<<
>>

Операционализация понятий

Операционализация переменных и гипотез представляет собой одну из наиболее важных процедур подготовки к политическому анализу — как теоретическому, так и прикладному. Оттого, каким образом переменные анализа будут приведены к операциональному виду, зависит дальнейший выбор методов исследования, формат информационного обеспечения, в конечном счете — характер получаемых результатов.

Операционализация (от лат. operatio — действие) в широком смысле представляет собой процесс приведения понятий к такому виду, который позволит работать с ними на практическом уровне, оперировать ими при решении конкретных аналитических и прогнозных задач, верифицировать или фальсифицировать гипотезы исследования. В бо­лее узком смысле операционализация — это приведение понятия к из­меряемому виду, превращение его в переменную.

В некоторых простых случаях операционализация осуществляется посредством всего одного логического действия. Так, понятие «электоральная поддержка партии» на эмпирическом уровне соответствует переменной «число (или доля) голосов, отданных за данную полити­ческую партию» на определенных выборах.

Однако многие понятия, используемые в политическом анализе, требуют сложной, многоступенчатой процедуры операционализации. Это связано с тем, что они:

• сформулированы в слишком расплывчатой форме, их содержа­ние неконкретно, допускает несколько толкований;

• являются слишком абстрактными, эмпирически ненаблюдаемыми и, соответственно, не поддающимися непосредственному измерению.

Возьмем термин «политическая стабильность», активно употребля­емый и в академической политологии, и в комментариях средств мас­совой информации. Представим себе, что целью анализа является со­поставление уровня политической стабильности в нескольких регионах России для консультирования инвесторов по вопросам разме­щения их капиталов (это будет сравнительное прикладное исследова­ние).

Сформулировав таким образом цель исследования, мы сразу сталкиваемся с обеими обозначенными выше проблемами.

Во-первых, понятие «политическая стабильность» является неодно­значным по своему содержанию. В политической науке существует це­лый ряд принципиально разных подходов к его интерпретации. Часть из них связывает политическую стабильность с процессами, происхо­дящими в социальной сфере, например с уровнем социальной диффе­ренциации или глубиной разрыва между ожиданиями и реальным бла­госостоянием населения. Другие подходы помещают в фокус внимания эффективность работы политической системы по преобразованию тре­бований и поддержки общества в политические решения и действия. Третьи, делают акцент на протестном политическом поведении, силе и активности системной (действующей в рамках правового поля) и не­системной (действующей вне его) оппозиции. Четвертые отталкивают­ся от степени легитимности правящего режима и т.д. Поэтому на пер­вом этапе операционализации понятия «политическая стабильность» исследователю необходимо определиться с собственным осмыслением его содержания с учетом конкретной цели исследования. Данный этап будет называться теоретической операционализацией; в качестве резуль­тата теоретической операционализации мы должны получить четкую и ясную дефиницию рассматриваемого понятия.

Во-вторых, понятие «политическая стабильность» является эмпи­рически ненаблюдаемым. Его невозможно измерить непосредственно, как, например, атмосферное давление по показаниям ртутного столба или время по часовой стрелке. Не существует готового общепризнанного эталона измерения стабильности. Практически это оз­начает, что необходимо найти эмпирически регистрируемые призна­ки (индикаторы, показатели), которые были бы связаны с исходной переменной и служили средством ее измерения. Данная процедура получила наименование эмпирической операционализации, а эмпири­чески наблюдаемые признаки, отражающие основное понятие, называются операциональными определениями. Не решив задачу эмпиричес­кой операционализации, мы окажемся не в состоянии сравнивать регионы по уровню стабильности и, соответственно, не достигнем це­ли исследования.

Эмпирическая операционализация непосредственно связана с теоретической: выбор эмпирически наблюдаемых признаков будет обусловлен дефиницией политической стабильности, которая была сконструирована исследователем на теоретическом уровне.

