<<
>>

Политическое прогнозирование и законы политики

Чтобы управлять людьми, нужно уметь предви­деть. Разработка стратегии и тактики политическо­го действия невозможна без прогнозирования. Знать только о насущных нуждах тех или иных социаль­ных групп, о их сегодняшних стремлениях и жела­ниях, исходить при подготовке и принятии решений лишь из данной ситуации, идти навстречу выдвигае­мым в текущий момент требованиям масс — все это для политика, конечно, весьма важно.

Однако поли­тический руководитель (лидер, организация) только при том условии выполнит свою роль, если он обла­дает способностью видеть дальше и больше всех, глуб­же понимать общественную полезность результатов осуществляемых решений и их последствий для су­деб общества. Стоит ли доказывать, насколько ве­лик долг перед народом России прошлых и настоя­щих поколений политических руководителей высших и иных уровней, не считавшихся и не считающихся с последствиями проводимой политики. Кстати, не­редко обвиняют в этом социальную науку, ученых (в русле плохой мировой традиции). Президент Всемир­ной федерации научных работников, лауреат Ленин­ской премии мира, профессор Лионского универси­тета Жан-Мари Леге писал: «Политическая власть, авторитет которой поставлен под вопрос углубляю­щимся экономическим и социальным кризисом, пы­тается направить гнев народа на лиц и явления, ко­торым отводится роль козлов отпущения. В такой обстановке весьма удобно указывать на науку как источник всех бед и перекладывать на ученых ответ­ственность за все существующие трудности».

Естественно, что политическое предвидение, про­гнозирование невозможно без научного познания со­циальной реальности, прежде всего закономерностей политики. Союз науки и политики здесь особенно важен. На «авось» полагаться нельзя. Предвидение осуществляется на основе законов науки и представ­ляет одну из форм реализации последних.

Прогнозирование в политике (от греч. prognosis — предвидение, предсказание) — это объяснение воз­можных состояний, изменений политической систе­мы, ее институтов, других политических явлений в определенных границах социального времени и про­странства.

Политический прогноз — результат прогностичес­кой деятельности, его содержание — вероятностное суждение о будущем состоянии данной политичес­кой системы, ее элементов с указанием определен­ных сроков их изменения.

Прогнозирование неразрывно связано с планиро­ванием, проектированием и управлением, представ­ляет собой способ подготовки и выработки полити­ческих решений. Политический прогноз — это про­ект разрабатываемого курса, стратегии и тактики политического действия. Всякая политическая программа включает в себя совокупность прогнозов, от­носящихся к различным сторонам планируемой дея­тельности государственных институтов, партий и других общественно-политических организаций. На­учная и практическая ценность программ определя­ется уровнем обоснованности и достоверности содер­жащихся в них прогнозов. Насыщенность программ утопическими предсказаниями предопределяет их невыполнимость. Подобные программы превращают­ся в орудие идеологических манипуляций или, что гораздо хуже, в средство обоснования насильствен­ных политических экспериментов над обществом.

Конечно, любые политические проекты, рассчи­танные на перспективу, не исчерпываются интерпре­тацией действительности, а включают описание мо­делей каких-то новых форм политической жизни, которые те или иные политические силы стремятся воплотить в реальность. И в этом аспекте они не об­ходятся без элементов утопий как формы изображе­ния идеальных отношений, структур и т. д. Нали­чие их еще не дает основания для негативной оцен­ки проекта. Ведь политика — искусство возможно­го. Другое дело, если в политическом проекте доми­нирует не реалистическое мышление, а всецело так называемые абсолютные утопии, неосуществимые в принципе, противостоящие объективным возможнос­тям социума.

Прогнозирование — многоплановый процесс ис­следовательской деятельности, строящийся на базе определенной методологии и использования комплек­са научных методов. В их числе аналогия, систем­ный анализ, статистические методы, социологичес­кое исследование, матричный метод, анализ по схе­ме действие — результат и другие.

В качестве основ­ных способов разработки прогнозов признаются: эк­страполяция, моделирование, опрос экспертов.

Процесс прогнозирования характеризуется рядом этапов: определение объекта, методов, цели, рабо­чих гипотез (прогнозная ориентация); сбор данных, влияющих на изменение объекта (прогнозный фон); разработка исходной модели (структура объекта); составление поискового прогноза и в рамках реше­ния этой задачи определение возможных сценариев событий; выведение нормативного прогноза; оценка достоверности и уточнения прогностической модели; формулирование рекомендаций для принятия реше­ний.

