стабильность существующего строя и побуждает оппозицию отказываться от наиболее опасных для правящего слоя форм политического протеста и соглашаться на принятие заведомо проигрышных для нее правил политичес­кой игры, предполагающих отсутствие прямого доступа полити­ческих оппонентов к электронным СМИ, лишение их значитель­ных денежных ресурсов и в конечном счете блокирование их свя­зей с массами.

Иллюзорная демократия

Приоритетная роль информационно­го и экономического контроля в нео­тоталитарной системе проявляется в доминировании в ней мето­дов косвенного, скрытого воздействия на массы, статистического программирования их сознания и поведения. Это позволяет широко использовать в целях манипулирования массами и камуфлирова­ния системы тоталитарного господства демократические институ­ты. Урезанная до превращения в красивую оболочку тоталитарных структур власти демократия становится вовсе не опасна и даже полезна для сохранения этого типа господства. Она легитимирует господство правящей элиты, поддерживает массовые иллюзии свободы выбора и выступает в роли выхлопного клапана, позво­ляющего (особенно в период избирательных кампаний) спускать пар массового недовольства и предохранять систему от полити­ческого «перегрева». При этом в угоду политическим реальностям подменяется традиционное и популярное в массах понятие де­мократии как народовластия. Она трактуется как способ форми­рования правительства, основанный на конкуренции претенден­тов на властные позиции, как власть меньшинства, элиты, леги­тимированная с помощью выборов. Что же касается выборов, то они бывают весьма редко. К тому же в условиях эффективного управления сознанием и электоральным поведением граждан они превращаются в развлекательное шоу и лишь способствуют ук­реплению иллюзий свободы и демократии.

Ярким примером эффективного управления массовым созна­нием служат президентские выборы 1996 г. в России. Несмотря на, казалось бы, безнадежное положение президента за полгода до выборов, — в январе его поддерживали лишь примерно 5% опраши­ваемых избирателей - с помощью СМИ организаторы его изби­рательной кампании и имиджмейкеры смогли обеспечить его пере­избрание. Причем после первого тура президент, получив инфаркт, вообще не подавлялся даже на телеэкране, уподобляясь «Старшему Брату» из известного тоталитарного романа Дж. Оруэлла «1984», о котором нельзя было определенно сказать, жив ли он.

В отличие от других разновидностей тоталитаризма информа­ционно-финансовый тоталитаризм — сравнительно новое и ма­лоизученное явление. Этот тип политической системы и общества достаточно динамичен, подвижен в смысле степени тоталитарно­сти. В качестве однозначно неототалитарного едва ли можно ква­лифицировать какое-нибудь из существующих государств мира.

Блокировать развитие тенденции неототалитаризма и предот­вратить ее массовое распространение в мире XXI в. можно лишь общими усилиями всех гуманистических сил, рассматривающих демократию не как удобную форму утонченного господства при­вилегированного меньшинства, а как реальное движение на пути осуществления идеалов народовластия, свободы личности и со­циальной справедливости. Развитие информационной демократии, устранение всевластия крупного и прежде всего олигархического капитала, сохранение и развитие социальной государственности, расширение реального участия масс в управлении, борьба против глобального информационного гегемонизма — вот лишь некото­рые пути защиты демократии перед новой тоталитарной угрозой.

В современном мире характерные для информационного тота­литаризма методы социального управления широко используют и авторитарные (особенно полуавторитарные, имеющие некото­рые демократические институты) политические режимы, что ча­сто делает грани между этими типами политических систем до­вольно размытыми.

<< | >>
Источник: Пугачев В.П., Соловьев А.И.. Введение в политологию. 2005

Еще по теме Неототалитарные тенденции в современном обществе и их социальные истоки:

  1. Современные тенденции социально-экономического развития
  2. Особенности социальной стратификации в современном российском обществе
  3. МЕНТАЛЬНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОБЪЕДИНЕНИЯ ГРАЖДАН В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
  4. Истоки гражданского общества
  5. ИДЕЙНЫЕ ИСТОКИ СОВРЕМЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  6. Современный терроризм и его истоки
  7. Истоки становления современного управления персоналом
  8. Идейные истоки современной концепции прав человека
  9. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ
  10. О. В. Шиняева, И. Г. Гоношилина. Гражданское общество в России: состояние, тенденции, перспективы, 2012
  11. Тенденции и факторы социально-экономического развития регионов
  12. Каковы дальнейшие научные интерпретации выводов Р. Михельса о неизбежности олигархических тенденций в обществе?
  13. 4.1. Основные тенденции социального и политического развития во второй половине ХХ в.
  14. СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА
  15. Социально-классовая структура российского общества
  16. Социальные факторы политических изменений в переходных обществах
  17. Вопросы для выявления тенденции давать «социально желательные» ответы (шкала «Ж»)