<<

Россия в «пятерке» мировых лидеров?

В 2008 г. политическое руководство Российской Федерации постави­ло перед собой амбициозную задачу: вывести к 2020 г. страну в пятерку мировых лидеров. Тем самым оно ответило на запрос российской полити­ческой элиты, которая не удовлетворена нынешним положением России в современном мире.

Во многом такая задача совпадает с чаяниями рус­ского народа, в национальном самосознании которого глубоко укорене­но представление о России как о великой державе, на протяжении многих веков игравшей ключевую роль в мировой истории.

Очевидно, однако, что новая Концепция внешней политики Рос­сии от 12 июля 2008 г. не отвечает этой задаче. Нет пока у страны и внят­ной стратегии развития, которая позволяла бы рассчитывать на ее ре­шение. Наконец, вполне очевидно и то, что «коллективное лидерство», на котором настаивает наш МИД, — это термин, содержащий противо­речие в определении: такого явления, как «коллективное лидерство», всемирная история не знает.

Однако и все претензии на единоличное лидерство в мировой исто­рии в конечном счете терпели поражение. Конечно, на отдельных ее этапах разным странам удавалось занимать лидирующие позиции. Та­ковы примеры Римской империи, Китая, Испании, Франции, Британ­ской и Российской империй, СССР и США. Однако в каждом из этих случаев лидерство той или иной страны жестко оспаривалось другими странами (которые, как правило, создавали против новоявленного ли­дера мощные коалиции) и длилось не слишком долго (исключение, воз­можно, составляет лишь Римская империя). В мировой политике есть примеры того, как страны с весьма ограниченными ресурсами очень быстро становились державами мирового класса: помимо перечислен­ных, это Португалия, Голландия, Германия, Индия. Всем этим странам удавалось мобилизовать свои ресурсы (в ряде случаев тираническим путем — СССР, Германия), для того чтобы войти в первую лигу миро­вых держав в исторически короткие сроки.

Исторической реальностью, однако, является и то, что никому из них не удавалось постоянно удер­живать эту высокую планку. И у каждой такой державы были свои взле­ты и падения.

Конечно, очень хочется верить в то, что в XXI в. мировым лидером станет Россия. Но реально ли достижение этой цели? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо в первую очередь тщательно про­считать наши возможности и ресурсы, причем во всех возможных измерениях — экономическом, политическом, демографическом, во­енном, культурно-цивилизационном, идеологическом, наконец, мо­рально-нравственном. Все эти ресурсы у нас крайне ограничены.

Отсюда вторая задача — оценить способность современной России к мобилизационному развитию. На данном этапе такая способность представляется минимальной. Более того, мобилизационное развитие, по существу, не совместимо с инновационной моделью модернизации, которую хочет реализовать наше руководство и которая представляется единственно возможным вариантом модернизации для нашей страны.

Третья проблема, которую следует решить при оценке реалистич­ности вышеупомянутой задачи, — это просчет потенциала других субъектов мирового сообщества и их способности мобилизовать его для создания привлекательной для всех модели развития. Это США, Евро­пейский союз, КНР, Индия, возможно, наиболее динамично развиваю­щиеся страны Латинской Америки. Сегодня экономика этих стран в абсолютном выражении растет значительно быстрее российской. А при­влекательность американской и европейской социально-экономичес­ких моделей просто несопоставима с привлекательностью модели оте­чественной.

«Коллективное лидерство» в этих условиях, по сути, равнозначно положению «младшего партнера» России в коалиции с США и Евросо­юзом. Мировое же лидерство (которое, как показал исторический опыт, может быть лишь временным) предполагает не просто самую привле­кательную модель развития, но и наличие своего глобального истори­ческого проекта, которого у России в настоящий момент нет и в поми­не.

Пока Россия представляет собой — как это ни прискорбно осознавать — периферию глобального либерального проекта (т.е. пери­ферию капитализма), который осуществляют, и весьма успешно, Аме­рика и Европа. Более того, современная Россия признала его истори­ческую безальтернативность. Понятно, что на этом чужом «поле», на котором наши сегодняшние партнеры работают сотни лет, выиграть у них невозможно.

Выиграть же можно лишь на каком-то новом «поле», которое на обозримый период времени не просматривается.