Предположим, что в рамках теоретической операционализации мы сочли основным признаком политической стабильности низкий уровень протестной политической активности населения. Само по себе понятие «уровень протестной активности» еще не является эмпирически операциональным, оно не поддается прямому измерению.

В то же время оно существенно конкретизирует наше понимание тер­мина «политическая стабильность», значительно сужает область поиска его операциональных определений. Это как раз тот самый слу­чай выбора концепции, который раньше мы рассматривали на примере теоретического исследования.

Затем мы еще более конкретизируем понятие «протестная полити­ческая активность населения» через основные системные формы этой активности: 1) массовые акции протеста; 2) протестное электоральное поведение (голосование). Под массовыми акциями протеста будут пониматься организованные и стихийные митинги, демонстрации, пике­ты, участники которых выражают негативное отношение к деятельности властей; под протестным голосованием — электоральная поддержка избирателями региона тех партий и кандидатов, которые находятся в оппозиции к действующей власти, а также голосование против всех. На этом этапе мы перешли от абстрактных понятий к конкретным призна­кам. Следующий шаг — конструирование эмпирически наблюдаемых признаков, уже являющихся переменными. К ним относятся:

• частота протестных акций. Необходимо ответить на вопрос, сколько акций протеста имело место в регионе за определенный пе­риод времени (например, за последний год или пять лет);

• массовость акций протеста. Мы измеряем количество людей, принявших участие в таких акциях;

• электоральная поддержка кандидатов, находящихся в оппозиции к власти, на последних выборах главы региона. Определяется суммарное число голосов, отданных за кандидатов оппозиции (их перечень составляется конкретно для каждого региона);

• число голосов, отданных против всех кандидатов на последних вы­борах губернатора;

• электоральная поддержка оппозиционных партий на последних выборах депутатов регионального законодательного собрания;

• число голосов, отданных против всех кандидатов на последних вы­борах депутатов регионального законодательного собрания.

Приведенный выше перечень, хоть он и неполон, отвечает основ­ному критерию операционализации — приводит понятие к измеряемому, эмпирически регистрируемому виду. Для каждой переменной мы имеем определенную единицу измерения и можем получить конкретные значения для каждого случая, в нашем примере — для каждо­го региона. Эти значения мы получим из определенного набора источников информации: электоральной статистики, материалов СМ, документов Министерства внутренних дел.

Однако работа по операционализации понятия «политическая ста­бильность» еще не завершена. Мы уже можем получить конкретные значения эмпирических признаков для отдельных регионов, но пока не в состоянии сравнивать эти значения между собой. Для того чтобы иметь возможность сравнивать показатели, необходимо привести их к единому виду, другими словами — стандартизировать.

Например, мы знаем, что на выборах депутатов Государственной думы 2003 г. в Красноярском крае против всех партийных списков проголосовало 69,4 тыс. избирателей, а в Москве — 260 тыс. Сравни­вать эти цифры между собой некорректно по той простой причине, что эти два региона радикально различаются по общему числу изби­рателей: в Москве их было зарегистрировано более 7 млн, а в Красноярском крае — 2,2 млн. Был также различен уровень их электоральной активности (явки): в Москве участие в выборах приняло 57,7% изби­рателей, в Красноярском крае — лишь 45%. Поэтому корректно срав­нивать не абсолютное число голосов, отданных против всех партий­ных списков, а доли голосов от числа избирателей, принявших участие в выборах. В результате стандартизации получаем 7,1% голо­сов против всех для Красноярского края и 6,4% голосов для Москвы: достаточно близкие показатели при незначительном преимуществе сибирского региона. Точно так же мы будем сравнивать не число людей, участвовавших в акциях протеста, а их долю в общем населении (точнее, взрослом населении) региона.

В итоге мы сконструировали многоступенчатую систему опера­ционализации понятия «политическая стабильность», отображенную на схеме ниже.

