<<
>>

Политические условия демократии и общественное доверие.

Демократический режим может рассматриваться как политическая система, предоставляющая гражданам регулярные и конституционные возможности смены правительства мирными средствами по решению большинства. Это позволяет им с помощью свободно созданных партий и ассоциаций без каких-либо препятствий на практике воспользоваться всеми общепринятыми гражданскими правами, обеспеченными юридическими гарантиями, зафиксированными в законодательстве. Жалобы на деятельность государственного аппарата могут быть переданы на рассмотрение юридическому органу, независимому от правительства.

Политическая свобода является необходимым условием демократии, но сама по себе она не является достаточной, по­скольку нет реального выбора там, где слабо выражено участие в политической жизни, где избирательные кампании превращаются в бизнес, в котором доминируют финансово обеспеченные люди, где социальное нера­венство настолько велико, что суще­ствует лишь низкий уровень осознания гражданского состояния. Народное правительство лишь тогда яв­ляется демократическим, когда на сво­бодных выборах граждане подтверждают своими голосами доверие своим правителям, Идея свободы выбора заключается не просто в отсутствии препятствий для соперни­чества между кандидатами. Демократия - не просто лишь состязательный политический рынок; она подразумевает способность каждого индивидуума дей­ствовать в качестве гражданина, то есть связать непосредственно отстаивание своих идей и интересов с законами или политическими решениями, обеспечи­вающими основные рамки для обще­ственной жизни. Не может быть демо­кратии там, где требования и убеждения, возникающие в сердцах. и умах граждан, не находят адекватного выражения и защиты в общественной сфере. Демократия может быть основана лишь на двуединой заботе об учреждении пра­вительства, способного обеспечить соци­альную интеграцию и тем самым при­вести к осознанию гражданского состоя­ния, и об уважении разнообразия инте­ресов и мнений.

Алэн Турэн обращает особое внимание на социальных условиях свободы выбора. Это измерение демократии, по его мнению, не может существовать, если индивидуумы при­надлежат только к частной сфере или если, наоборот, они являются лишь субъектами государства, даже если это государство предоставляет им матери­альные или иные блага.

Поле политической свободы выбора не может существовать, если не при­знается существование общественной сферы и в более широком смысле поли­тического общества. Личностная изо­ляция, фрагментация общества, сла­бость коммуникации между социальны­ми категориями являются почти не­преодолимыми препятствиями для демократии. Нет демократии без автономии политического общества и граждан, но и нет демократии, если это политическое обще­ство не служит сферой коммуникации между частными интересами и прави­тельством, ибо создание политических институтов, лишенных как представительности, так и ответственности, находится под огромной угрозой стать не чем иным, как политической игрой, которая быстро теряет всю свою за­конность.

XX век, по мнению А. Турэна, не благоволил к демократии, так как в нем прежде всего домини­ровала идея развития - навязанной мо­дернизации общества. С одной стороны модернизация повышает степень внутрен­них взаимоотношений, снижает барьеры частной жизни и тем самым развивает общественную сферу. Но с другой стороны модернизация как навязанный акт способствует концентрации власти в руках государства, которое менее озабочено проблемой своей представительности, чем своей способностью трансформиро­вать, зачастую силой, общество, у которого отсутствует предприимчивость и умение обеспечивать себя.

Форсированный марш к современности, как он осуществлялся Бисмарком и бо­лее жестоко Сталиным, всегда представ­ляет угрозу для демократии.

Собственной сферой демократии является политическая система. К ней примыкает, с одной стороны, частная сфера, а с другой - госу­дарство. Не может быть демократии, если гражданское состояние, занимаю­щее среднее положение, не втягивает в себя частные интересы и убеждения, с одной стороны, и приверженность го­сударству - с другой. Не может быть также демократии, если частные убеждения и национальная привержен­ность смыкаются напрямую, избавляясь от среднего положения гражданского состояния. Но демократия слаба и почти бессмысленна, если не допускает суще­ствования этих двух миров на обеих сто­ронах, если стремится отождествляться со всей жизнью в целом - личной и обществен­ной. Демократия является постоянным усилием по созиданию сферы гражданского состояния и обеспечению того, чтобы частные убеждения и груп­повая принадлежность могли сойтись и соединиться в ней в атмосфере взаим­ного уважения. Демократия слаба и тог­да, когда ее способность к посредни­честву неадекватна и когда силы, между которыми она играет роль посредника, слабы или, наоборот, замкнуты в самих себе.

