<<
>>

Политическая психология

Понятие и значение политической психологии

Значительную роль и в политической культуре, а равно и духовной сфере политики в целом играют эмоцио­нально-чувственные ощущения и представления людей о политических явлениях, складывающиеся в процессе их (людей) непос­редственного взаимодействия с институтами власти и своего поли­тического поведения или же — политическая психология.

Политическая психология включает в себя как универсальные чувства и эмоции человека, специфически проявляющиеся в по­литической жизни (например, гнев, любовь, ненависть и др.), так и те ощущения, которые встречаются только в политической жизни (чувства симпатии и антипатии к определенным идеологиям или лидерам, чувства подвластности государству и пр.). Поэто­му она одновременно выступает и как внутренний механизм, который органически вплетен в политическое поведение человека, опосредующий все его желания, цели, поступки; и как группа специфических явлений, оказывающих самостоятельное воздействие на выработку мотивов и политическое поведение человека. Как писал й. Хейзинга, «непосредственные проявления страсти», со­здавая внезапные эффекты, способны «вторгаться в политичес­кую жизнь в таких масштабах, что польза и расчет... отодвигаются в сторону».

Такого рода чувства заставляют человека оценивать полити­ческие явления в зависимости от того, какими они отражаются в его сознании, а не от их реального содержания. Например, недоверие к той или иной партии или режиму в целом часто формиру­ется у человека не на основе анализа их программы и действий, а за счет личного отношения, скажем, к неэтичному поступку их лидера или просто на основе неведомым образом возникшей ан­типатии или симпатии. Таким образом, человек воспринимает политическую реальность чаще всего такой, какой она представляет­ся его чувствам и эмоциям, которые, действуя по собственным законам, вполне могут и неадекватно отражать окружающий мир.

В принципе, важнейшим показателем влияния политической психологии на политические процессы является и формирование в сфере власти особых психологических укладов (типов), предоп­ределяющих характер выполнения людьми своих ролей и функ­ций. Например, экстраверт (общительный и энергичный человек, чьи чувства устремлены к внешнему миру) или интроверт (замк­нутый на себя человек), сенсорик (рационально мыслящая лич­ность, знающая, чего она хочет и стремящаяся к порядку) или интуит (ориентирующийся на спонтанные чувства и более склон­ный к анархии), романтик (творческая личность, склонная к ме­ланхолии) или перфекционист (критически мыслящий и рацио­нально действующий человек).

Особую роль играют типы лидеров, чьи психические доми­нанты стиля деятельности могут существенно повлиять на харак­тер принимаемых в государстве решений и даже изменить некото­рые параметры политической системы в целом. Так, Г. Лассуэлл считал, что история политики - это история психопатологии личностей, занятых управлением обществом, а их действия в свою очередь определяются внутренней «борьбой мотивов». Не случай­но в современной науке большое распространение получило психобиографическое направление, исследование биографий выда­ющихся политиков XX в. - Линкольна, Мао Цзедуна, Лютера, Ганди и др. «Сила психоистории, - писал Э. Эриксон, - состоит во внимательном исследовании смешения рационального и иррационального в политических событиях и в интригующем и тре­вожном сочетании устойчивого и неустойчивого, функциональ­ного и дисфункционального в политических лидерах ...».

Американский ученый Р. Мертон систематизированно пред­ставил формы психологического влияния на политические про­цессы. По его мнению, доминирование эмоциональных установок над всеми иными соображениями может выражаться в следующем:

- в стремлении человека придавать своим ролевым и функцио­нально безличным связям в политике сугубо персональный ха­рактер (например, выполняя функцию избирателя, человек мо­жет усмотреть в факте проигрыша своим кандидатом президентс­ких выборов личную трагедию);

- в отождествлении человеком своей личности с партией или профессией (когда, например, партийные цели начинают доми­нировать над жизненными целями человека);

- в проявлении чрезмерной солидарности с политическими ассоциациями (в результате чего такой корпоративизм подменяет у человека семейные или иные базовые для жизни ценности);

- в повышенном эмоциональном отношении к авторитету лидера, а также в ряде других случаев.

Особенности политической психологии

Отражая и интерпретируя политику в эмоционально-чувственной форме, политическая психология представля­ет собой так называемый «практический» тип политического сознания. Если, к примеру, идеология является продуктом специа­лизированного сознания, плодом теоретической деятельности группы людей, то политическая психология формируется на ос­нове практического взаимодействия людей друг с другом и с институтами власти.