Впрочем, пофантазировать на эту тему не будет большим грехом.

Исторически Россия утверждала себя как великая держава, делая заявку на лидерство в решении какой-то назревшей общечеловеческой задачи. Например, задачи достижения социальной справедливости. Можно предположить, что на данном историческом этапе развития че­ловечеству нужна альтернатива обществу всеобщего потребления, ко­торое начинает себя исчерпывать. На смену ему идет «постэкономичес­кая» эпоха с информационным обществом, в центре которого будет стоять «постэкономический человек» с иной структурой потребностей и потребления и «постэкономическая» (т.е. гуманитарная) культура с иными — в первую очередь интеллектуально-духовными — ценност­ными ориентациями. Основной же общечеловеческой задачей уже се­годня становится не увеличение объема потребления ресурсов, а пре­дотвращение глобальной экологической катастрофы (порожденной главным образом именно хищническим режимом потребления природ­ных ресурсов техногенной цивилизацией). Утверждение России как ве­ликой державы, вероятно, должно пролегать через активное участие в решении этих задач.

В настоящий момент все большему числу людей становится очевид­но, что ресурсопотребляющая стратегия, нацеленная на сохранение и воспроизводство западной модели развития за счет всего остального мира, бесперспективна. Ясно, что распространение такого рода глоба­лизации на весь мир просто невозможно, поскольку ресурсов на это не хватит. Стало быть, подобная стратегия представляет собой не что иное, как попытку продлить жизнь зашедшей в тупик техногенной («проме­теевой») цивилизации.

Эта тенденция будет вызывать все большее со­противление во всем мире. Стратегия развития мира должна быть прин­ципиально иной: нацеленной на улучшение качества жизни людей текущего поколения без подрыва возможности улучшения жизни буду­щих поколений. Она должна включать в себя и такие ценности, как не только права, но и обязанности человека, его ответственность за судь­бы планеты, природы, за последующие поколения людей, т.е. его детей, внуков и правнуков. Она должна включать в себя также идею культур­ного многообразия мира в противовес попыткам ее повсеместной уни­фикации. Развитие должно включать в себя идею безопасности, нена­силия, культуры мира, толерантности. Нельзя забывать также и об эко­логии и ненанесении ущерба окружающей среде, сохранении многооб­разия флоры и фауны.

Вполне вероятно, что в обозримом будущем либеральная модель развития, породившая зашедшую в тупик техногенную цивилизацию, будет исчерпана, и начнет формироваться новое поле глобальной пост­экономической конкуренции. Тогда возникнут предпосылки для ста­новления новой цивилизации. И если уникальное российское культур­но-цивилизационное ядро к этому времени не растворится в процессах глобализации, то у России может появиться шанс на мировое лидер­ство в этой постэкономической сфере.

Основные тенденции мирового развития говорят о реальности та­кого кардинального поворота исторического масштаба. Современный мир втягивается в трудные времена, когда человечество будет вынужде­но существовать и развиваться в режиме строгой экономии, переходить от гармонизации жизненных интересов на основе их баланса к жестко­му регулированию социальных процессов на основе общественного со­гласия и фундаментальных нравственных ценностей. Именно такой подход может лечь в основу стратегии развития России.

Другой важнейший выбор, с которым сталкивается человек XXI в., — это выбор между материальным и духовным, который сформулировал Эрих Фромм в своей знаменитой дилемме «иметь или быть». Для России эта цивилизационная трансформация в направлении ценностных изме­нений от «иметь» к «быть», возможно, пройдет наименее болезненно, поскольку национальное самосознание ее народа пока не столь отягоще­но многовековыми традициями индивидуализма, накопительства и по­требления, намертво «въевшимися» в сознание народов Запада.

Утверж­дение места России в мире и ее будущего высокого статуса может пролегать в русле этой новой парадигмы и модели развития (если, конечно, Россия не погонится вслед за Западом за «золотым тельцом»).

Уже сейчас очевидно, что религией XXI в. становится не количе­ственная парадигма развития, а парадигма качественная — во всех из­мерениях этого понятия. Формируются принципиально новые стандар­ты как ключевые нормы дальнейшего выживания и развития мировой цивилизации. Только в этом контексте следует понимать роль и место России в XXI в. Здесь важен честный взгляд на национальную историю, трезвые оценки сегодняшнего состояния России и, соответственно, взвешенный подход к будущему.