В процессе перехода от абстрактных понятий к конкретным пере­менным неизбежно возникает вопрос, насколько корректно такой переход был осуществлен. Действительно ли выделенные переменные отражают именно уровень политической стабильности, а не что-то другое? Свойство измерять именно то, что следует измерить, называ­ют валидностью (от англ, valid — обоснованный, правильный). Валидное измерение предполагает, что вариация значений переменной от­ражает реальные изменения изучаемого признака, будучи при этом минимально чувствительной к изменениям других признаков.

Хороший пример невалидного измерения приводят Дж. Мангейм и Р. Рич в своей хрестоматийной работе «Политология: методы иссле­дования»:

Возможно, нам понадобится измерить, в какой степени граждане раз­ных государств согласны с политикой своих правительств. Мы решаем ис­пользовать в качестве показателя согласия или несогласия ответы на ряд специально подготовленных вопросов. Мы считаем, что единственным источником различий в ответах на вопросы являются различия мнений. Однако минутное размышление наводит на мысль о другом возможном источнике вариаций. Если среди исследуемых нами государств есть госу­дарства с авторитарным правительством, прибегающим к услугам секрет­ной полиции для подавления инакомыслия и рассматривающим любую критику своей политики как акт государственной измены, граждане этих государств, вполне возможно, побоятся высказывать в интервью несогла­сие со своим правительством. В этом случае оценки, полученные для на­шего измерения, могут по крайней мере в той же степени определяться от­ношением правительства данного государства к несогласным, в какой — мнением интервьюируемых.

Существует несколько способов тестирования измерений на валидность, или валидизации. Наиболее простые из них — очевидная и прогностическая валидизация. При очевидной валидизации валидность измерения не требует специальных доказательств, как в нашем примере с операционализацией понятия «электоральная поддержка пар­тии» посредством переменной «число (или доля) голосов, отданных за данную политическую партию».

Прогностическая валидизация используется в том случае, если измерения способны предсказывать будущие события. Например, можно сравнить результаты предвыборного опроса общественного мнения с результатами, реально полученными кандидатами по итогам голосования. Близость результатов бу­дет являться показателем валидности измерений, осуществляемых в данном случае с помощью анкетных вопросов.

Однако при операционализации сложных понятий, как та же «по­литическая стабильность», очевидная и прогностическая валидизация редко может быть использована. Требуется более тонкая процеду­ра, а именно конструктная валидизация. Данный метод предполагает конструирование системы ожиданий относительно связей: а) различ­ных измерений одного и того же понятия (внутренняя конструктная валидизация); б) данного понятия с другим понятием (внешняя кон­структная валидизация).

Внутренняя валидизация измерений политической стабильности будет включать, во-первых, поиск других переменных, валидных по отношению к данному понятию. Например, одной из таких перемен­ных станет «частота смены (в год) руководителей высшего ранга в региональных структурах власти», так называемый уровень «кадровой чехарды». О политической нестабильности будут свидетельствовать большие значения переменной. Во-вторых, мы будем формулировать наши ожидания относительно связи этой переменной с теми пере­менными, которые тестируем на валидность. К примеру, мы ожидаем прямой связи между переменной «частота смены руководителей выс­шего ранга в региональных структурах власти» (А — контрольная переменная) с переменной «доля голосов, отданных за оппозиционные партии на выборах законодательного собрания» (В — тестируемая пе­ременная). Ожидаемая связь является прямой, так как большие зна­чения обеих переменных свидетельствуют о нестабильности, малые — о стабильности. Рассмотрим два блока данных:

Пример 1 А В Пример 2 А В
Регион а 20 45% Регион а 20 20%
Регион Ъ 2 5% Регион Ъ 2 70%
Регион с 10 20% Регион с 10 45%
Регион d 35 70% Регион d 35 5%

В первом блоке наблюдается явное сходство вариаций тестируемой и контрольной переменных. Снижение значений переменной Л соот­ветствует снижению значений переменной В, увеличение значений переменной Л — увеличению значений переменной В. Таким образом, наблюдается прямая связь между переменными Л и В. Это полностью соответствует нашим теоретическим ожиданиям и служит аргументом в пользу валидности измерения политической стабильности посредст­вом индикатора «электоральная поддержка оппозиции». Более обстоятельно понятие «связь переменных» мы рассмотрим в гл. 4.

