<<
>>

Политическая власть как общественное отношение

Ядро политики составляет власть. Проблема влас­ти — одна из основных в истории политической мыс­ли и современной политологической теории.

Макиавелли обосновал суть и социальную приро­ду политической власти как государственной. Глав­ный предмет анализа знаменитого итальянца — ре­альная способность правительства повелевать поддан­ными. Это в его понимании и есть власть. Цель госу­дарства, политики — увеличение власти любыми средствами. Орудие власти — право; основа власти — «хорошие законы» и «хорошее войско».

Власть — сила, способная обуздать страсти людей и воспитать в них гражданские добродетели.

Макиавелли намного ближе, по сравнению с бо­лее поздними мыслителями, подошел к пониманию социальной природы государственной политической власти, выводя, в частности, последнюю из борьбы между «знатью» и «простонародьем».. При этом он, однако, полагал, что государственная власть не до­лжна находиться в руках того или другого класса, а должна «обнимать» все те общественные элементы, из которых слагается государство.

Представления о главенствующей роли политичес­кой власти в обществе развивал английский фило­соф Гоббс, которого его соотечественник Б. Рассел считал «действительно современным писателем по политической теории». Государственной властью Гоббс называл «лицо или собрание, воле которого подчиняются все прочие»2. Власть является соеди­нением воли граждан в единую волю. Она безгра­нична, абсолютна, каковы бы ни были ее формы. Власть держит людей в страхе, направляет их дейст­вия к общему благу. Власть есть сила. Кто не обла­дает силой, тот не обладает властью. Гоббс объяснял ее необходимость в основном также социальными Причинами, хотя и связывал это с желанием изба­виться от царившей в естественном состоянии «вой­ны всех против всех».

Идея политической власти как господства общей воли, опирающейся на насилие, была воспринята марксизмом. Но уже в качестве субъекта общей воли здесь выступает экономически господствующий класс. Политическая власть, таким образом, определяется по существу как объективная власть капитала.

Не отступил от традиционного понимания поли­тической власти М. Вебер. В его толковании власть есть отношение господства людей над людьми, ба­зирующееся на легитимном (внутренне оправданном) насилии. «Главное средство политики, — писал М. Вебер, — насилие». Политика же «означает стремле­ние к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государства­ми, будь то внутри государства между группами лю­дей, которые оно в себе заключает».

Исторически закрепившийся за понятием «власть» смысл фиксируется в терминах-синонимах. Чаще всего это понятие отождествляется с терминами: «сила», «господство», «авторитет», «право».

В латинском: potestas — сила, мощь, господство; в немецком — Gewa.lt — сила, насилие; Macht — сила и т. д. Многообразие терминологии, относящее­ся к одному и тому же понятию «власть», подтвер­ждает его «социологическую аморфность» подмеченную М. Вебером. В этом, по-видимому, одна из при­чин разнородных определений власти в современной литературе,*о чем пойдет речь в дальнейшем.

Вслед за классиками политической мысли пробле­ма политической власти признается узловой, или, по крайней мере, ведущей, современными теорети­ками. Крупнейший английский философ Б. Рассел считал власть фундаментальным понятием науки об обществе в том же смысле, в каком энергия являет­ся фундаментальным понятием физики.

Т. Парсонс высказывал ту же мысль, только в ином словосоче­тании: власть «занимает в анализе политических сис­тем место, во многих отношениях сходное с тем, кото­рое занимают деньги в экономических системах».

Подобно политическим теоретикам прошлого со­временная политология рассматривает политическую власть как форму социальной власти, как неотъем­лемый элемент организации людских сообществ и. управления ими. Вполне очевидно, что политичес­кая власть в современном обществе — такое же все­общее и древнейшее явление в социальной жизни, Как производство pи воспроизводство самой этой жиз­ни, ее материальных и иных условий.