С чисто познавательной точки зрения политическая психоло­гия не приспособлена для анализа сложных причинно-следствен­ных связей и отношений в политике, хотя в отдельных случаях может угадать суть каких-то политических взаимоотношений. В силу «приземленности», «наивности» своего взгляда на действительность политическая психология демонстрирует и определенные способы интерпретации понятий, зачастую отождествляя последние с фор­мой непосредственного восприятия действительности. Например, «государство» отождествляется с конкретным государством, в ко­тором живет человек, «власть» — с реальными формами господст­ва, «рынок» — с конкретными отношениями экономического об­мена, которые он наблюдает, и т.д. Такое конкретизированное ос­воение действительности>упрощает картину политики, лишая при этом научные категории и понятия мотивационного значения и силы. Познавательная ограниченность политической психологии проявляется и в приписывании непосредственно воспринимаемым ею явлениям разнообразных причин, устраняя таким образом име­ющийся у человека дефицит информации. В науке такое явление получило название «каузальной атрибуции» (Ф. Хайдер), от­ражающей свойство политической психологии умозрительно достраивать политическую реальность, домысливать, искусственно конструировать мир, придумывать недостающие ему звенья.

Политическая психология - внутренне противоречивое явле­ние. В отличие от идеологии, стремящейся подвести политические взгляды людей под некий общий знаменатель, политическая пси­хология отражает политическую реальность во всем ее многооб­разии, допуская одновременное сосуществование самых разноре­чивых и даже противоположных эмоций.

Поэтому в психологии всегда присутствуют различные и даже противоречивые чувства: долга и желания освободиться от обязательств, потребность в са­моуважении и жажда подчинения более сильному, общительность и чувство одиночества, осуждения власти и желания быть к ней поближе и т.д. Благодаря этому свойству политической психоло­гии в политику привносится элемент стихийности, непрогнозируемости событий.

Еще одной причиной, обусловливающей внутреннюю проти­воречивость, а равным образом и особенность политической пси­хологии, является сочетание в ней социальных и физиологичес­ких механизмов воспроизводства чувств и эмоций. В самом общем виде можно сказать, что политическая психология включает в себя: социально-психологические чувства и эмоции, характеризующие специфику отображения человеком своих интересов и формиро­вания мотивов политической деятельности в группе (обществе); индивидуально-психические элементы (отражающие личностно­персональные черты психики - волю, память и др.); функцио­нально-физиологические элементы сознания (регулирующие адап­тацию человеческого организма к внешней среде); психо-физи­ческие свойства (регулирующие темперамент, демографические и половозрастные черты, здоровье и прочие его аналогичные ха­рактеристики); биохимические черты (характеризующие способ­ность нервных окончаний к возбуждению, наследственность и т.д.).

Таким образом, в политической психологии содержатся как осознанно-рациональные, так и бессознательно-иррациональные духовные элементы. Благодаря этому психология соединяет в себе импульсы социального взаимодействия с логикой инстинктов, сплавляет воедино рефлексивность и рефлекторность, осмыслен­ность и бессознательность мышления. Роль иррациональных меха­низмов тем больше, чем меньше человек понимает суть и причи­ны политических событий. Более того, в определенных условиях фнзиологические чувства способны вообще вытеснить все другие формы оценки и регуляции поведения. Например, голод или страх могут стать такими психологическими доминантами, которые спо­собны вызвать мятежи, бунты или революции.

Важнейшей особенностью политической психологии является и ее способность формировать различные политические субъекты и прежде всего «массы» и «толпы», Осуществляющие такие ак­ции, как бунты, революции, митинги, шествия, восстания, захват зданий и т.д.

Структурные элементы политической психологии

Участвуя во всех реально существующих политических процессах, поли­тическая психология обладает разно­образной и разветвленной внутренней структурой. Один структур­ный срез политической психологии составляют индивидуальные и групповые формы сознания, обусловливающие содержание поли­тических чувств и эмоций. Так, к индивидуальным психологичес­ким образованиям, порожденным межличностными связями че­ловека с другими субъектами и институтами власти, относятся: персональный опыт, специфические эмоциональные реакции на внешние вызовы среды, та или иная способность к самоанализу, особенности индивидуальной воли и памяти.

Те эмоционально-чувственные образования, которые форми­руются в групповых объединениях, через которые человек реально включается в политические отношения, отличаются собственной эмоциональной реакцией на политические события, своим психологическим темпераментом, памятью и традициями, которые образуют некую психологическую ауру, атмосферу соучастия в общих политических делах. В рамках групповой психологии обычно выделяют психический склад определенной группы (здравый смысл и групповое мышление, смелость, решительность, целеустремлен­ность, душевность, раздвоенность, цельность и т.д.); привычные для большинства психические реакции на политические явления, дополняющие групповой характер (устойчивые нравы, привыч­ки, вкусы, настроения, иллюзии и пр.), а также такие внутри­групповые явления, как коллективные страхи, слухи, паника, мода на групповые стандарты поведения и мышления и другие анало­гичные явления.