Во втором блоке наблюдается обратная связь между переменными (рост значений одной переменной сопровождается уменьшением зна­чений другой, и наоборот), что полностью противоречит нашим ожи­даниям. Это повод серьезно задуматься о валидности измерения.

Приведенные примеры содержат небольшое число случаев и сознательно сделаны максимально наглядными. На большом массиве данных измерение связи между переменными будет осуществляться статистическими методами, в частности корреляционным анализом.

При внешней конструктной валидизации мы будем искать другое понятие, с которым понятие «политическая стабильность» теоретиче­ски связано. Например, при низком уровне политической стабильности мы можем ожидать низкого уровня активности иностранных ин­весторов, которые особенно тщательно взвешивают политические риски своих проектов. Связь между понятиями является прямой.

Далее необходимо установить валидную операциональную пере­менную для понятия «уровень активности иностранных инвесторов» (уверенность в валидности здесь очинив важна, так как не имеет смысла тестировать одно сомнительное измерение с помощью дру­гого сомнительного измерения). Таковым может является отношение объема иностранных инвестиций к валовому региональному продукту или доля иностранных инвестиций в общем объеме инвес­тиций в экономику региона. Очень важно здесь отметить некоррект­ность сравнения объемов иностранных инвестиций в абсолютных цифрах. Региональные экономики очень сильно различаются по своему потенциалу, и в одном регионе 1 млн долл, иностранных ин­вестиций может быть очень высоким показателем, а в другом — ни­чтожно малым.

На следующем этапе мы устанавливаем ожидаемую связь между операциональными переменными на основании связи между поняти­ями. В качестве операциональных переменных мы имеем долю голо­сов, отданных за оппозиционные партии на выборах законодательно­го собрания (В — тестируемая переменная), и долю иностранных инвестиций в общем объеме инвестиций в экономику региона (С — контрольная переменная). Рассуждаем следующим образом: «Высо­кие значения переменной В свидетельствуют о низком уровне поли­тической стабильности. Высокие значения переменной С свидетель­ствуют о высоком уровне активности иностранных инвесторов. Высокий уровень стабильности соответствует высокому уровню ак­тивности. Следовательно, мы ожидаем обратную связь между пере­менными В и С, хотя связь между понятиями является прямой». Со­ответствующие нашим ожиданиям данные приведены ниже.

Пример 1 с В
Регион а 5% 45%
Регион b 40% 5%
Регион с 15% 20%
Регион d 0% 70%

Обоснованность выводов конструктной валидизации напрямую зависит от числа используемых контрольных переменных. Чем их больше, тем выше наша уверенность в валидности измерения. При этом следует иметь в виду, что не существует стопроцентно валидных измерений. По природе своей операциональные определения никог­да не раскрывают всего содержания научных понятий, а только лишь некоторую его часть.

Множественность операциональных определений порождает еще одну проблему, связанную с необходимостью объединить значения отдельных признаков в общий показатель политической стабильнос­ти. Такой показатель будет называться индексом. До сих пор в процес­се операционализации мы двигались от общего абстрактного понятия к конкретным эмпирическим признакам. Чтобы построить индекс политической стабильности, придется пройти как бы обратный путь — от отдельных значений к общему понятию, и на этом пути предстоит определиться по целому ряду вопросов.

В частности, необходимо уточнить структуру индекса. В нашем случае он будет состоять из двух частных индексов (подиндексов): «протестного голосования» и «акций протеста». Далее надо решить, с помощью каких вычислительных процедур будет рассчитываться значение каждого из подиндексов. Подиндекс акций протеста логич­но вычислить путем суммирования участников всех прошедших ак­ций, а затем найти долю общего числа протестующих в населении ре­гиона. Например, состоялось семь акций протеста, в которых приняло участие 3,5,8,2, 10,3,4 тыс. человек. Суммарное число про­тестующих составляет 35 тыс. При населении региона 1 млн человек доля участвующих в акциях протеста составит 3,5%.