Если говорить о прошлом, то на протяжении последней тысячи лет — до революции 1917 г. — Россия складывалась в первую очередь как империя, хотя и не в западном смысле этого слова: это была «импе­рия наоборот», в том смысле, что метрополия являлась донором своих национальных окраин. Как и многие другие страны мира, это было зак­рытое общество. К началу Первой мировой войны в ней сформирова­лись элементы демократии, и она начала интегрироваться в мировое эко­номическое хозяйство.

В коммунистический период развития Россия перестала быть им­перией даже в специфически российском понимании этого слова. Ком­мунистическая Россия оставалась закрытым обществом. На первом эта­пе ее существования в ней господствовал тоталитаризм, который затем перерос в бархатный авторитарный режим. Советская Россия, в отли­чие от Российской империи, оказалась изолированной от мирового хо­зяйственного пространства. В ней в эти годы не сложилось, да и не мог­ло сложиться гражданское общество.

Сегодня Россия уже не является империей. Это еще не открытое общество, но уже общество «прозрачное», в котором пока не сложилась полноценная демократия, однако созрели ее основные элементы и ин­ституты — парламент, основные свободы, права человека и т.д. Уже сей­час Россия глубоко и необратимо интегрирована в мировое экономи­ческое пространство.

В ней пока, однако, не сформировалось гражданское общество.

Очевидно, что Россия уже никогда не вернется к коммунизму. Есть серьезные предпосылки к тому, что Россия станет открытым обществом, в котором сложится знаменитая «попперовская триада»: гражданское общество, рыночная экономика, правовое государство. Имеются важные основания предполагать, что Россия станет подлинно демократическим обществом, но не полной копией западного, а национального типа. Рос­сия XXI в. будет еще более глубоко интегрирована в мировое экономи­ческое, а затем и технологическое пространство. Складываются условия для того, чтобы она стала «технологической республикой» и информаци­онным обществом, как и многие другие развитые страны мира.

Развитие России в XXI в. следует мыслить не столько в индустри­альной, сколько в постиндустриальной ипостаси, не столько в эконо­мическом, сколько в постэкономическом формате и не столько в либе­ральной, сколько в постлиберальной парадигме. Все эти предположения, разумеется, требуют дальнейших кропотливых исследований и разра­боток усилиями интеллектуальной элиты страны.

Сейчас в России идет поиск, поиск мучительный и напряженный — нового способа существования. Способ этот лежит в плоскости духов­ного возрождения и развития русского народа. Это поле, традиционно выигрышное для России. Следовательно, это единственно возможный путь выживания суперэтноса и сохранения национальной идентичнос­ти. Здесь вновь должен сработать инстинкт самосохранения великого народа, ранее неоднократно спасавший Россию. Духовный подъем стра­ны неизбежен, он уже происходит, и это совпадает с развитием миро­вой цивилизации в целом. России предстоит сыграть роль одного из мировых лидеров человечества именно в духовной сфере. В этом и со­стоит ее миссия: через духовность привести человечество к единству, о чем говорил много лет назад Ф. Достоевский.

Почему духовное поле соревнования выигрышно для России? Дело в том, что России вряд ли грозит духовное порабощение со стороны За­пада или, тем более, Востока. Напротив, ее духовный потенциал таков, что она сама способна к неограниченной духовной экспансии. Здесь также должен сработать инстинкт самосохранения — на этот раз чело­веческой цивилизации в целом.

Создание новых нравственных и интеллектуальных ценностей, но­вых человеческих качеств — в этом и должен быть исторический выбор и предназначение России. А в более широком плане — в создании куль­туры планетарного масштаба и мирового значения. Только народ высо­кого духа — а русский народ, безусловно, является таковым — способен к выполнению этой миссии, которая по своему характеру является ис­торической и всемирной. Следует, однако, понимать и то, что на этом пути Россия столкнется с жесткой конкуренцией с другими странами, ведь и немцы, и французы, и англичане, и китайцы, и индусы, и япон­цы — это также народы высокого духа, имеющие свои уникальные ду­ховные традиции и культуры. В этом плане России вряд ли стоит ки­читься своей «духовностью» или претендовать на роль «духовного лидера человечества». Более реалистично укреплять и развивать свою уникаль­ную национальную культуру, которая станет незаменимой составной частью формирующейся в мире интеркультуры. Ведь любая высокая национальная культура в конечном счете становится достоянием миро­вой. Никакая другая культура не подтверждает этого столь убедительно, как русская культура, которой интересуются повсюду в мире.