Разработанный политический прогноз многофун­кционален. Прежде всего он заключает в себе эврис­тические возможности: стимулирует движение к от­крытию новых целей и путей политических реше­ний. Творческие мысли, заложенные в прогнозах, способствуют стремлению к исследованию и практи­ческому поиску новых вариантов выбора моделей политических действий, к корректировке осуществля­емых проектов и методов их реализации. Прогноз выполняет разведочную функцию, коль скоро слу­жит отправным пунктом для выявления еще неиз­вестных тенденций, возможностей, резервов, да и опасностей в развитии политической системы. Отме­чается также системно-аналитическая функция про­гноза: на его основе формулируются знания систем­ных взаимосвязей и взаимодействий политических институтов. Прогноз нацелен на решение проблем управления политической системой в целом. Нако­нец, прогноз — средство интенсификации деятель­ности субъектов политики, повышения ее результа­тивности.

Политическое прогнозирование характеризуется своей спецификой, которая выявляется прежде все­го при анализе методологии. Теоретико-методологи­ческая база — важнейшее условие достоверности прогнозирования. Имеется в виду в первую очередь теоретическое объяснение факторов детерминации политического прогноза, что предопределяет ориен­тацию прогностического мышления. Таковыми вы­ступают: а) объективные закономерные тенденции изменения политической системы; б) принципы и нормы функционирования данной политической сис­темы; в) временной фактор; г) геополитический и демографический факторы; д) цели прогностической деятельности.

Остановимся на отдельных моментах. Исследование объективных тенденций составляет сердцевину разработки прогнозной ориентации, да, пожалуй, и прогнозного фона. Объективные тенден­ции аккумулируют собою складывающиеся сущес­твенно значимые потребности, выражают их харак­тер и направленность воздействия на поведение об­щества. Изучение потребностей дает возможность судить о предстоящих изменениях в деятельности субъектов и структур, так как потребности характе­ризуют необходимость в определенных, иных, чем существующие, политических условий жизнедея­тельности.

Выяснение закономерной, доминирующей тенден­ции в изменении потребностей — сложная исследо­вательская задача. Объективно необходимое не ле­жит на поверхности явления, а скрыто в гуще собы­тий, слагается из цепочки действий, поступков про­тиворечивого характера и направленности. Объектив­ное нередко дополняется или отвергается, блокиру­ется субъективными стремлениями. Так что, даже «узнав» закономерную тенденцию, нельзя однознач­но предсказать последствия ее действия. Речь может идти лишь о каких-то вариантах ожидаемых собы­тий, процессов. Наиболее вероятный из них, так ска­зать, вычисляется с привлечением социометричес­ких методов.

Объективные закономерности, как уже отмечалось, реализуются через принципы, нормы и ценности, в рамках которых функционирует политическая сис­тема. Происходящие и ожидаемые изменения систе­мы следует рассматривать как в определенной мере заданные ее ценностно-нормативной основой. Нор­мативная и связанная с нею мотивационная база де­ятельности и поведения политических субъектов как бы очерчивает политико-юридическое пространство ожидаемых событий, служит основанием для постро­ения нормативного прогноза (проекции на будущее в соответствии с заданными нормами и критерия­ми). Заданность не означает, однако, того, что прин­ципы и нормы, тем более мотивы действий, тождес­твенны жесткой схеме, подобны алгоритму или мат­рице, один к одному определяющим поступки или события в политике. Они лишь требования, вытека­ющие из сущности системы, выражение взаимоотно­шений субъектов и институтов власти.

Полнота прак­тической их реализации зависит от многих условий, в том числе субъективного характера.

Известную определенность в представлении о бу­дущей модели политического процесса придает под­ход к его предсказанию с учетом факторов социаль­ного времени и пространства, а также демографи­ческой картины. Они в большей степени поддаются количественным методам изучения. И тем не менее

здесь есть свои трудности, связанные с динамизмом политической жизни, в частности, с развитием од­них политических сил и разложением других, а так­же возможностями распространения сферы влияния действующих сил и институтов власти. Действие вре­менного фактора выявляется в определенной после­довательности настоящих и предстоящих изменений. Выделение этапов, стадий процесса, их сравнитель­ный анализ — один из эффективных приемов разра­ботки политического прогноза.