Подиндекс протестного голосования можно рассчитать через оп­ределение объема суммарных протестных электоратов для каждого вида выборов, а затем вычисление усредненного объема протестного электората.

Выборы губернатора (1-й тур) Выборы депутатов законодательного собрания
Голосование за оппозиционера А — 23% За оппозиционную партию N— 30%
За оппозиционера 5—15% За оппозиционную партию М — 16%
За оппозиционера С — 10% За оппозиционную партию А— 11%
Против всех — 7% Против всех — 9%
Сумма — 55% Сумма — 66%

Средний объем протестного электората составит соответственно (66 + 55) : 2 = 60,5%.

Далее необходимо определить алгоритм формирования итогового индекса политической стабильности, и это совсем не простая задача. Очевидно, что диапазон вариации подиндекса акций протеста (веро­ятно, в пределах 10%) будет очень существенно отличаться от диапа­зона вариации подиндекса протестного голосования (примерно от 10 до 80%). Поэтому механическое сложение или подсчет средней ниче­го не дадут.

Одно из практических решений проблемы заключается в переко­дировке данных в формат единообразной порядковой шкалы. Это может быть сделано, например, следующим образом:

Шкальная

Класс шкалы Диапазон значений
оценка Акции протеста Протестное голосование
і Очень низкий уровень до 1% до 10%
2 Низкий уровень 1-3% 11-25%
3 Средний уровень 3-5% 26-40%
4 Высокий уровень 5-7% 41-60%
5 Очень высокий уровень выше 7% выше 60%

Теперь уже можно осмысленно рассчитывать значение индекса как средней или суммы двух подиндексов. Однако прежде необходимо оп­ределиться еще по одному вопросу: будет ли «вклад» каждого из по­диндексов в общий индекс равным или различным? Например, если мы рассматриваем массовые акции протеста в качестве более сильно­го индикатора политической стабильности, то придется присвоить данному подиндексу больший вес по сравнению с подиндексом проте­стного голосования. Для этого потребуется специальная процедура взвешивания, представляющая собой умножение значения подиндекса на специальный коэффициент. Например, если мы считаем подин­декс протестных акций в два раза более значимым по сравнению с подиндексом протестного голосования, то присваиваем первому вес 1, а второму — вес 0,5 (или 2 и 1 соответственно). В этом случае при зна­чении подиндекса акций протеста 4 (высокий уровень) и значении по­диндекса протестного голосования 3 (средний уровень) индекс ста­бильности составит 4x1 + 3 х 0,5 = 5,5.

<< | >>
Источник: Ахременко А.С.. Политический анализ и прогнозирование. 2006

Еще по теме Операционализация понятий:

  1. Попытка операционализации понятия «харизма»
  2. Понятие глобализации в сопоставлении с другими, близкими по смыслу понятиями
  3. Понятие программы исследования
  4. 4.2. Понятие «месторазвития»
  5. 1. Понятие политической культуры
  6. Понятие и теории капитала
  7. ГЛАВА 1. Понятие – регион
  8. МЕНЕДЖМЕНТ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
  9. ДЕМОКРАТИЯ: ПОНЯТИЕ И ВОЗНИКНОВЕНИЕ
  10. Понятие политологии
  11. 3.1. К понятию «ресурсов»
  12. Понятие и элементы банковской системы
  13. I. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  14. ГЛАВА 2. ПОНЯТИЯ И ПРИНЦИПЫ АНТИКРИЗИСНОГО PR
  15. РЕГИОНАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ: ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
  16. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ В АНТИКРИЗИСНОМ УПРАВЛЕНИИ
  17. 10.1. Понятие демократии