Признавая всеобщность политической власти, по­литологи по-разному ее определяют. Ни в отечествен­ной, ни в зарубежной литературе нет какого-либо единого, общепринятого определения политической власти*. Сказанное, конечно же, не означает отсут­ствия рациональных, научных разработок и концеп­ций по этой проблеме. Суть дела не в дефинициях, а в понимании существенных признаков изучаемого яв­ления, в подходах к его познанию. Основополагаю­щий вопрос в данном случае — вопрос о природе политической власти. И он решается в одном, общем русле. Власть рассматривается как свойство систе­мы общественных отношений. Такой подход по сути характерен как для марксизма, так и для структур­но-функциональной теории, системного анализа и других концепций. Многие из них проанализирова­ны в монографии «Власть» (М., 1989). Например, одни авторы характеризуют власть как «производст­во намеченных целей». Другие — как способность личностей, групп или институтов определять или изменять ряд альтернативных действий или выбор альтернатив. Третьи — как возможность или способ­ность одних субъектов управлять процессом приня­тия решений, несмотря на сопротивление других, и т. д. В приведенных и других определениях власти, как бы они ни различались, по сути выражается общий смысл. Социальная власть, включая политичес­кую, — это общественное отношение между индиви­дами, группами, классами и т. п.

* Авторы книги «Введение в политологию» (США, Ныо Джер­си, 1988. 3-е изд.) пишут: «Еще никто не нашел удовлетвори­тельного объяснения явлению политической власти» (С. 27). Для его объяснения выдвигались биологическая, психологическая, культурологическая точки зрения.

Тем не менее, остается не выявленной природа влас­ти, ее, так сказать, первоисточник.

В современной теории политики подходы к реше­нию вопроса следующие:

1. Классовая (марксистская) концепция — при­знание классовой природы политической власти. Власть определяется как организованное господство одного класса (экономически доминирующего) над другими общественными классами.

2. Элитарная точка зрения: власть исходит из разделения общества на элиту и массы и представляет собой отношение между господствующей элитой (мень­шинством) и подчиненными массами (большинством).

3. Структурно-организационная концепция. Власть проистекает из универсальности иерархической структуры организации политической жизни, пред­полагающей отношения подчинения низших уров­ней структур высшим. Власть суть социальное со­средоточение командования; это то, что в обществе является организованным; структурным, безличным, представительным. В контексте структурно-органи­зационного принципа политическое не рассматрива­ется ни как первичное, ни как вторичное по отноше­нию к социально-экономическим и прочим факто­рам. Политическая власть вторична лишь по отно­шению к обществу в целом. Общество задано поли­тике и является материей, которой политическая деятельность придает форму.

Власть политическая — это средоточие социального.

4. Наконец, поведенческая концепция власти (би­хевиористская): понимание власти как взаимодейст­вие индивидов в процессе их политического поведе­ния. Власть, стремление к власти — доминирующая черта человеческой психики и сознания. Поведенческая концепция по сути дела воспроизводит тезис немецкого философа Ницше: «Жизнь для меня тождественна инстинкту роста, власти, накоплению сил, если отсутствует воля к власти, существо деградирует». Воля к власти — это не что иное, как силовая модель власти, идущая от Макиавелли и Гоббса.

Многообразие подходов в трактовке политической власти свидетельствует не только о «социологичес­кой аморфности» ее понятия, сложившегося в исто­рии политической мысли, о чем говорилось выше. Главное состоит в многогранности самой власти как общественного феномена. Поэтому каждый из отме­ченных подходов не лишен момента объективности, равно как и односторонности. Научный принцип все­сторонности рассмотрения требует учета всех сущес­твенных аспектов изучаемого явления. В нашем пред­мете: субстанциональных и структурно-функциональ­ных, объективных и субъективных, социально-клас­совых и социально-психологических, общественных и индивидуально-личностных аспектов политической власти. Однако сказанное не снимает необходимости выделить основополагающий аспект, определяющий признак данного явления. Для понятия политичес­кой власти — это акцент на сущностной стороне по­литики как взаимоотношения больших социальных групп по поводу их общих интересов.

