<<
>>

Системно-эволюционная теория Никласа Лумана.

В политической теории, под которой понимается обобщение опыта, общественно-политической практики, отражающей объективные закономерности развития общества, используются методы смежных или близких отраслей знаний, в том числе, изучающих природу и общество.

Например, эволюционные теории - трансформизм, ламаркизм, дарвинизм – исходят из предположения, что все существующие виды организмов произошли от ранее существовавших путем их длительного изменения. В социальном контексте эволюционные теории рассматривают определенное состояние какой-либо системы как результат более или менее длительных изменений ее предшествовавшего состояния.

Используя эволюционный подход к исследованию обществ, немецкий ученый Никлас Луман описывает динамику эволюционирования всех важнейших сфер социальности: права и политики, науки и образования, религии и искусства, экономики и любви. Основное положение теории эволюции, с его точки зрения, заключается в том, что «незначительную вероятность возникновения какого-то явления эволюция трансформирует в высокую вероятность его сохранения».

В современном понимании эволюция - это представление об изменениях в обществе и природе, их направленности, порядке и закономерностях; а в более узком смысле – представление о медленных, постепенных изменениях, в отличие от революции.

Применение эволюционного подхода к анализу обществ вступает в противоречие, например, с телеологическими концепциями, приписывающими процессам способность к целеполаганию, в соответствии с которым всякое развитие является осуществлением заранее предопределенных богом или природой целей.

Никлас Луман обращается к системно-теоретическим предпосылкам эволюции в отличие от теорий XIX века, которые для объяснения эволюционного процесса обращались к индивиду. Системная теория различает систему и внешний мир, воздействующий на нее. В свою очередь, дифференциация системы и внешнего мира делает возможным эволюцию, то есть ни одна система не может эволюционировать из самой себя.

Под приведенной к системно-теоретическому основанию эволюцией Н. Луман понимает то обстоятельство, что структурные изменения могут осуществляться внутрисистемно (аутопойетически), но они должны достичь успеха во внешнем мире. Эволюционная диверсификация и умножение систем представляют собой диверсификацию и умножение внешних миров. В качестве минимального условия эволюция предполагает приспособленность системы к внешнему миру.

Такой подход применим для исследования демократии как формы политического устройства общества, которое может рассматриваться в качестве системы. Внешним миром для демократической политической системы может быть экономическая, социальная, духовная сферы жизнедеятельности общества, политические системы других государств. Для более узкого рассмотрения системы – например, политического института – внешним миром будет являться политическая система общества.

В эволюционной теории были выявлены серьезные сомнения по отношению к гипотезе о том, что путем естественного отбора выживают наиболее приспособленные системы. В то время, как некоторые виды животных могут существовать в неизменном виде миллионы лет, другие под давлением приспособления эволюционируют. Так же и в социальных системах: некоторые из них являются неизменными длительное время, что свидетельствует только о том, что в существующем внешнем мире еще не произошли такие изменения, которые привели бы к неизбежной эволюции этих систем. Как замечает Н. Луман, «в рамках общего состояния приспособленности могут возникать все более смелые неприспособленности – по крайней мере, до тех пор, пока не прервется продолжение самого аутопойезиса». Аутопойезис в данной работе рассматривается как внутрисистемная адаптация.

Для аутопойетических систем состояние приспособленности является предпосылкой, а не результатом эволюции, так как эволюция разрушает свой материал, если она более не способна гарантировать состояние приспособленности. Аутопойезис – это самовоспроизводство в изменении, развитии, способность системы воссоздавать свои основные компоненты, обеспечивать их связанность, упорядоченность, поддерживать собственную идентичность, самотождественность, различение с окружающей средой и одновременно производить изменения внутри себя самой, обеспечивать появление новых элементов, новых зависимостей и связей.

Эволюция, как свидетельствует историческая практика, не всегда приводит к усложнению системы. Здесь отсутствует линейная зависимость, поэтому могут эффективно приспосабливаться к внешнему миру как простые системы, так и комплексные. Более того, высоко-комплексные системы могут разрушаться и терять значение, а в ходе эволюции они могут заменяться упрощенными. В то же время, сложные системы при определенных условиях создают более дифференцированную восприимчивость системы к внешним и внутренним воздействиям.

Структуры представляются стабильными в том случае, если другие структуры навязывают повторное применение первых. Так как структуры всегда воплощаются лишь в координировании текущего процесса перехода от одной операции к другой, то решающее значение, которое делает возможным эволюцию общественных структур, приобретает коммуникация. Вербализованные смыслы или смысловые ожидания по Н. Луману являются генами коммуникации.