Наконец, цели деятельности субъекта, представ­ляя идеальный образ ожидаемых им результатов, показывают направление предпринимаемых усилий по изменению настоящего и позволяют высказывать предположение о характере деятельности в будущем тех или иных политических сил.

Попытаемся проиллюстрировать описанные в аб­страктной форме методологические подходы в поли­тическом прогнозировании на конкретном примере политического процесса в российском обществе, при­нимая за точку отсчета 1989 г. — год первых демок­ратических выборов депутатского корпуса в высшие органы государственной власти.

Отметим, что речь идет о задаче в основном учеб­ной — составить лишь набросок, элементы общего эскиза прогноза, не более.

Обозревая последние драматические 3-4 прожи­тые страной года, можно уверенно сказать о проявив­шихся объективных тенденциях в политической сис­теме — позитивных и негативных (с точки зрения интересов народа, в понимании автора). Позитивная тенденция — известная либерализация обществен­ной жизни, демократизация политических отноше­ний, всех политических институтов. Это способство­вало изменению общества в целом, ликвидации ис­черпавших себя и ставших одиозными политичес­ких структур, базировавшихся на властной монопо­лии партийно-государственной бюрократии.

Негатив­ная — обострение социально-политических противо­речий, развитие и углубление всеобщего кризиса; развертывание разрушительных процессов во всех сферах общества; стремление теперь уже новой пра­вящей элиты принудительным путем осуществлять ускоренное изменение политической и социально-экономической систем и навязывать обществу запад­ноевропейскую модель либерально-демократическо­го режима.

За противоположными тенденциями модернизации нашей политической системы стоят противоборству­ющие политические силы. Уровень их организован­ности и соотношение изменчивы. Пришедшие в ав­густе 1991 г. к власти антикоммунистические силы, взявшие курс на утверждение либерально-демокра­тического режима, в настоящее время стали терять свои позиции, в первую очередь в институтах зако­нодательной власти, а также некоторых регионах.

Главное звено в нынешней быстро меняющейся политической ситуации, конечно же, соотношение политических сил — правящей элиты и поддержи­вающих ее слоев населения, с одной стороны, а с другой, — собирающей свои ряды оппозиции, опи­рающейся на большинство народа, оказавшегося в результате реформ в нищете, но пока во многом по­литически пассивного.

Правящая элита, по крайней мере ее ядро, спло­чено идейно, главным образом на основе антикомму­низма. Ей уже есть что терять, ибо она у власти, прибрала к своим рукам те привилегии, которые имела бывшая партийно-государственная бюрокра­тия, включилась достаточно активно, если не ска­зать большего, в приватизацию общенародной со­бственности. Естественно, как всегда, у государствен­ного пирога не всем достались хорошие места. Да и было бы необъективностью утверждать, что все стре­мились к таковым. В рядах новой элиты немало ин­теллектуалов, честных деятелей различных сфер управления и бывших рядовых интеллигентов, ис­поведующих подлинно демократические взгляды и стремящихся с полной отдачей своих сил послужить Родине, ее преобразованию. Новая элита не являет­ся духовно и политически однородной. В нее рекру­тировались и рекрутируются бывшие коммунисты и давнишние антикоммунисты, левые и правые ради­калы, люди, стремящиеся покончить с пережитка­ми тоталитаризма, и те, кто мечтает и пропаганди­рует демодиктатуру, обещая народу новое светлое будущее. За последнее время усилился раскол внут­ри элитной интеллигенции, ранее безоговорочно под­держивающей политику Б. Ельцина. Одни заявля­ют, что демократические ожидания не оправдались; «жизнь во лжи продолжается». И «новая ложь во имя демократии, во имя спасения авторитета Ельци­на все еще остается ложью. Мы не имеем права не видеть, что новая тенденциозность «демократической» демагогии не менее опасна, чем старая коммунисти­ческая». Эти слова принадлежат одному из пионеров советского легального антикоммунизма А. Ципко.

Думается, что процесс поляризации в рядах ин­теллигенции, да и правящей элиты еще далеко не завершился. Чем острее будет политическая ситуа­ция, тем активнее и ярче будут его вспышки. На переходных этапах не бывает иначе.