Политическая власть — понятие, обозначающее реальную способность определенного класса, иной большой социальной группы или большинства дан­ного общества, а также представляющих их органи­заций и индивидов проводить свою волю по отноше­нию к другим группам, отдельным индивидам, осу­ществлять общие интересы и цели насильственными и ненасильственными средствами. Власть можно оп­ределить как способ реализации общих интересов и достижения общих целей. Это всегда власть над людь­ми. Политическая власть характеризуется рядом признаков.

Первое. Она закономерно зарождается и утвержда­ется в обществе как необходимая форма выражения общественных отношений прежде всего между боль­шими социальными группами и сообществами, госу­дарственными и общественными организациями: от­стаивающими их интересы. Политическая власть — свойство не индивидуальных и межличностных от­ношений между большими общественными группа­ми, нациями, региональными или иными человече­скими объединениями, наконец, между данным об­ществом и его членами. Власть — компонент общес­твенной системы в целом. Она закрепляет приори­тетность интересов и ценностей определенных соци­альных групп, классов или большинства населения как общих, обязательных для всех слоев народа.

Второе. Политическая власть как общественное отношение в сущности своей содержит противоречие между субъектом и объектом властвовании. Ведь речь идет о подчинении воли одних воле других, о навя­зывании одними своей воли и ценностей другим, что вызывает сопротивление последних. Противоречие вытекает также из асимметричности властного отно­шения. А именно: из определенных преимуществ, каковыми обладает властвующий субъект (статус, влияние, авторитет, информированность и т. д.). В частности, на современном этапе цивилизации всевозрастающее значение приобретает знание. Власть становится все больше действием и отно­шением, основанными на обладании знанием и его распределении.

Третье. Власть — это потенциал, возможность, осуществляемая в действии, во взаимоотношении субъектов, причем зависящих от условий. В этом смысле ее нельзя присвоить. Захватив власть, пере­дать ее из одних рук в другие не означает ничего другого, кроме того, что овладеть или передать опре­деленную совокупность средств или право, которые обеспечивают формирование и реализацию способ­ности одних навязывать свою волю другим, управ­лять их поведением и деятельностью. В том числе утверждать и закреплять определенные ценности и нормы, определяющие статус и социальную роль тех лиц, групп и организаций, которые в новой системе отношений обладают доступом к принятию общезна­чимых решений.

Четвертое. Политическая власть производна от общественной системы, а более конкретно — от со­циальной структуры и, в конечном итоге, от общес­твенных экономических отношений. Именно в ко­нечном итоге. Отсюда вытекает принципиальное от­рицание сведения власти к сфере субъективно-воле­вого действия людей. Несводимость, однако, не рав­нозначна исключению во властеотношениях субъек­тивно-волевого момента, в том числе и возможности его решающей роли в определенных конкретных си­туациях. С учетом сказанного следует подходить к известному тезису К. Маркса: «При исследовании явлений государственной жизни... легко поддаются искушению упускать из виду объективную природу отношений и все объяснять волей действующих лиц. Существуют, однако, отношения, которые определя­ют действия как частных лиц, так и отдельных пред­ставителей власти и которые столь же независимы от них, как способ дыхания. Став с самого начала на эту объективную точку зрения, мы не будем искать добрую или злую волю попеременно то на одной, то на другой стороне, а будем видеть действия объек­тивных отношений там, где на первый взгляд ка­жется, что действуют только лица».

Следовательно, при анализе политической власти нужно иметь в виду, что за волевыми действиями людей всегда стоят объективные отношения, кото­рые обусловливают непосредственно наблюдаемые взаимодействия индивидов и групп, за субъективно волевыми отношениями скрываются объективные взаимосвязи, потребности и интересы.

