<<
>>

Особенности использования политических технологий в современных условиях

Совершенно справедливо утверждение специалистов в области политических технологий о том, что современный аналитик социально-политических процессов приступает к процессу познания, часто не имея надежных методологических гарантий.

Те гарантии, которые ему давались вместе с базисно-надстроечным детерминизмом, превращающим социальное познание в упрощенную процедуру "выведения" из базового признака, в современном обществе отсутствуют. Постиндустриальное общество лишено того единого основополагающего центра, вокруг которого вращается вся социальная жизнь. Это требует соответствующих преобразований привычных установок социального познания. "Во-первых, идея об отсутствии инвариантных базисных истин для объектов различных классов (о неадекватности представлений о единых критериях истинности по отношению к любым утверждениям); во-вторых, идея о мозаичности, гетерогенности современных объектов познания; в-третьих, идея о смене тактики выбора базисного основания; наконец, в-четвертых, идея о приоритете индивидуального над целокупным. Именно по этим новообразованиям мы судим о расшатывании устоев фундаменталистского идеала…».

Что это означает применительно к политологическим технологиям и анализу? Прежде всего, напрашивается вывод о полидетерминистском характере политики, представляющей многомерный объект познания. Поэтому, необходимо отметить преждевременный характер той новой методологической самоуверенности, которая, сменив, скажем, экономикоцентричную парадигму на культуроцентричную, надеется обрести характерную для недавнего прошлого цельность познавательной установки. На самом деле в современной политической жизни мы имеем дело с сосуществованием разных детерминант. В мире сохранились типы политики, по-прежнему связанные с приматом экономики. Многие группы населения меряют своё участие в политике и свою социальную удовлетворённость критерием материальных интересов, успешности экономических реформ и т.п.

Однако, наряду с этим существует множество других групп (в частности, утверждающихся этнонациональных общностей), для которых "культура есть более важный способ национальной идентичности, чем общность экономики, территории и т.п. Причём, сегодня пока не удастся упростить познавательную ситуацию с помощью соотнесения экономикоцентричных мотиваций в политике со старыми группами индустриального общества, а культуроцентричных – с новыми, постиндустриальными, эти типы то и дело чередуются, меняются местами, усиливаются или ослабевают, причём отнюдь не только по временному вектору ("вчерашнее-сегодняшнее", "отсталое-передовое"). То и дело приходится сталкиваться со случаями, когда экономикоцентричная доминанта возвращается в среду, которую мы считали наиболее от неё удалившейся (например, наиболее образованных групп общества, профессионально связанных с системой духовного производства) или, когда доиндустриальный (авторитарно-патриархальный) тип мотивации стилизуется под постиндустриальный культуроцентризм (а может быть и реально переплетается с ним). Словом, исследователь оказывается в ситуации, описанной И. Пригожиным применительно к новейшему постклассическому естествознанию, "неустранимая множественность точек зрения на одну и ту же реальность означает невозможность существования божественной точки зрения, с которой открывается вид на всю реальность".

В то же время, как отмечает А. Панарин, совершенно ясно проглядывается нетерпеливое стремление политологов технологически обработать, обуздать "слепую органику" социума, не останавливаясь при этом перед употреблением жестких политических технологий, во имя высших демократических интересов, не анализируя отрицательных последствий их внедрения. Многие политологи-прикладники болеют технологическим радикализмом. Поэтому необходимо оценить соотнесенность развития современной политической науки с общенаучной парадигмой нашей эпохи.

В космологии, в настоящее время, все больше утверждается принцип уникальности Вселенной.

В рамках классической науки преобладала установка бесконечной множественности миров; она не воспринимала уникальность и, связанное с ней, опасение за неповторимую гармонию мира. Считалось, что в мире бесконечно тиражируемых явлений наша технологическая свобода бесконечна, и к тому же нам даётся "право на ошибку". Если что-то и погибнет в результате наших ошибок, то в свете представлений о бесконечной множественности и взаимозаменяемости явлений Вселенной, эта гибель не повлечёт за собой невосполнимых потерь в порядке бытия. В классической (лапласовской) Вселенной все процессы понимались как обратимые. В современной картине стохастической Вселенной неразрывно связаны три понятия: случайность, необратимость, уникальность. Это необходимо понять и действовать соответственно.

В настоящее время само естествознание всё больше интегрирует "идеографическую" установку наук о культуре, ставя в центр понятия уникальности, органической целостности "хрупкости" Вселенной, связанной с антропным принципом. Все эти понятия и принципы приобретают статус общенаучных. Эволюция политического знания обусловлена кардинальными переменами в научной картине мира, что служит предостережением против установок "технологической свободы" – неограниченных манипуляций с социально-политическими объектами во имя упрощенно понятой эффективности. Политтехнолог обязан предостеречь любого реформатора от беззаботного употребления сильнодействующих политических технологий. Социальная система, подобно всей нашей Вселенной, держится "на острие", её состояние отличается особой хрупкостью. Прежнее реформаторство основывалось на отделении магистрали прогресса – генеральной линии общественной эволюции – от малозначащих случайностей. В современной постклассической науке у случайности совсем другой статус: случайность переносится в сердцевину любого процесса, делая его нелинейным, неоднозначным и потому в существенных моментах непредсказуемым. Современное общество, лишённое традиционных устоев, представляет собой мир неравновесных состояний, не имеющий устойчивой колеи, поэтому, инициируя те или иные изменения, реформатор не может довольствоваться наивно оптимистической установкой ("процесс пошёл"), он должен знать о подстерегающем всюду хаосе.