А что же происходит и ожидается на левом, оппо­зиционном фланге политического процесса? Было бы заблуждением утверждать, что здесь идет плавный или быстрый беспротиворечивый процесс консоли­дации сил. Неоднородность группирующихся в оп­позицию элементов не менее, если не более реальна. В нем принимают участие неокоммунисты и откро­венные антикоммунисты, демократы и монархисты. Их объединяет сегодня одна общая идея — помочь стране избежать катастрофы, сохранить целостность российской государственности, предотвратить даль­нейшее обнищание народа. Немало противоречий и в среде восстанавливающегося коммунистического движения. Ведь здесь — известная часть бывшей партийной номенклатуры, правда, последнего эше­лона, как правило, не обремененного виною перед народом. В новые коммунистические партии пришли многие радикально и догматически настроенные ак­тивисты митингов, включая людей старших возрас­тов. В составе партий значительное число творчески мыслящих интеллигентов, хозяйственный руководи­телей, да и рядовых трудящихся, враждебно относя­щихся к новому режиму, протестующих против раз­вала союзного государства и навязываемой обществу капитализации. Так что говорить о сплоченности левых сил сегодня пока рано. Не следует забывать, что они не располагают материальными ресурсами, необходимыми для политической борьбы. В их рас­поряжении нет средств массовой информации. Вмес­те с тем сдвиг общественности влево налицо.

За последнее время наблюдается оживление ак­тивности среди социалистически настроенных кру­гов интеллигенции, трудящихся, подстегиваемых лавинообразным спадом жизненного уровня широ­ких масс, обостряющейся конфронтацией на почве национально-политических отношений, провалами в проводимой политике реформ. Вызывает противоре­чивое отношение со стороны общественности, настро­енной демократически, систематическое нарушение законности в стране, факты прямого попрания кон­ституционных норм, наконец, стремление к демон­тажу демократических по своей сути Советов как органов власти.

На фоне углубляющегося экономического и поли­тического кризиса все сказанное может привести к трем вариантам сценариев политического процесса: утверждению диктатуры, замаскированной демокра­тическими декорациями; дальнейшему распаду го­сударственности на множество разноликих полити­ческих образований, в том числе национал-фашист­ского типа; утверждению подлинно демократической политической системы и государственности с ориен­тацией на такие основные ценности, как свобода че­ловека от любого вида гнета и эксплуатации, соци­альная справедливость, солидарность, базирующая­ся на обновленном, подлинном интернационализме трудового народа всех республик. Для реализации последнего варианта прогнозного сценария нужны мощный блок левых сил подлинно демократической ориентации и новые лидеры.

И последнее. На динамику нынешнего политичес­кого процесса в стране, безусловно, в значительной степени влияют традиционный образ мышления, а также укоренившийся в наше политическое бытие суперидеологизм, замешанный на коммунистических утопиях. Здравый рассудок вопиет против любых идеологических догм и политических крайностей. Только окончательно сбитому с толку советскому обывателю покажется «исторической справедли­востью» выдвигать на постаментах повергнутых тол­пой памятников революционным деятелям архаичес­кие символы давно ушедшей в историю политичес­кой жизни царской России. Нельзя забывать, что история повторяется дважды: вначале трагедией, а затем фарсом.

<< | >>
Источник: Зеркин Д.П.. Основы политологии: Курс лекций.. 1996

Еще по теме Политическое прогнозирование и законы политики:

  1. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС И ОБЪЕКТИВНЫЕ ЗАКОНЫ ПОЛИТИКИ
  2. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И МЕТОДЫ ПРИНЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕШЕНИЯ
  3. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ
  4. 26.3. Методы политического прогнозирования
  5. МОДЕЛИРОВАНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКОМ АНАЛИЗЕ И ПРОГНОЗИРОВАНИИ
  6. Принципы политического прогнозирования
  7. Политическое прогнозирование
  8. Прогнозирование политических рисков
  9. Ахременко А.С.. Политический анализ и прогнозирование, 2006
  10. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ
  11. Глава 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГЛОБАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ
  12. Глава 2. СИНТЕТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА В ГЛОБАЛЬНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОГНОЗИРОВАНИИ