<<
>>

Проблема русскоязычного населения в Латвии и Эстонии

Только небольшая часть русскоязычных жителей прибалтийских республик предпочла получить российское гражданство и официально стать иностранцами во вновь созданных государствах. Большинство из них в Латвии и Эстонии приняли статус «неграждан». Обладатели данного статуса не только не имеют избирательных прав и лишены возможности находиться на государственной службе, но и сталкиваются с другими ограничениями и запретами на профессии. Кроме того, для работы в ряде отраслей, в т.ч. в здравоохранении и образовании стало требоваться знание «государственного языка».
Все это нередко приводило к злоупотреблениям со стороны чиновников нового режима. Предоставление же гражданства тем, кто его изначально не получил было ограничено жесткими квотами и рядом условий, предъявляемых соискателям.

Несмотря на ущемление в правах и интересах, русскоязычное население Эстонии и Латвии, выражая протест против действий властей, большей частью не спешило покидать эти республики. Находясь во многом в лучшем положении, чем турки в Германии или арабы во Франции, они не хотели выезжать на историческую родину, где их ждал более низкий уровень жизни и меньшая уверенность в будущем. Европейское направление эмиграции для многих русскоязычных жителей Прибалтики оказывалось более привлекательным, чем российское. Новое поколение русскоязычного населения было уже более примиренчески относится к ассимиляторской политике властей. При этом, как показали проведенные в Латвии исследования среди русскоязычной молодежи, девушки в большей степени, чем юноши готовы в обязательном порядке учить латышский язык, настроены на заключение брака с представителем титульной нации и т.д.

В течение 1990-х гг. Россия неоднократно стремилась оказать воздействие на правительства Латвии и Эстонии с целью улучшить положение русскоязычного населения в этих государствах. Различные политические силы в России стремились использовать данную проблему в своих целях. Однако отдельные попытки российского руководства проводить жесткую линию в этом вопросе давали лишь обратный эффект и способствовали политической мобилизации в поддержку консервативно-националистического лагеря в Риге и Таллинне.

Более эффективным оказалось давление стран Запада, особенно в связи с открывшимися перспективами вступления балтийских республик в НАТО и ЕС, что и заставило власти Латвии и Эстонии значительно смягчить свою позицию в вопросе предоставления гражданства, использования государственного языка и т.д. Доля неграждан в Эстонии (с учетом естественной убыли) сократилась с 30 до 10 процентов, в Латвии – более чем в два раза. Однако права русскоязычного населения продолжают оставаться предметом острого конфликта как во внутриполитической жизни балтийских республик, так и в их взаимоотношениях с внешним миром.

<< | >>
Источник: О.Б. Подвинцев. Политические процессы в постсоветском пространстве. 2007

Еще по теме Проблема русскоязычного населения в Латвии и Эстонии:

  1. ПОЛОЖЕНИЕ РУССКОЯЗЫЧНОГО НАСЕЛЕНИЯ ЭСТОНИИ
  2. Особенности политического положения в Латвии, Литве и Эстонии на современном этапе
  3. Проблема темпов роста мирового населения
  4. Глава 7. Россия, Израиль и русскоязычная община Израиля в свете идей социальной алхимии (синергософии)
  5. Национальный состав населения и национальные проблемы
  6. Підтримка досягнутого рівня зайнятості населення та сприяння розширенню сфери застосування праці економічно активного населення
  7. Підвищення ефективності державної підтримки вразливих верств населення; реформування сфери надання соціальних послуг та забезпечення соціального захисту населення
  8. Глобальные проблемы человечества как инструмент геополитики. Проблемы войны и мира
  9. Проблема безопасности и мира, как центральная глобальная проблема
  10. Проблемы вокруг ДОВСЕ, отношения Россия—НАТО и нарастание разногласий по проблеме создания системы ПРО в Европе
  11. ВОСПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ.
  12. Население и трудовые ресурсы
  13. Поддержка бедных слоев населения
  14. Миграция населения
  15. Население и трудовые ресурсы
  16. Зниження захворюваності населення