Пятое. Политическая власть, безусловно, связана с принуждением, что фиксировалось во всех историко-политических взглядах, и также отмечается в со­временных представлениях. Тем не менее, ее нельзя отождествлять только с принуждением и, тем более, с физическим насилием. Если это делалось многими политическими теоретиками в прошлом, то имелись для того объективные причины. Например, одно­значное определение классиками марксизма полити­ческой власти в эксплуататорском обществе как ор­ганизованного насилия одного класса над другими, относилось к характеристике диктатуры буржуазии, свидетелями которой они были. Думается, что во многом такое определение применимо и к современ­ности, что подтверждается господством в ряде стран мира диктаторских режимов. Тем не менее, в общес­твах, основанных на принципах демократии, поли­тическая власть, не исключая возможности принуж­дения, выступает и в других формах доминирования властвующих субъектов. Главным образом как по­литическое влияние, доверие, сотрудничество, сти­мулирование и т. д. Сущность, идеал социалистичес­кого народовластия, о чем писали гуманисты-социа­листы, конечно же, не сводится к принуждению, а предполагает также сознательное, добровольное учас­тие масс в принятии политических решений.

Рассматривая понятие политической власти в широком плаке, надо подчеркнуть, что принужде­ние вообще не исчерпывает сущность власти. Пос­ледняя служит способом (средством) регулирования общественных отношений, совместной жизни людей, важнейшим фактором управления обществом. Совре­менные исследователи подчеркивают, что у власти главный аспект — это управление общественной жизнью людей; она составляет неотъемлемый эле­мент системы социального управления, средство, обеспечивающее организованность и управляемость человеческими сообществами. Следовательно, струк­тура властеотношений не тождественна отношению «господство — подчинение», а еще включает под­систему «управляющий и управляемый». Последняя, хотя полностью не вписывается в орбиту власти (власт­вовать и управлять — не одно и то же), тем не менее образует один из атрибутивных ее элементов. Власть политическую нередко понимают как управление государством.

Шестое. Политическая власть существует и фун­кционирует в различных видах: государственная, партийная, региональная, международная и т.д. Наиболее развитая из них — государственная власть. Это такая форма власти, которая имеет преимущес­твенно классовый характер, опирается на специаль­ный аппарат принуждения и располагает монополь­ным правом издавать законы и утверждать другие нормативные акты, обязательные для всех. Отличие государственной власти от других видов политической власти в том, что первая предполагает существо­вание особого аппарата с присущими ему материаль­ными средствами воздействия на людей. Она опира­ется на узаконенные (легитимированные) нормы и санкции, при помощи которых осуществляется ре­гулирование общественных отношений между люд­скими сообществами, поддерживается организован­ность и порядок, отрабатываются, принимаются и реализуются общественно-значимые, обязательные для всех решения.

Политическая власть может функционировать и без специального аппарата принуждения, не опира­ясь на институт права, а при помощи организации, с присущими ей нормами, не носящими правовой ха­рактер, на основе политических и идеологических ценностей (принципов, программ, идеалов). Таковой является политическая партийная власть. Ока пред­ставляет собою способность партии как целого реа­лизовать свою единую волю по отношению к отдель­ным членам партии, каждой своей ячейке и каждо­му своему органу. Средства обеспечения партийной власти — выработанные политическим опытом прин­ципы и нормы внутрипартийной жизни, а также еди­ное мировоззрение и партийная идеология. Для лю­бой партии, если это действительно политическая партия (тем более правящая), характерно превраще­ние авторитета идей в авторитет власти.

Партийная власть как специфический вид поли­тической власти четко выступает и функционирует в различных типах внутрипартийных отношений. Например, в Демократической партии в России. Цен­трализация деятельности и самодеятельность пар­тийных масс, «жесткая политическая дисциплина», антикоммунизм и вместе с тем признание общеде­мократических целей — эти и другие черты должны обеспечивать единство воли и действий демократи­ческой партии как целого.

Политическая власть проявляется в различных формах общественных отношений: господство, геге­мония, руководство, управление, организация, кон­троль.