Наше общество представляет собой неравновесную систему, в силу этого прежние установки классической науки становятся крайне опасными. Как показывает анализ применения современных социальных технологий, в неустойчивых системах задуманный проект может вызывать совершенно непредсказуемые последствия. Напротив, в устойчивых системах разные проекты могут приводить к близким последствиям.

Ситуация с применением политических технологий в нашей стране не однозначна. До последнего времени реформы проводились со всей решительностью и последовательностью в деле разрушения сознания, чувствительного к традиционной русской доминанте "правды-справедливости". Действовали самые жёсткие технологии, такие как: легализация запрещённых или ограничиваемых во всяком нормальном обществе форм активности (взяточничество и казнокрадство чиновничества, спекуляции торгово-промышленной мафии, процветание всякого рода "монополий", сохраняемых не без помощи криминальных средств шантажа и запугивания, и т.п.); тотальная «сексуализация» средств массовой информации и рекламы, подрывающая сердцевину традиционной морали и др.

Травля, затеянная против коммунистического прошлого, могла разрушить страну или вытеснить её на периферию, т.к. в том процессе затрагивались и здоровые духовные структуры, связанные с морально-религиозной доминантой нашей культуры. Стало быть, социокультурные технологии направленные на разрушение старого должны иметь совершенно определённые границы применения, связанные с природой самого человека, иначе может наступить необратимый процесс деградации общества.

Нельзя отрицать того очевидного факта, что политические технологии являются сегодня эффективным инструментом рациональных действий. В политической деятельности они применяются довольно широко, охватывая всю политическую сферу жизни общества: реформирование российской государственности и управления, формирование и осуществление эффективной политической власти, манипулирование при помощи СМИ массовым сознанием, избирательные кампании, формирование имиджа политических деятелей и общественно-политических организаций и др.

Технологии могут выполнять как созидательную, так и разрушительную роль.

Рассмотрим использование некоторых политических технологий в практической политической деятельности субъектов политики. Сегодня важнейшим вопросом российской действительности является проблема укрепления государственности. Какова же роль политических технологий в этом процессе?

Однако, прежде чем перейти у освещению этих вопросов, необходимо закрепить пройденный материал.

Семинарское занятие:

"Политические технологии в современной России"

Вопросы для обсуждения.

1. Назовите основные концептуальные подходы к определению сущности политических технологий? Каковы их компоненты, этапы, особенности?

2. При каких условиях возможна технологизация политических событий, каковы её признаки, структура?

3. При каких условиях повышается эффективность политических технологий?

4. Какова структурная модель технологизации политической жизни?

5. Чем обусловлено повышение интереса к политическим технологиям в современной России?

6. Какие факторы, на Ваш взгляд, затрудняют применение инновационных технологий в современной России?

7. Как Вы оцениваете эффективность применения политических технологий в нашей стране? Дайте обоснованный ответ.

8. В последнее время появился термин "грязные технологии". Что Вы понимаете под этим термином? Приведите примеры их использования в политической практике. Подумайте, каковы пути нейтрализации их воздействия на общество?

Темы докладов, рефератов, сообщений

· Политика как разновидность технологии.

· Легитимные и нелегитимные технологии. Новая парадигма технологизации в конце ХХ – начале ХХI века.

· Политические технологии в научной литературе России 90-х годов.

· Специфика использования политических технологий в настоящее время.

· Компьютерные технологии в политике. Моделирование.

· Алгоритм моделирования общественно-политических ситуаций.

<< | >>
Источник: Краснов Б.И., Авцинова Г.И., Сосина И.А.. Политический анализ, прогноз, технологии. 2002

Еще по теме Особенности использования политических технологий в современных условиях:

  1. 2.3. Особенности процесса политической социализации в условиях современного российского общества
  2. 9.2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАУЧНОГО СТИЛЯ РУКОВОДСТВА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  3. Использование интернета в политических технологиях
  4. 3. Особенности перехода к демократии в современных условиях
  5. 4. МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ И ОСОБЕННОСТИ ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
  6. 1.3. Международная конкуренция и особенности ее проявления в современных условиях
  7. 1. Сущность и отличительные особенности политических технологий
  8. 7.2. Мировой рынок труда и его особенности в современных условиях
  9. Сущность и отличительные особенности политических технологий
  10. Использование информационных технологий в управлении
  11. § 2. Возрастание роли политического менеджмента в современных условиях
  12. Использование геоинформационных технологий в государственном и муниципальном управлении
  13. Слухи как технология информационного воздействия. Специфика их использования в СМИ
  14. Лекция 5. Особенности политического лидерства в современной России
  15. 22.3. Особенности современной российской политической модернизации
  16. 17.6. Особенности политического менталитета современной России
  17. СОЗДАНИЕ УСЛОВИЙ ДЛЯ ПОЛНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА
  18. Особенности современной российской политической культуры
  19. 17.2. Особенности массового политического сознания в современной России
  20. 7.4. Отличительные особенности современной российской политической системы