При такой постановке вопроса, в контексте становления мировой духовной культуры, мировое лидерство и в самом деле может стать «кол­лективным», т.е. лидерством наиболее развитых в духовно-культурном отношении стран мира.

Россия, сохраняя свои особенности, «вписываясь» в мировой ци­вилизационный процесс, будет одновременно переходить на новую на­циональную модель развития. Российское государство должно будет не только нести за это ответственность, но и трансформироваться в соот­ветствии с требованиями и принципами новой цивилизационной мо­дели. Это будет новое наднациональное государство, способное стать альтернативой фашистской и коммунистической мутации и либераль­ному «рассеянному склерозу». В ее ядро должны быть положены самые новые и даже сверхновые западные идеи, соединенные с традициями российского развития и с достижениями русской философской мысли, в частности, с разработанной В. Вернадским концепцией ноосферного взаимодействия человечества. В ней должны сочетаться динамизм XXI в. и великие национальные духовные традиции и ценности. Все это пре­вратится в нечто абсолютно новое, искомое и не находимое миром ни на Западе, ни на Востоке. Формирование нового идейного потенциала человечества, потенциала гуманистического и вместе с тем свободного от «смертной болезни», которой поражен сам стержень старого запад­ного гуманизма, через симбиоз русского общества и постиндустриаль­ных технологий — вот что может и должно состояться в России. При­чем Русское в этом проекте не должно раствориться, а найти и узнать себя, свой максимализм и симфонизм, универсализм и космизм.

В этом случае в России состоится большее, чем модернизация: аль­тернативное прорывное развитие не на западных, а на своих (без оттор­жения Запада, но в партнерстве с ним, с использованием его достиже­ний) основаниях. В России состоится большее, чем национальное, государство — государство наднациональное, с соборным, всечеловечес­ким духовным началом. В России, таким образом, состоится большее, чем материальная, экономическая цивилизация: цивилизация постма­териальная, постэкономическая и ноосферная. Наконец, в России со­стоится большее, чем оказавшееся в историческом тупике, общество все­общего потребления: интеллектуальное сообщество творцов, создающих все новые высокие технологии и все новые человеческие ценности.

И тогда Россия станет нужна не только нам, гражданам страны, кото­рые будут строить и обустраивать ее в ипостаси новой, неведомой миру цивилизации, — она станет нужна всем: и Европе, и Азии, и Америке, и Африке. В партнерстве с другими народами высокой духовной культуры она тогда станет одним из мировых лидеров. В онтологическом плане (и это подтверждено всем ходом мировой истории) Россия — связующее звено между тремя континентами. Великая национальная идея России заключается в превращении этого звена между континентами и разными цивилизациями в надежную опорную конструкцию миропорядка XXI в.

Именно такая Россия нужна миру.

<< |
Источник: Кортунов С. В.. Становление национальной идентичности: Какая Россия нужна миру. 2009

Еще по теме Россия в «пятерке» мировых лидеров?:

  1. 3.2. «Единая Россия» после ухода её лидера В.В. Путина с поста Президента РФ
  2. 4. Англия и США: смена караула на посту мирового лидера
  3. 40. Лидерство: понятие и подходы к нему. Модели лидеров. Влияние лидера и лидерские качества
  4. 2. Россия в мировых миграционных потоках
  5. К странам, входящим в первую пятёрку по количеству посещений иностранны-ми туристами, относятся ...(укажите не менее двух вариантов ответа)
  6. Россия в мировой политике после кризиса
  7. Лекция 29. Россия в мировом политическом процессе
  8. Россия и мировой ислам
  9. Россия на пути к мировому лидерству
  10. Раздел IV. Россия в мировой политике в условиях кризиса
  11. Россия в мировых геополитических процессах
  12. Шаклеина Т.А.. Россия и США в новом мировом порядке, 2002
  13. Россия в формирующемся новом мировом порядке
  14. Россия в формирующемся новом мировом порядке