В теории эволюции велико значение случайности. Н. Луман так описывает ее значение: «…система замещает свою потребность в полном знании внешнего мира установкой на нечто такое, что для нее является случайностью. Эволюция возможна лишь благодаря этому». Под случайностью он предлагает понимать «связь системы и внешнего мира, которая ускользает от синхронизации средствами самой системы». Случайность, продолжает автор теории, - это «способность системы использовать события, которые не могут производиться и координироваться самой системой… С этой точки зрения случайными являются опасности, шансы, благоприятные обстоятельства».

В данном контексте можно говорить об эмерджентности – внезапном (случайном) изменении характера развития системы, которая является одной из характеристик эволюции. Эмерджентность предполагает отсутствие целеполагания, определенных шаблонов, в которые пытаются встроить политическую систему. Она основывается на неопределенности, характеризующейся отсутствием заданности.

По поводу благоприятных условий, оказавших влияние на развитие демократических идей и процедур, американский политолог Роберт Даль сказал так: «Мне кажется, что торжество демократии во многом определяется рядом счастливых случайностей.

Но и эти случайности зависят от того, что делаем мы сами». Такой подход разделяет и Н. Луман, утверждающий, что «теория эволюции близка к теории ожидания полезных случайностей, а это, прежде всего, предполагает наличие – способных к стабильности и/или к воспроизводству – систем, которые сами умеют себя сохранять и – ждать».

Никлас Луман выделяет три независимые друг от друга эволюционные функции: варьирование, селекцию и рестабилизацию (в другой интерпретации – изменчивость, отбор и закрепление признаков). В процессе варьирования происходит изменение элементов системы, заключающееся в неожиданной коммуникации. Селекция связана со структурами системы, в ходе которой осуществляется отбор таких изменений, которые могут оказывать воздействие на направляющие линии коммуникации. Рестабилизация закрепляет новое состояние эволюционирующей системы независимо от ее направленности – позитивной или негативной – по отношению к внешнему миру.

Эволюция по Н. Луману предстает в качестве модификации существующих состояний. Селекция не обозначает ни начало, ни окончание эволюционного эпизода. Эволюцию можно обозначить как селекцию структур, направляющих селекцию операций, связанных с коммуникациями. При этом определенные функциональные области решают свои проблемы селекции быстрее, чем другие, стремительнее приспосабливаются к темпу современного общества и оказываются более способными к аккумуляции новых достижений.

Эволюционная теория Н. Лумана основывается на возможности бифуркации – принятии или отклонении изменений, возникающим благодаря отклоняющимся коммуникациям. Варьирование является не спонтанным генезисом нового, а отклоняющимся воспроизводством системы, и проявляется как самопротиворечие системы. Оно таким образом коммуницирует с аутопойезисом системы и заинтересовано в продолжении коммуникации. Эволюция предполагает, что «выношенный материал» либо порождается в массовом порядке, либо – неиспользованный – исчезает вновь. Благодаря этому возникает ситуация, когда незначительные случайности находят друг в друге опору и соответствующая вариация получает возможность опереться на другую вариацию.

При усложнении систем сохраняется случайный характер координации между варьированием и селекцией. Вместе с тем, производство вариаций приспосабливается к условиям более высокой комплексности посредством дополнительных структур для накопления и ускорения варьирования. Н. Луман считает, что в общественной эволюции это осуществляется двояким образом: «благодаря такому средству распространения коммуникации как письменность и с помощью усиления потенциала конфликтов и толерантности к конфликтам в обществе». Т.е. за счет отказа от экстернализации конфликтов, что являлось характерным для сегментарных обществ, но не является таковым для аутопойетических систем.

В эволюции существует очевидная связь: всякая вариация требует селекции, которая может приводить к изменению или, напротив, сохранять прежнюю структуру. Независимо от направленности – позитивной или негативной – она все равно имеет место. Отбору подвергается предшествующее состояние, а не инновация.

Механизмы варьирования и механизмы селекции не совпадают, а функционируют отдельно – в этом заключается основополагающее условие эволюции. За счет обратной связи, т.е. коммуникации, определяется позитивный или негативный характер изменений для системы, который может быть принят или отвергнут. Но и при негативном отборе не может произойти развития вспять, так как система не возвращается в прошлое состояние – она способна только вспоминать и сравнивать. Тенденция эволюционной селекции определяется ее собственными механизмами, причем релевантность вариации и селекции является случайной. Селекция возможна до тех пор, пока сохраняется приспособленность системы.

В отличие от дарвинистского подхода, опирающегося на «естественный отбор» посредством внешнего мира, Н. Луман приходит к выводу относительно исторической спецификации применительно к процессу отбора как возможности «распознавать зависимость эволюции от ею самою порожденных общественных формаций».

В соответствии с лумановской концепцией процесс селекции приводит к образованию структур, которые соотносятся тем или иным образом к существующим структурам аутопойетической системы.

Проблема стабилизации может вызываться как позитивными, так и негативными селекциями. В первом случае нововведенные структуры подгоняются под систему и совмещаются с внешним миром. Во втором случае, которая может быть охарактеризована как консервативная тенденция, селекция еще не предопределяет, каким образом система будет приспосабливаться к самой себе и к внешнему миру. Не исключено, что инновационное воздействие отклоненного нововведения в долгосрочной перспективе проявится сильнее осуществленного.

Рестабилизация обозначает последовательное встраивание структурных изменений в систему, в которой операции осуществляются под воздействием структурной детерминации. При этом рестабилизация осуществляется посредством собственных операций системы. Как показывает историческая практика, способными эволюционировать оказываются динамические системы, умеющие отдаляться от равновесного состояния и репродуцировать себя.

С учетом понимания селекции как исключительно внутреннего процесса, приводящего к усложнению системы, рестабилизация является ее вынужденной реакцией на изменения. Эти изменения протекают во времени, используя исторические ситуации, вытекающие из самой эволюции.

Функции варьирования, селекции и рестабилизации не могут координироваться и взаимосогласовываться эволюционирующими системами. Такая ситуация приводит к неопределенности, заключающейся в том, что неизвестен результат варьирования: к какой селекции он приведет - к позитивной или негативной - является случайностью. Так же как является случайностью и последующее их закрепление – возможность стабилизации в системе данных селекций. Такая случайность является свидетельством тому, что восприимчивость эволюционирующих систем в их внутренних границах не может контролироваться. Свое воздействие могут оказывать случайно оказавшиеся в распоряжении систем мимолетные внешние условия, а также внутренние шансы, позволяющие осуществлять структурные изменения, невозможные в других исторических ситуациях.

Необходимые для эволюции функции: варьирование, селекция, рестабилизация – корреспондируют с необходимостью формы: система – внешний мир. Обе необходимости локализуют в себе случайность так, чтобы определенность вариации ничего бы не означала для определенности селекции, а определенность внешнего мира ничего бы не сообщала для определенности системы. Или, по выражению Н.Лумана, «эволюционирующие системы являются структурно-детерминированными и в более высоких формах своей организации представлены системами, способными учреждать внутренние репрезентации для внешним миром индуцированных случайностей».

Консолидированные преимущества результата эволюции, которые более совместимы со сложными структурами, Н. Луман называет эволюционными достижениями. Причем возрастание «сложностности» осуществляется через ее редукцию. Эволюционные достижения определяются таким выбором редукций, при которых оказывается возможной более сложная система. При развитии сложносоставных систем возрастают комбинационные возможности, что позволяет в наибольшей мере учесть имеющиеся варианты структурных изменений, которые, как правило, определяются ее исторически-относительным уровнем. Это предполагает, что в эволюции имеются ограниченные возможности по реализации преимуществ сложностей. Поэтому при наличии определенного вектора в эволюции в сторону возрастания «сложностности» систем, вполне логично могут существовать, не подвергаясь разрушениям, более простые общества, которым неизвестны те или иные эволюционные достижения.

Например, переход от системы прямых выборов губернаторов к системе наделения полномочиями глав администраций представительными органами власти субъектов федерации предполагает некое демократические упрощение, которое в определенных исторических условиях работает не менее эффективно, чем более сложная система.

Более сложные системы имеют больше вариантов приспособленности, но возрастает и число вариантов, ведущих к негативным результатам. Эволюционные достижения фиксируют наиболее подходящие структуры, которые впоследствии принимают необратимую форму, отказ от которой грозит катастрофическими последствиями. Эволюционные достижения возникают не для решения определенных проблем, так как проблемы возникают вместе с достижениями. Для подтверждения данного тезиса Н. Луман приводит такой пример: «Лишь после образования городских учреждений, для избавления от власти монарха приходится – как следствие – политизировать практику замещения власти и создавать для этого такие условия, которые позднее могут воспеваться как «демократия». Так что это понятие не заключает в себе никаких представлений о каком бы то ни было поиске все более удачных решений проблем». Эволюционные достижения весьма специфического вида развиваются в сфере притяжения отдельных функций и воздействуют на другие возможности эволюции в качестве случайностей, которыми можно воспользоваться в данной исторической ситуации.

