<<
>>

Общая характеристика демократических институтов.

Процесс демократизации, охвативший Европу со второй половины XVI века, вызвал к жизни множество явлений, среди которых важнейшими являются создание организаций и институтов, по выражению Ж.

Бешлера, «придавших форму современному миру».

Возникшие демократические институты рассматриваются с разных позиций. Так позиция универсализма предполагает для всех стран, желающих вступить на путь демократического развития, единые институты и практики. Позиция историзма свидетельствует о единичных исторических явлениях, пригодных, например, только для Европы, но не универсальных для других стран. Третья позиция исходит из следующей гипотезы: современные политические институты приспособлены к современной эпохе и могут рассматриваться в качестве универсальных только в рамках современности. Но функционируют эти институты с учетом национально-исторических особенностей. Новая же эпоха принесет с собой новые институты, приспособленные к новой исторической ситуации. Эта третья позиция, с нашей точки зрения, является наиболее перспективной.

Исследование демократии как политической системы и политического режима предполагает институциональное обеспечение ее норм и правил. Политическая система представляет собой совокупность политических институтов, нормативно-правовых и информационно-коммуникативных компонентов, которые должны реализовывать как базовые принципы функционирования демократических политических систем, так и соответствовать современным тенденциям их развития.

Универсальные процедуры и механизмы демократии Роберт Даль определяет как политические институты, к которым он относит выборность должностных лиц, свободные, честные, часто проводимые выборы, свободу выражения, доступ к альтернативным источникам информации, автономию ассоциаций и всеобщие гражданские права.

В качестве общепринятых традиционных можно также выделить следующие демократические институты: наличие конституции, закрепляющей приоритет прав личности над государством и обеспечивающей одобренный гражданами механизм разрешения споров между личностью и государством; реально существующее и функционально работоспособное разделение властей как по вертикали (законодательная, исполнительная, судебная), так и по горизонтали (власть центра и регионов); свобода выражения политических суждений и наличие разнообразных источников информации; свобода артикуляции политических интересов и наличие развитой многопартийной системы.

По мнению А.П. Цыганкова, «конституирование и консолидация этих институтов составляет существо перехода к стабильной демократической системе».

В качестве современных тенденций Ю. Нисневич выделяет формирование правового социального государства, гражданского общества, децентрализацию власти, создание эффективной системы контроля за органами власти и политического участия с использованием современных технологий. На эти тенденции накладываются институциональные проблемы, встающие сегодня перед демократиями, среди которых, по мнению Ж. Бешлера, важнейшими являются структура институтов, учреждение исполнительской функции, системы выборов и независимость судебной функции.

Под политическими институтами в современное время понимается совокупность учреждений, организаций с определенной структурой и субординацией, воспроизводимой с течением времени совокупностью норм и правил, упорядочивающих политические отношения, как между организациями, так и между людьми. Таким образом, политические институты представляют собой «триединую целостность – организацию, нормы, отношения».

В научной среде достаточно распространена формулировка Д. Норта, который рассматривает институт как правила игры в обществе, устанавливаемые людьми ограничения, которые структурируют политическое, экономическое и социальное взаимодействие. Д. Норт акцентирует внимание на отличии институтов, под которыми он понимает правила игры, от организаций – субъектов социальной жизни.

Институты могут быть формальными и неформальными. Под формальными институтами понимают нормы государственного управления, конституции, законы и т.д., функционирование которых гарантируется государством посредством легитимного насилия. Неформальные институты включают в себя традиции, моральные ценности, обычаи, соглашения, реализацию которых обеспечивают заинтересованные в их функционировании субъекты. В условиях демократии нет противоречий между формальными и неформальными институтами. Они органически дополняют друг друга, способствуя повышению адаптивности демократической системы.

И, напротив, в условиях неконсолидированной демократии соглашения могут не соблюдаться, легко нарушаться, что может привести к подрыву деятельности формальных демократических институтов.

Важнейшим условием политической стабильности и эффективности политической системы является процесс институционализации. Под институционализацией В. Ачкасов и Б. Грызлов понимают «процесс образования, развития и усвоения индивидами и различными социальными общностями необходимых норм и ролей, ценностей и эталонов политического поведения, способов контроля за их поведением, а также результат процесса, в рамках которого политическое действие начинает регулироваться и приобретать стабильные черты политической структуры». В каждом обществе возникает специфическая конфигурация государственных и негосударственных политических институтов, которая носит название институциональный дизайн. Реймон Арон полагает, что в каждом обществе институты власти должны быть приспособлены к особенностям конкретной исторической обстановки.

Политические институты подразделяются на институты власти и институты участия. К первым относятся институты, осуществляющие государственную власть на различном иерархическом уровне, ко вторым – институты участия, структуры гражданского общества. Совокупность политических институтов составляют политическую систему общества, представляющую собой определенную целостность, органическое взаимодействие субъектов политики, других элементов политической действительности.