Эти структурные компоненты политической психологии различаются с точки зрения оформленности эмоционально-чув­ственных реакций и выражают понимание человеком соотноше­ния общих, коллективных и индивидуальных интересов, подчи­ненность его сознания сформировавшемуся в группе психологи­ческому климату, действующим там привычкам и стереотипам в отношении политических явлений (групповой конформизм и ло­яльность), склонность к лозунговому мышлению, способность к разделению ответственности в группе, характер критичности и согласия с мнением лидеров и аутсайдеров, степень восприятия информации и способность к творческим решениям и т.д.

Выделяют устойчивые и подвижные элементы политической психологии. Так, устойчивые элементы проявляются на уровне различных групп. Например, молодежи как особой социальной группе присущи эмоциональная неустойчивость, максимализм, повышенная возбудимость и подверженность неосознанным пси­хическим реакциям, незавершенность системы функций контро­ля и самооценки. Такие психологические особенности превраща­ют ее в наиболее «трудного» политического субъекта, чье поведение или партийно-политическая идентификация обладают крайней подвижностью и непредсказуемостью. Молодые люди легко под­даются внушению, становятся жертвами политических спекуля­ций и манипулирования.

В противоположность устойчивым образованиям у политичес­кой психологии есть и более динамичные элементы, одним из которых являются политические настроения. Они выступают как эмоционально-чувственная оценка населением степени удовлетво­рения (неудовлетворения) своих ожиданий и притязаний в рамках существующего режима и господства определенных ценностей. Бла­годаря своему характеру, настроения целиком и полностью зави­сят как от внешних условий (когда, например, человеческие при­тязания резко спадают в результате изменения ситуации, не пол­ностью удовлетворившей их или заставившей людей понять всю беспочвенность притязаний), так и от состояния самого субъекта. Политические настроения в таком случае становятся мощным источником политической воли, которая обусловливает стремле­ние людей достичь определенных целей даже вопреки реальному положению вещей. Причем интенсивность настроений значитель­но увеличивается, если люди преследуют цели, соответствующие их внутренним убеждениям и характеризующие позиции, кото­рыми они никогда не поступятся.

Выражая определенное эмоционально-психологическое состо­яние людей, настроения могут порождать самые разнообразные, в том числе противоположные по направленности политические движения, усиливать спонтанность и импульсивность действий субъектов, изменять психологическую сплоченность групп и на­селения в целом. Однако чувства массового протеста, отрицатель­ная для государства экзальтация населения или паника только частично характеризуют роль настроений в политике. Помимо не­гативных последствий, настроения могут обладать и нейтральным (например, состояние апатии, свидетельствующей о снижении притязаний граждан к власти) и положительным значением (люди могут испытывать энтузиазм в результате призывов властей, предвкушения своей близкой победы на выборах, героизировать свои чувства, сопротивляясь врагу, и т.д.).

Различают настроения, выражающие идеальные требования лю­дей к власти (например, демонстрирующие, как должен вести себя лидер или режим в целом) и настроения как реально складывающиеся психологические состояния, характеризующие то или иное отноше­ние людей к различным аспектам политики. При этом и те и другие могут создавать некий фон в политической системе, а могут и оп­ределять те или иные действия разнообразных субъектов.

Понимая важность настроений, политические режимы пыта­ются не только прогнозировать их динамику, но и управлять ими. Инициирование нужных властям настроений чаще всего осущест­вляется при помощи сложных манипуляций, специфического ин­формирования и дезинформации населения. Например, власти не­редко создают «климат завышенных ожиданий», демонстрируя ис­кренность взаимоотношений с населением, или поощряют распространение мифов, создающих у общественности нужные им политические образы. Особенно ярко стремление использовать настроения в своих политических целях наблюдается во время вы­боров, когда обещания партий и лидеров нередко переходят все рамки реально возможного. Еще более разнообразны и противоре­чивы настроения в переходных условиях. Здесь в них объединяются не только надежды на лучшее будущее, но и негативизм, носталь­гия по прошлому и другие разноречивые чувства и эмоции.

<< | >>
Источник: Пугачев В.П., Соловьев А.И.. Введение в политологию. 2005

Еще по теме Политическая психология:

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  2. Глава 17. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  3. 1. Сущность и особенности политической психологии
  4. 2. Структура и функции политической психологии
  5. Структура политической психологии
  6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ
  7. Особенности политической психологии
  8. Роль политической психологии в политическом процессе
  9. Политическое сознание и психология
  10. Понятие и значение политической психологии
  11. Ответ политических психологов
  12. Устойчивые элементы политической психологии