Любая из этих форм проявления власти и все вмес­те взятые служат осуществлению функции защиты и реализации интересов как связанных с самим су­ществованием данного общества, так и интересов классов и других больших социальных групп. Если говорить более конкретно, то можно обозначить та­кие функции политической власти:

а) обеспечение господства определенных социаль­ных групп в обществе;

б) управление общественной жизнью людей, вклю­чая поддержание общественного порядка с позиций интересов тех или иных больших социальных групп. Государство есть выделившийся из общества аппа­рат управления;

в) поддержание целостности и единства общества. В авторитете верховной власти многие мыслители

прошлого видели единственное средство спасения от анархии. Безусловно, правы и те из современных по­литологов (в частности, авторы организационно-структурной концепции), кто видит в качестве пос­тоянной функции политической власти приведение в единство разделенного на группы, классы и про­слойки общества. Трудно оспорить мысль, что общес­тво само по себе «не представляет единства, оно обладает единством только тогда, когда является по­литическим обществом».

Современная политология в числе функций влас­ти, имеющих особое значение, отмечает функцию управления социальными, экономическими и полити­ческими конфликтами. Любая политическая власть, отмечает французский политолог Ф. Бро, имеет своей задачей «обеспечить порядок ... держать под кон­тролем напряженность ... сохранять статус-кво об­щества, реформировать его или революционизиро­вать».

Об эффективности власти (ее силе или слабости) судят по тому, в какой мере она осуществляет свои функции. При этом важнейшим постоянно выступа­ет критерий общественных интересов. Власть эффек­тивна при условии: а) если адекватно отражает ин­тересы тех социальных групп, на которые она прежде всего опирается, и вместе с тем умеет увязывать их с интересами общества как целого; б) если власть не противопоставляет себя обществу, не навязывает своих требований, противоречащих большинству его, а приспосабливает эти требования к мнению общест­ва и одновременно формирует общественное мнение В соответствии со своими установками; в) если власть, удовлетворяя интересы и потребности тех социаль­ных групп, на которые опирается, вместе с тем пос­тоянно демонстрирует свою готовность идти навстречу интересам других групп, или, по крайней мере, не ущемляет их настолько, чтобы противопоставить себя этим группам.

Политическая власть не функционирует, так ска­зать, в одиночестве. Она взаимосвязана с другими видами социальной власти, сложившимися в исто­рии общества.

Концентрирует их в общественных отношениях, придает им определенную направленность и харак­тер. Образно говоря, питает их своими соками.

В политологической литературе описаны многие разновидности власти. Так, испанский политолог Ф. Лорда-и-Алайс анализирует экономическую, во­енную, информационную власти и власть страха (фобократию). При характеристике экономической влас­ти (или плутократии) отмечается, в частности, что она представляет собой богатство, превращенное в орудие господства в обществе. Иными словами — это власть, основанная на богатстве. Ее главное сред­ство — деньги. В настоящее время, отмечает автор, экономическая власть достигла исключительной силы консолидации. Экономическая власть как таковая и сама по себе «не прибегает к насилию», однако она способна беззастенчиво попирать все божественные и человеческие нормы. Она как бы остается за зана­весом, однако в значительной степени диктует пове­дение действующих лиц на общественной сцене.

Жизненно важна сегодня для общества информа­ционная власть, основанная на преимуществе, свя­занном с обладанием знанием. Информационная власть обнаруживает себя посредством других форм власти. Но ее роль постоянно возрастает.

Особого внимания заслуживает административная (управленческая) власть. Политическим структурам в современном обществе приходится взаимодейство­вать с властью различных общественных организа­ций — формальных и неформальных, бороться с про­явлениями власти нелегальных мафиозных сооб­ществ.

О структуре политической власти. Политоло­гическая наука отмечает четыре структурных уров­ня власти, различающихся масштабом, объемом полномочий (то есть свободы принимать решения), средствами, характером и свойствами субъектов власти.