Механизм политической власти определяется характером деятельности политических институтов, используемых ими средств и методов. Основным властным институтом выступает государство, осуществляющее всю полноту публичной власти. Государство охватывает своей деятельностью всех членов общества, в наиболее полной мере выражает интересы всех классов и социальных групп, формирует разветвленный аппарат управления, регулирующий различные сферы жизнедеятельности. В осуществлении власти государством особое место принадлежит законности и правопорядку.

Право обеспечивает законную силу проводимой политики.

Другим важным политическим институтом является гражданское общество, в рамках которого осуществляется деятельность негосударственных политических институтов. Государство и гражданское общество как политические институты формируются в Европе и США примерно в период Нового времени под влиянием происходящих модернизационных изменений. Именно с этого времени складывается основной институт власти в обществе, об­ладающий монополией на принуждающее насилие на определенной территории, — государство. В то же время, под влиянием это­го процесса происходит формирование своеобразной антитезы го­сударства — гражданского общества.

Французский профессор права Морис Ориу – один из основоположников теории институционализма - рассматривал общество как совокупность огромного числа институтов. Он считал, что социальные механизмы представляют собой организации, или институты, включающие в себя людей, а также идею, идеал, принцип, которые служат своего рода горнилом, извлекающим энергию этих индивидов. Если первоначально тот или иной круг лиц, объединившись для совместных действий, образует организацию, то с момента, когда входящие в нее индивиды проникаются сознанием своего единства, она предстает уже институтом. Отличительным признаком института французский юрист считал именно направляющую идею.

М. Ориу выделял два типа институтов: корпоративные (государство, профсоюзы, торговые общества, ассоциации, церковь) и вещные (правовые нормы). Оба вида были охарактеризованы им как своеобразные идеальные модели социальных отношений. Различие между ними усматривалось в том, что первые инкорпорированы в социальные коллективы, тогда как вторые не имеют собственной организации и могут применяться в рамках любых объединений.

Основное внимание в теории М. Ориу было уделено корпоративным институтам. Как автономные образования они обладают общими чертами, а именно: определенной направляющей идеей, организацией власти и совокупностью норм, регулирующих внутренний распорядок.

Понятия власти, управления, права в его доктрине были распространены на все корпоративные институты. Социальные формирования тем самым были приравнены друг к другу и изображались явлениями одного порядка.

Как и другие идеологи неолиберализма, М. Ориу доказывал необходимость признания государственного вмешательства, которое является политическим вмешательством в целях поддержания порядка и не претендует на то, чтобы превратить государство в экономическую общность. Государство, согласно его концепции, должно стать публичной службой либерального порядка. Его задача – направлять и контролировать экономическую жизнь общества, оставаясь в то же время общенациональным институтом, т.е. нейтральной посреднической силой. Сколь бы различны и даже противоположны ни были устремления социальных коллективов, общество оказывалось, по смыслу этой концепции, интегрированным в единую систему экономического и политического равновесия.

Вопрос о соотношении государства и других социальных институтов М. Ориу решал по формуле «первый среди равных». Настало время, писал он, «рассмотреть государство не как суверенитет, но как институт институтов».

Характер взаимодействия общественных объединений граждан и государства определяет эффективность политической системы общества, через которую реализуется в полной мере политическая власть. Функциональной характеристикой политической системы выступает политический режим, под которым понимается «совокупность характерных для определенного типа государства политических отношений, применяемых властями средств и методов, сложившихся отношений государственной власти и общества, господствующих форм идеологии, социальных и классовых взаимоотношений, состояния политической культуры». В зависимости от сте­пени социальной свободы индивида и характера взаимоотно­шений государства и гражданского общества, как правило, различают три типа режимов: тоталитарный, авторитарный и демократиче­ский. Американский политолог Хуан Линц дополняет общепринятую классификацию еще двумя типами политических режимов: посттоталитарным и султанистским.

Демократия представляет собой форму организации политической жиз­ни, отражающую свободный и конкурентный выбор населением той или иной альтернативы общественного развития, вклю­чение в демократический процесс всех политических институтов; обес­печение условий политической активности для всех членов полити­ческого сообщества независимо от их политических предпочтений. За счет соучастия во власти всех слоев населения демократия открыта одновременно всем вариантам социального выбора. Демократия не требует обязательной смены правящих партий, но возможность такой смены должна существовать. В условиях демократии проблема взаимодействия государства и общества решается в пользу общества, с учетом разнообразных запросов граждан.

Демократические цели государства требуют соответствующих способов реализации власти, а именно – демократического режима, так как демократические результаты возможны только при использовании демократических методов и приемов осуществления власти.