Демократия обязана быть предста­вительной, то есть ее политические представители должны соответствовать людям в обществе вообще или, по край­ней мере, в значительной степени так, чтобы эти люди могли отождествлять себя с политическими властями. Представительные демократии не только предполагают наличие институтов, гарантирующих свободу политического выбора, они также требуют наличия социальных интересов, которые могут быть представлены, что обеспечивает людям в обществе степень приоритета над их политическим представительством. Демократия сильна только тогда, когда общество считается плюралистичным.

Демократический процесс осуществляется в рамках определенной единицы, сфера и широта которой являются адекватной или правомерной. Роберт Даль считает, что сфера и широта контроля демократического образования оправданы в той мере, в которой они удовлетворяют семи критериям.

Сфера и широта властного контроля могут быть четко идентифицированы, что свидетельствует об определенности и исторической обусловленности территории демократического образования.

Люди в рамках предлагаемой сферы активно стремятся к политической независимости по вопросам, относящимся к допускаемой широте властного контроля. То есть не следует навязывать политическую автономию группе, члены которой не нуждаются в ней, и не следует лишать автономии группу, которая хочет ею обладать.

Люди в пределах предполагаемой сферы настаивают на управлении, обусловленном демократическим процессом. Претензия группы на политическую автономию тем менее оправдана, чем меньше вероятности, что новое управление будет демократическим.

Широта властного контроля находится в оправданных пределах в том смысле, что она не покушается на фундаментальные права и ценности.

Интересы отдельных людей в соответствующем демократическом образовании в значительной степени подвержены влиянию решений, принятие которых они не контролируют. В данном случае возможно расширение круга людей, принимающих участие в принятии решений или формирование автономного политического образования, которое будет разбирать вопросы в рамках определенной сферы деятельности.

Консенсус среди людей, интересы которых зависят от принимаемых решений, будет прочнее в рамках любых других реально осуществимых границ, позволяющих людям делать то, что они хотят.

Пределы предлагаемого политического образования определяются возникновением конфликтов между конечными целями, увеличивающими число людей, которые не могут добиться желаемого.

Достижения, оцениваемые в соответствии с перечисленными критериями, должны перевешивать издержки.

Американский политолог приходит к выводу, что политические единицы, которые граждане в демократической политической системе способны сформировать для себя, никогда не будут полностью соответствовать интересам каждого человека, т.к. создать абсолютно консенсусные демократические системы невозможно. Но можно создать такие политические единицы, которые превосходят другие.

Несколько по-иному классифицирует условия, или предпосылки, демократии Ш. Эйзенштадт. Он выделяет, во-первых, распределение ресурсов и власти в обществе, обеспечивающих различным акторам постоянный доступ к ресурсам, необходимым для политического участия; во-вторых, отношения между основными центрами общественной и экономической власти и центральными политическими институтами; в-третьих, создание и воспроизводство автономных публичных сфер.

Для первого условия важнейшим является положение о недопустимости монополизации ключевых ресурсов и источников власти в обществе какой-либо группой, а также наличие различных властных центров, которые потенциально способны оставаться вне сферы влияния политической власти. Для второго условия важным фактором выступает постоянное расширение независимого доступа социальных групп к политической сцене. Для обеспечения такого доступа необходимо развитие и постоянное функционирование институциональных структур и организаций для связи между общественным сектором и политической властью. Для третьего условия демократии необходимо наличие автономных публичных арен, не встроенных ни в государственные структуры, ни в корпоративные рамки какого-либо из общественных секторов. Они должны быть свободны от контроля со стороны государства. Наиболее важными среди таких «арен» являются ключевые органы политического представительства и политической организации, такие как партии и другие типы политических ассоциаций, а также каналы коммуникации.

