<<
>>

Партийные предпочтения в многопартийных системах

В двухпартийных системах складывается достаточно простое отношение между партийными предпочтениями и партийным выбором, если только избиратель вообще решает принять участие в предстоящих выборах.

Либо избиратель пред­почитает партию или кандидата А и в этом случае выбирает одну альтернати­ву; либо он отдает предпочтение партии или кандидату Б и, таким образом, предпочитает другую альтернативу. В двухпартийных системах считается нера­циональным голосовать за партию, которую вы не поддерживали с самого начала.

Проблема выбора в трехпартийных системах не может быть прямой экстра­поляцией опыта двухпартийных систем. В данном случае рациональным может стать голосование по стратегическим соображениям за партию, стоящую на втором месте по близости к предпочтениям избирателя, если наиболее близ­кая ему партия, скорее всего, проиграет, а вторая может выиграть. Строгий порядок предпочтений между тремя партиями содержит З! = 6 логических возможностей и даже больше, если принять во внимание соединение двух или всех трех партий. При трех возможных ответах на каждое парное сравнение между тремя партиями, считая пары для одной и той же партии только один раз, а не дважды как порядковые пары, существует 27 различных возможных вариантов распределения предпочтений; среди 13 индивидуальных порядков ранжирования, есть один, объединяющий все три партии, 6 вариантов, объе­диняющих по две партии на первом или последнем месте, и еще 6 вариантов строгого ранжирования. В случае политической системы с тремя и более парти­ями уже не очевидно, что избиратели имеют последовательный ряд предпоч­тений (в противоположность предположению, часто используемому в таких социологических инструментах, как «термометр настроений»),

В идеале хотелось бы, чтобы предпочтения отдельных избирателей были достаточно последовательными, чтобы их можно было выразить в терминах полезности, которую не так просто замерить.

Используя парное сравнение немецких партий, можно показать, что минимальное условие для рациональ­ного избирателя — транзитивность строгих предпочтений — выполняется для более чем 90% электората (Pappi, 1983). Аналогичное исследование Г. Брейди и С, Ансолабехере показало, что лишь от 2 до 10% американских респондентов имеют нетранзитивные предпочтения относительно кандидатов на президент­ских выборах (Brady, Ansolabehere, 1989, р. 149).

В обычных исследованиях выборов нет данных, которые могут понадобить­ся при обоснованном создании функции полезности для какого-то ряда партий. Во многих исследованиях европейских выборных кампаний опросы типа «тер­мометра настроений» или «шкалы симпатий» проводились относительно всех партий, соревнующихся за места в парламенте; такие данные можно исполь­зовать для создания общей картины партийных предпочтений избирателей. Прежде чем обсуждать различные способы измерений, необходимо прояснить теоретический статус понятия «партийное предпочтение».

Я предлагаю считать «партийное предпочтение» срединной переменной, находящейся между мнениями и оценками партий, с одной стороны, и пове­дением в ходе голосования — с другой. Статус этой переменной, как я уже сказал, совпадает со «сравнительной оценкой кандидатов» в американских моделях президентских выборов. Но для того чтобы они стали строго одинако­выми, партии должны стать конкретным объектом избрания в предстоящей кампании. Таким образом, надо спрашивать избирателей об их партийных предпочтениях относительно конкретных выборов. Если речь идет, например, о федеральных выборах, можно задать такой вопрос: «Какая партия наиболее предпочтительна для проведения федеральной политики в течение ближайше­го срока?», а в ситуации, когда одновременно проводятся выборы двух уров­ней (например федерального и отдельного штата), надо задавать два вопроса о партийных предпочтениях применительно к каждому уровню.

Альтернативой этому подходу являются понимание партий как игроков, последовательно играющих в разные игры, и предположение о том, как избиратели (особенно в многопартийных системах) вырабатывают основные партийные предпочтения.

В большинстве демократий различные уровни вла­сти неодинаково важны для избирателей, тем не менее в эмпирических исследованиях партии оцениваются в основном относительно их националь­ной роли.

Специфика, свойственная данным выборам или конкретной ситуации, — это первое измерение, характеризующее партийные предпочтения. Второе из­мерение — это время. Отражают ли «партийные предпочтения» сиюминутное отношение к той или иной партии или они свидетельствуют о более постоян­ной установке? Теоретически кажется, что на конкретные партийные пред­почтения индивида, высказанные в данный момент, влияют его взгляды пред­шествующего периода: должна же существовать некая преемственность пред­почтений. Но можно задать вопрос несколько иначе, чтобы подчеркнуть сию­минутный, а не преемственный характер предпочтения. Так, во временном измерении партийные предпочтения могут представать как в виде более постоянных, так и в виде сиюминутных установок. То же можно сказать и относительно первого, ситуационного измерения: партийные предпочтения могут быть привязанными к данным выборам или ситуации, а могут иметь более общий характер.