В демократических обществах основы социально-политического строя характеризуются постоянной нестабильностью. Резко ослабив значение норм — легитимность которых зависит ли­бо от трансцендентальных критериев (Всевышний), либо от естественного уклада (культурная традиция), — демократические общества эпохи модерна, даже в условиях недостаточного развития в них демократических механиз­мов, начинают ощущать потребность в обретении собствен­ной социополитической идентичности. Процессы демокра­тизации ведут к отрицанию персонифицированных определений жизненных средств и целей. Акторы в современных демократических системах начинают со­знавать, что прежние критерии, ориентированные на окончательную достоверность, рушатся. Им становится ясно, что ни­чего бесспорного не существует и что они обречены вновь и вновь определять для себя собственный образ жизни.

Демократическим обществам свойственна неопределенность, состоящая в том, что социально-политические цели и средства по своему происхождению, по своей сущности вовсе не явля­ются неизменными. Эти цели и изби­раемые ими технические средства всегда оказываются спор­ными, порождают конфликты и сопротивление, а значит, под­вержены постоянным изменениям во времени и пространстве.

Именно поэтому, считает Дж. Кин, никогда нельзя полностью принимать институты, существующие внутри всецело демократических систем, и принимаемые в рамках этих систем решения — как если бы все споры относительно власти, справедливости или закона можно было раз и навсегда разрешить при помощи не­коего универсального метаязыка. Всецело демократические системы никогда не смогут достичь совершенного состояния. Им будет присуще сознание необходимости выносить сужде­ния по тем или иным вопросам, т.к. они сохранят понимание того, что знать и контролировать всё они не в состоянии. Полностью демократические систе­мы будут обладать известной скромностью в вопросе позна­ния мира. Они не смогут польстить себе утверждениями о своей способности непосредственного знания мира в целом, ибо во всех сферах жизни они будут вовлечены в рискован­ную и зачастую неоднозначную деятельность самосозидания.

Важнейшим демократическим институтом является правовое государство, в котором действия властей ограничены правовыми, политическими и нравственными рамками. Правовое государство в своей деятельности ориентируется на интересы человека и общества, создает равные условия для каждого гражданина независимо от его положения в обществе. В рамках правового государства особое место принадлежит конституционализму, который является стабилизирующим фактором, обеспечивает предсказуемость осуществляемой политики. Исходным началом конституционности является признание приоритетности принципа права, а не фактора силы. Закон становится основным инструментом, регулирующим различные стороны общественной жизни, определяющим границу власти. Верховенство закона является необходимым условием для нормальной жизнедеятельности каждого человека и всего общества. Режим законности, торжество права в неразрывном единстве с приоритетом человека – самое главное в понимании природы правового государства.

Правовое государство опирается на принцип разделения властей, который в современной интерпретации имеет три акцента: социальный, политический и юридический. С точки зрения социальной, разделение властей обусловливается разделением общественно необходимого труда по осуществлению властных функций, его специализации и профессионализации. Политический смысл разделения властей заключается в демонополизации власти, рассредоточении ее по различным участкам и рациональной организации. Юридический аспект разделения властей реализуется через конституционное закрепление важнейших положений самой идеи, конституционное разграничение ветвей власти.

Демократия, так же как и правовое государство, не представляется возможной без свободы человека, реализации которой служат политические институты при условии, если они не просто законны, но и легитимны. Свобода процветает только в том случае, если обществу удается создать институты, обеспечивающие ее стабильность и продолжительное существование. По мнению Ральфа Дарендорфа, «институты – это рамки, в которых мы осуществляем свой выбор, например, экономическое процветание. Институты гарантируют нам соблюдение наших прав, следовательно – социальную справедливость. Если мы хотим, чтобы как можно большее число людей имело лучшие шансы в жизни, мы должны добиваться этого через институты, не переставая оттачивать и совершенствовать эти структуры».

Следует подчеркнуть, что недопустимо слепое копирование иностранного опыта организации и функционирования политических институтов. Эффективность их деятельности в условиях устоявшихся демократических норм и правил не является гарантией успешного функционирования в странах, находящихся в процессе демократизации. Немаловажное значение имеют национальные особенности, практический опыт и культура каждого народа, сложившиеся обычаи и исторические традиции политической жизни общества и государственного управления. Главным критерием эффективности деятельности политических институтов является качество жизни конкретного человека – конечной цели всей государственной власти.

Правовое государство, направляя свою деятельность на реализацию интересов каждого человека, его прав и свобод, неизбежно становится социальным. Социальное государство - это государство, стремящееся к обеспечению каждому гражданину достойных условий существования, социальной защищенности, соучастия в управлении производством, а в идеале примерно одинаковых жизненных шансов, возможностей для самореализации личности в обществе. Деятельность такого государства направлена на всеобщее благо, утверждение в обществе социальной справедливости. Оно сглаживает имущественное и иное социальное неравенство, помогает слабым и обездоленным, заботится о предоставлении каждому работы или иного источника существования, о сохранении мира в обществе, формировании благоприятной для человека жизненной среды.