Это макроуровень (высший уровень) — централь­ные институты власти; мезоуровень (средний уро­вень) — органы и аппараты власти, подчиненные политические институты; микроуровень (низший уровень) — связанный с малыми группами, взаимо­действиями между ними; мегауровень — власть меж­дународного сообщества.

Каждый из названных уровней может подразде­ляться на две формы: легально-официальная, пред­ставленная в виде формализованных структур, и не­легальная (неформальная, неофициальная) — это власть влиятельных лиц, группировок, приближен­ных к властвующим субъектам особ, лидеров, кла­нов и т. д.

Отношения власти на микроуровне проникают во все общественные структуры и взаимодействуют с неполитическими видами власти — семейной, группо­вой, административной, педагогической и т. п. Здесь формируется социально-политическая среда, от кото­рой зависят властеотношения на других уровнях.

Указанные структурные уровни власти присущи любой стране, в том числе нашей. С этой точки зре­ния, некорректны утверждения одного из известных теоретиков и политиков Г. Попова о желаемом обра­зе власти в России. «В демократической республике власть у парламента, а на местах избирают не орга­ны власти, а органы самоуправления — муниципа­литеты». Автор, как видно, признает лишь высший уровень власти и отрицает нижестоящие. Если это осуществить на практике, то наше общество получит так называемую «демократическую диктатуру», о чем и мечтают многие нынешние политики, называющие себя демократами.

Политическая власть как общественное отноше­ние характеризуется взаимодействием составляющих его компонентов: это не только субъектно-объектное, но и субъектно-субъектное отношение; это отноше­ния по вертикали (уровни власти) и по горизонтали (различные ветви власти). В тех и других выража­ются взаимодействия по типу: «побуждение — дей­ствие», «управление — исполнение», «господство — подчинение». Проявляющийся в структуре отноше­ний момент сопротивления господству и подчинению концентрируется в способности подвластного к са­моуправлению. Отсюда следует, что направляю­щее воздействие субъекта власти реализуется в виде его взаимодействия с самоорганизующимся и само­управляющимся объектом. Самоорганизация общест­венных групп выступает в многообразных формах: от классовой борьбы до самоуправления трудовых коллективов и самодисциплины его отдельных чле­нов. Самоуправление также является одной из форм властеотношений.

С усложнением и прогрессом общества растет и углубляется взаимозависимость субъекта и объекта властных отношений, способность их к взаимопере­ходу в процессе функционирования. Властные отно­шения приобретают разнообразные формы единства противоположностей: организация и самоорганиза­ция, регуляция и саморегуляция, управление и са­моуправление, централизация и децентрализация, огосударствление управления и развитие обществен­ных начал, монополизация и демонополизация уп­равления различными сферами общественной жизни. Устойчивость властных систем зависит от того, насколь­ко они способны удерживать эти противоположности, разрешать их и одновременно воспроизводить.

<< | >>
Источник: Зеркин Д.П.. Основы политологии: Курс лекций.. 1996

Еще по теме Политическая власть как общественное отношение:

  1. Власть как общественный феномен. Основные черты политической власти
  2. МО как особый род общественных отношений
  3. Виртуализация общественно-политических отношений
  4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ И ВЛАСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  5. Политическая система как механизм власти
  6. Сущность политического лидерства как института власти
  7. Политическая власть как объект политологического анализа
  8. Политическая власть как форма организации и развития общества
  9. Тема «Партийно-политическая оппозиция: формы и характер отношений с властью»
  10. ВОЙНА КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ И ПОЛЕМОЛОГИЯ КАК НАУКА О КОЛЛЕКТИВНЫХ ФОРМАХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ АГРЕССИИ
  11. Власть и пресса: средства массовой информации как “четвертая” ветвь власти
  12. 1 ПОЛИТИКА КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ
  13. Принципы организации и функционирования власти. Суверенитет и легитимность политической власти
  14. 2.2. Политика как общественное явление
  15. 2. ПОЛИТИКА КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ
  16. ПОЛИТИКА КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