Общественное недоверие к власти в его разнообразных проявлениях является необходимой составляющей демократического процесса. В то же время без политической поддержки демократизация невозможна. Такая поддержка граждан придает режиму легитимность, необходимую для проведения демократических преобразований. Немецкий ученый Ханс-Дитер Клингеманн, провел исследование модели и формы политической поддержки. В качестве ключевых элементов политической поддержки немецкий ученый выделил идентификацию с политическим сообществом, легитимность политического режима и эффективность демократического режима. Опросы по обозначенным позициям, охватили 39 стран и проводились с 1995 по 1998 гг. Результатом исследования стали два теоретических заключения. Во-первых, не существует общего снижения уровня поддержки демократии, как формы правления, и нет признаков, свидетельствующих о кризисе демократии. Во всех демократиях, как в старых, так и в новых, есть граждане, выражающие недовольство эффективностью политических режимов, что – и это второй вывод – не представляет принципиальной опасности для стабильности демократии. Существует значительное число людей в мире, которых Х.Д. Клингеманн называет «недовольными демократами». Они однозначно одобряют демократию, как форму правления, но недовольны эффективностью функционирования демократических режимов в своей стране. Недовольных демократов следует рассматривать скорее не как опасность для демократии, а как потенциальную силу реформ и продвижения демократического процесса.

В странах с высоким качеством институтов, проявляющихся в низкой коррупции, высоком уровне правопорядка, демократизация благо­творно воздействует не только на институциональное строительство, но и на экономический рост, а в странах со слабыми институтами демократизация ведет к их дальнейшему ослаблению и подрывает рост.

Поэтому, предостерегают В.М. Полтерович и В.В. Попов, быстрое введение демократии в авторитарных странах со слабым правопорядком может быть сопряжено с множеством отрицательных экономических и социальных последствий. Ученые полагают, что «участие широких масс в процессе принятия решений - важ­ная цель развития, но она может быть легко скомпрометирована, если попытки ее реа­лизации приводят к ослаблению институтов, замедлению экономического роста, увеличению социального неравенства и преступности и, в конце концов, к укреплению авто­ритарных режимов. Демократизация более эффективна, если она осуществляется одновременно с укреплением правопорядка. Вопрос о том, какими должны быть скорость и последовательность демократических реформ, чтобы они не замедлили экономический рост, актуален для многих стран».

Большинство исследователей единодушны в том, что стабильность демократии зависит от глубокой и широко укорененной поддержки со стороны граждан. Демократии, которые не обладают таким основанием для легитимности, не стабильны. Демократические политические режимы, которым в течение длительного времени не удается выполнить возложенные на них ожидания, могут потерять свою легитимность, а следовательно могут перестать существовать. Следует согласиться с Й. Шумпетером, который писал: «Демократия процветает тогда, когда модель общества обладает определенными характеристиками, и бессмысленно спрашивать, как она будет существовать при других социальных моделях, не обладающих этими характеристиками, или как будут жить люди в таких обществах в условиях демократии».

<< | >>
Источник: Баранов Н.А.. Современная демократия: эволюционный подход. 2008

Еще по теме Политические условия демократии и общественное доверие.:

  1. Роль прибалтийских общественно-политических движений в условиях Перестройки в СССР
  2. УСЛОВИЯ ДЕМОКРАТИИ
  3. Условия и процедурные нормы демократии.
  4. ДЕМОКРАТИЯ — ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ДЕМОКРАТИИ
  5. 3. Особенности перехода к демократии в современных условиях
  6. Социально-экономические условия демократии.
  7. Проблема доверия
  8. Глава 11. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ, ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ, ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
  9. 7.3. УСТАНОВЛЕНИЕ ВЗАИМНОГО ДОВЕРИЯ
  10. ПАРТИИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ. ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
  11. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ
  12. 3. Общественно-политические движения
  13. Виртуализация общественно-политических отношений
  14. Глава 4. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНСТИТУТЫ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ
  15. 2.4. Широкая информационная деятельность политических партий — как одно из основных условий формирования демократической партийно-политической системы
  16. Общественные движения и организации и политическая система