Социальное государство осуществляет свои цели и принципы в форме правовой государственности, однако идет значительно дальше по пути гуманизации общества - стремится расширить права личности и наполнить правовые нормы более справедливым содержанием. Между правовым и социальным принципами государственного устройства есть как единство, так и противоречия. Их единство состоит в том, что оба они призваны обеспечивать благо индивида: первый — физическую безопасность граждан по отношению к власти и друг к другу индивидуальную свободу и основополагающие, главным образом гражданские и политические права личности с помощью установления четких границ государственного вмешательства и гарантий против деспотии, второй - социальную безопасность материальные условия свободы и достойного существования каждого человека. Противоречия же между ними проявляются в том, что правовое государство по своему замыслу не должно вмешиваться в вопросы распределения общественного богатства, обеспечения материального и культурного благосостояния граждан, социальное же государство непосредственно занимается этим, хотя и стремится не подрывать такие основы рыночного хозяйства, как частная собственность, конкуренция, предприимчивость, индивидуальная ответственность и т.п., не порождать массовое социальное иждивенчество. В отличие от социализма советского типа, который пытался установить благополучие всех с помощью уравнительного распределения благ, социальное государство ориентируется на обеспечение каждому достойных условий жизни в первую очередь в результате повышения эффективности производства, индивидуальной ответственности и активности. В наши дни демократические государства стремятся найти меру оптимального сочетания правового и социального принципов.

Для поставторитарных стран в процессе демократизации актуальной является проблема эффективности политических институтов. При этом возникает, по мнению В.И. Пантина, замкнутый круг: «новые демократические политические институты не могут стать достаточно эффективными, поскольку не пользуются необходимой поддержкой со стороны массовых и элитных групп общества, а получить поддержку и легитимность эти институты не могут, поскольку в глазах большинства населения не являются эффективными, способными помочь в решении возникающих перед обществом проблем». Поэтому главным вопросом в переходный период известный отечественный политолог считает демократичность в сочетании с эффективностью. Данный тезис особенно важен для России и некоторых других посткоммунистических и поставторитарных стран, где распространено мнение о принципиальной неэффективности демократических институтов, не соответствующим национальным традициям государства. Анализ эффективного становления демократических режимов позволяет утверждать, что демократические политические институты становятся действительно эффективными лишь в результате длительного процесса развития и адаптации к условиям и традициям данного общества, о чем свидетельствует опыт демократического строительства в западных странах. Так о высокой степени демократичности в западных государствах следует говорить лишь со второй половины ХХ века. Следовательно, современные сложности в становлении демократических политических институтов, как в России, так и в ряде других стран, объясняется не проблемой совместимости демократии и ее институтов с национальными традициями и нормами, а тем, что они могут стать эффективными лишь постепенно адаптируясь к политическим реалиям. «Чтобы прийти к демократии, - утверждает американский политолог Данкварт Растоу, - требуется не копирование конституционных законов или парламентской практики некоей уже существующей демократии, а способность честно взглянуть на свои специфические конфликты и умение изобрести или позаимствовать эффективные механизмы их разрешения».

Утверждение и развитие новых политических институтов проходит три основные фазы. Первая фаза – формирование и становление данного института, вторая фаза – его легитимизация, укоренение в обществе и общественном сознании, адаптация к традициям и нормам и третья – рост его эффективности. Вторая фаза, как правило, является наиболее продолжительной и может сопровождаться откатами к авторитаризму, за которыми следуют новые попытки утверждения демократических институтов в обновленном виде. Как показывает опыт демократического строительства, ключевой проблемой, от решения которой зависит эффективность политических институтов, является придание этим институтам социальной направленности в интересах широких слоев населения. В тех странах, где удавалось сочетать демократических институты с сильной социальной политикой, эти институты обретали необходимую легитимность и устойчивость.

<< | >>
Источник: Баранов Н.А.. Современная демократия: эволюционный подход. 2008

Еще по теме Общая характеристика демократических институтов.:

  1. Глава 7. Общая характеристика демократических институтов на Руси
  2. 6.5. Республиканизм как институт демократического правления
  3. Общая характеристика
  4. 24.2. Общая характеристика кредитования жилищного строительства
  5. Общая характеристика
  6. Общая характеристика
  7. Общая характеристика
  8. Общая характеристика
  9. Общая характеристика
  10. Общая характеристика анализа
  11. Лекция 7. Общая характеристика политической системы Российской Федерации