Понятие «партийное предпочтение», безусловно, связано с понятием «партийной идентификации». В первоначальной версии теории мичиганских исследователей партийная идентификация определялась как постоянная пози­тивная идентификация с партией в качестве основного, а не ситуативного объекта установки. В европейских многопартийных системах партийная иден­тификация осложняется тем, что определенная степень идентификации с од­ной партией не означает обратного, т.е. отсутствия идентификации с другими партиями. Американская семибальная шкала (начинается с неявных сторонни­ков демократов, далее идут лица с демократическим уклоном, независимые и, наконец, явные сторонники республиканцев) не подходит для многопар­тийных систем. Голландские авторы предложили альтернативный способ из­мерения партийных предпочтений, позволяющий избежать «застревания» на одной наиболее предпочитаемой партии.

Предложенный ими вопрос исполь­зуется для оценки общей электоральной полезности партий. Респондентам задается вопрос относительно каждой партии: насколько вероятно, что они за нее «когда-либо проголосуют»? (Eijk van deretai, 1986). Так как формулиров­ка «когда-либо проголосовать» выходит за рамки временного предпочтения, поскольку в ней делается акцент на выборах вообще, а не на конкретных выборах, ответы на этот вопрос можно интерпретировать как выражение партийной идентификации в многопартийных системах.

Более распространенный рейтинг партийных «симпатий» избирателей, ско­рее, подчеркивает сиюминутный (хотя свойственный не только выборам, как это часто думают) характер этих установок. Ежемесячные исследования пока­зывают немало взлетов и падений различных партий. Но эти движения, как правило, нельзя представить в виде отдельных составляющих, например, в виде общей средней оценки устоявшихся партий или изменения оценки рес­пондентами относительных рейтингов партий. Последняя может оставаться относительно стабильной, даже если изменится средний уровень симпатии или дистанция между оценками разных партий. То, что на первый взгляд кажется явной претензией на «главное политическое предпочтение дня», может содержать информацию о более постоянных аспектах партийных пред­почтений, если измерить установки, расположенные где-то между одно­дневными и постоянными предпочтениями. Такая интерпретация близка к определению партийной идентификации как «текущего счета ретроспектив­ных оценок» по каждой приемлемой для избирателя партии, на который он постоянно добавляет позитивные и снимает негативные оценки каждой партии в зависимости от своего опыта за предыдущие межвыборные периоды (Fiorina, 1981, р. 89).

Рассмотрим две другие возможности соединения привязки к конкретной ситуации или выборам и временного измерения. В ходе предвыборных опросов иногда задаются вопросы, привязанные к ситуации, рассматривается рейтинг партий на данный момент. Единственной комбинацией двух измерений, кото­рая, как может показаться, не даст эмпирических результатов, является ком­бинация постоянных предпочтений и их привязанности к данным выборам.

Но даже в этом случае можно представить себе избирателей, у которых относительно стабильные партийные предпочтения будут отличаться в зависимости от уровня проводимых выборов. Например, они никогда не прого­лосуют за посткоммунистическую партию на национальном уровне, но по­считают вполне приемлемым заметное присутствие этой же партии на мест­ном уровне. Так как исследования выборов обычно посвящены национальным выборам, то они пренебрегают такой переменной, как привязка к конкрет­ным выборам.

Существуют различные методики сбора данных о распределении партий­ных предпочтений отдельного избирателя: попарное сравнение, ранжирова­ние и рейтинги. Последние два метода специально предназначены для созда­ния последовательного распределения всех возможных вариантов, в то время как парное сравнение данных позволяет делать эмпирическое тестирование предлагаемой последовательности. Традиционное ранжирование или шкалиро­вание часто применяются для получения простого пространственного распре­деления партийных предпочтений. В этих исследованиях результаты факторно­го анализа (или открытых методов анализа доминирующих тенденций) объяс­няются как общее пространство решений электората, суммирующее расхож­дения избирателей различных партий наилучшим из возможных статистических способов. Многочисленные исследования такого рода были проведены в мно­гопартийных системах, включая ранние исследования Ф. Конверса в Финлян­дии и недавно проведенное сложное исследование П. Наннештада в Дании (Converse, 1966; Nannestad, 1994). Развернутый анализ позволяет нам прове­рить гипотезу об одномерности партийного пространства. Факторный анализ, напротив, чаще применяется для объяснения, а не для подтверждения; что касается интерпретаций результатов, то они не всегда оказываются правдопо­добными, особенно когда проводится идентификация более чем по одному измерению.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Партийные предпочтения в многопартийных системах:

  1. 2. Многопартийность и партийные системы
  2. Партийные предпочтения и поведение избирателей
  3. 2. Влияние институциональных норм на индивидуальные партийные предпочтения
  4. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ: МЫСЛЯЩИЕ ИЗБИРАТЕЛИ И МНОГОПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ
  5. 4. Становление многопартийной системы в России
  6. 11.4. Типы партийных систем
  7. Партийные системы
  8. Партийные системы и их типология
  9. 4. Партийные системы
  10. Партийные системы