Развитие эволюционных достижений можно ожидать исключительно в контексте проблем, вытекающих из наличной структуры. Причем одно и то же достижение может развиваться на базе различных исходных ситуаций. Благодаря такому совмещению эволюционные достижения приобретают способность диффузии в области эволюции общества и появляется возможность их копирования вовне. Диффузия является эволюционным достижением, которое может оказаться значимым для эволюционных функций. Зачастую эволюционные достижения получают свою окончательную форму лишь благодаря диффузии.

В отношении социальных систем, к которым может быть отнесена демократия, применима культурно-ориентированная эволюционная теория. Эволюция социальной системы общества возможна лишь в условиях коммуникации, воспроизводящей смысл, предполагающей знание, использующей определенную форму культуры. Общественная коммуникация во многих отношениях зависит от структурного сопряжения с системами сознания. Здесь особое значение приобретает память в качестве забвения контекста. Благодаря памяти система может вводить в коммуникацию дифференциацию прошлого и будущего, а, следовательно, эволюционировать. Прошлое – это условие возможности будущих состояний системы, которое утрачивает свой смысл с достижением следующего состояния. Общество использует функцию памяти посредством введения в коммуникативное обсуждение под названием «культура». Именно культура представляет для общества тот набор идентичностей, которые являются основанием для новых вариаций системы.

Общество живет не за счет конкуренции между более эффективным и менее эффективным, заканчивающимся затуханием последнего, а за счет эмпирически фиксируемой кооперации. Причем кооперируют друг с другом не только люди, но и культуры обществ. При таком понимании культурные достижения воплощают определенным образом направленное развитие, каждый этап которого вытекает из предыдущего. Многие достижения эволюции можно свести к общей культурной тенденции: к расширению подконтрольного обществу пространства.

Роль культурного генофонда у Н. Лумана играет язык как среда, в которой способны существовать конкуренты уже актуализировавшихся выражений. Эволюционисты исходят из признания, что конкурируют не люди, а программы и представленные этими людьми смысловые конструкции. Таким образом, объектом трансляции является не образ сознания, а правило, конструкция, текст, привносящий новый смысл.

С данной точки зрения, варьирование представляет собой такую актуализацию слов, которое задает одно из возможных значений. Будучи отобранным, такое выражение становится устойчивым ожиданием, связанным с данным словом. Селекция вариации – это есть формирование ожиданий, которые являются структурами коммуникации и требуют повторных произнесений. Вариация – это случайное появление нового, отклоняющегося смысла слова, который затем может быть отобран и впоследствии закреплен, если коммуникации станут системно-воспроизводящими. Эволюционная стабилизация ожиданий или структур систем коммуникаций возможна лишь как следствие общественной дифференциации, связанной с новыми языковыми сочетаниями.

Эволюционная теория скептически относится к планированию, которое не способно определить будущее состояние системы, так как оно не ориентировано на интенции, а вбирает в себя лишь интенционально произведенные изменения. Тем не менее, планирование является моментом или частью эволюции, так как наблюдение моделей и инициация их изменений ведет систему к непредсказуемым переменам. Поэтому оно соотносится с теорией эволюции следующим образом: «то, какие структуры вытекают из планирования, определяется эволюцией».

<< | >>
Источник: Баранов Н.А.. Современная демократия: эволюционный подход. 2008

Еще по теме Системно-эволюционная теория Никласа Лумана.:

  1. 2.3. Системно-кибернетическая макроуровневая теория политической коммуникации
  2. ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ДЕМОКРАТИИ
  3. ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМ И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА
  4. Баранов Н.А.. Современная демократия: эволюционный подход, 2009
  5. Генезис и становление демократии в контексте эволюционного развития.
  6. ЧТО ТАКОЕ «ТЕОРИЯ X» И «ТЕОРИЯ У» Д. МАК-ГРЕГОРА?
  7. Системный анализ
  8. Системный подход в управлении
  9. 1. Принципы системного описания политики
  10. СИСТЕМНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  11. Системный подход
  12. ЧТО ТАКОЕ СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В МЕНЕДЖМЕНТЕ?
  13. Системный метод в геополитике. (примеры)
  14. 8.2. Системный анализ политики
  15. Системно-ситуационная школа
  16. Понятие системного подхода
  17. 5. ПРИМЕНЕНИЕ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА
  18. Сферы системных реформ