<<
>>

Специализация, фрагментация, гибридизация

Необходимо различать специализацию в рамках формальной дисциплины и специализацию, происходящую на стыке различных субдисциплин. После­днее возможно лишь тогда, когда формальная дисциплина достигла опреде­ленной зрелости. В истории науки отмечено, что этот процесс протекает сразу в двух направлениях: с одной стороны, идет фрагментация формальной дис­циплины, а с другой,— соответствующая структурная перестройка отдельных ее областей. Новое направление исследований, образовавшееся в результате подобной гибридизации, может конституироваться в независимую область знания, как это произошло с политической экономией, либо продолжать развитие в рамках двойной дисциплинарной принадлежности, как случилось с политической географией.

Во втором случае бывает очень трудно провести четкую границу, которая строго отделяла бы принадлежность того или иного исследования к географии или к политической науке.

В качестве критериев принадлежности могут быть приняты преобладание тех или иных компонентов исследования, либо формальная приписанность ученого к определенной дисциплине. Так, политическая антропология пред­ставляет собой одну из ветвей антропологии, но одновременно является суб­дисциплиной политической науки. Где кончается историческая социология и начинается социальная история? Еще менее уверенно мы чувствуем себя, ког­да речь идет о тройственной принадлежности того или иного направления исследовательской деятельности, поскольку пропорциональное соотношение его составляющих очевидно далеко не всегда, а формальная профессиональ­ная квалификация ученых, как правило, сильно варьируется.

А. Междисциплинарность или перетасовывание фрагментов?

Некоторые ученые приветствуют «Междисциплинарность». Такого рода по­зиция чаще всего свойственна большинству исследователей с высоким твор­ческим потенциалом, поскольку они первыми обращают внимание на про­блемы, возникающие в смежном пространстве. Однако эта общая установка редко бывает реалистичной. В наше время мало кто может стать высококласс­ным специалистом более чем в одной научной дисциплине. Говорить же о глубоких и всесторонних знаниях в двух или более дисциплинах по меньшей мере утопично. Таким образом, невозможность мастерского владения дисцип­линами в целом и их комбинирования делает саму идею междисциплинарных исследований иллюзорной.

Поскольку одному ученому чрезвычайно сложно стать по-настоящему меж­дисциплинарным специалистом, некоторые методологи высказываются в пользу создания научных коллективов. Именно такой путь предлагает, в частности, П. де Би (United Nations. UNESCO, 1970). Работа научных коллективов продук­тивна в крупных исследовательских центрах, но в социальных науках такого результата достичь довольно трудно. Единственной сферой успешной коллек­тивной работы в социальных науках является сбор и обработка данных, тогда как на стадии их интерпретации или обобщения плодотворная командная рабо­та — редкость (исключение в данном случае составляет археология).

Междисциплинарный подход порождает иллюзии, побуждая дробить ре­альность на части. Некоторые исследователи сочетают в работе элементы фи­лологии, антропологии, истории, этнографии, психологии и социологии. Та­кое чередование подходов, которое почти никогда не создает возможности для одновременного применения нескольких дисциплин, в лучшем случае дает результаты при параллельном изучении одного предмета разными сред­ствами, но не при попытках получения синтетических выводов.

На деле ис­следование с привлечением нескольких научных дисциплин означает приме­нение их отдельных областей и средств, но не дисциплин в целом. Плодотвор­ное сотрудничество возможно между отдельными секторами разных наук, а не при тотальном сближении дисциплинарных границ. Поэтому рассматривая нынешние тенденции развития социальных наук, можно сделать вывод о том, что выражение «междисциплинарные» исследования неадекватно отражает суть проблемы. Оно имеет оттенок поверхностности и дилетантизма, и потому луч­ше воздерживаться от употребления этого термина, заменяя его другим— гибридизацией фрагментов отдельных научных дисциплин.

Б. Специализация и фрагментация

Согласно картезианской традиции принято понимать анализ как дробление целого на части С XVI в. развитие всех наук, от астрономии до зоологии, проходило в направлении внутренней дифференциации, причем вновь появ­ляющиеся специальности взаимно стимулировали дальнейшее развитие друг друга. По мере изменения представлений о мире каждая из этих специальнос­тей дополняла и увеличивала тот комплекс знаний, который получила в на­следие. С ростом объема этого наследия специализация становилась уже не просто желательной, но и обязательной. Углубление исследований, проводив­шихся в рамках отдельных научных отраслей, привело к возникновению суб­дисциплин внутри этих отраслей, многие из которых со временем стали авто­номными.

В специальной литературе нередко встречаются многочисленные сетования и горькие жалобы на фрагментацию политической науки. Можно привести хотя бы два примера. «Более не существует единой, господствующей точки зрения; ...методологическая концепция дисциплины распалась; ...теперь сту­денты не уверены в том, что такое политика» (Easton, Schellmg, 1991, р. 49). В скандинавских странах «в политической науке наметилась тенденция к распа­ду на отдельные отрасли, но все-таки они все еще остаются отраслями полити­ческой науки. Тем не менее дезинтеграция продолжается, и в последнее время в ряде случаев принимает такие формы, когда принадлежность отдельных на­правлений к дисциплине отрицается» (Anchor, 1987, р. 72).

На самом деле фрагментация есть не что иное, как результат развития спе­циализации. Дробление дисциплины на отдельные отрасли ведет к их институционализации, что выражается в организации крупных факультетов полити­ческой науки во многих американских и европейских университетах.

Убедительным свидетельством дробления дисциплины является возрастаю­щее число специализированных научных журналов. За последние двенадцать лет на английском языке стало выходить около 100 новых журналов, имею­щих отношение к политической науке. Большая часть этих периодических изданий публикует материалы, имеющие отношение к двум или трем дисциплинам. Многие из них издаются в Европе. Подобные гибридные журналы появились также на французском и немецком языках. Устоявшиеся европейс­кие образцы периодики оказали определенное воздействие на издание межна­циональных журналов, посвященных отдельным отраслям науки.

Усиливающийся процесс специализации может сказаться на состоянии на­циональных профессиональных ассоциаций и на издании научных журналов общего характера. Существует, например, такое мнение: «По мере роста спе­циализации ученых в области политической науки некоторые члены [Амери­канской ассоциации политических наук— APSA] приходят к выводу о том, что их интересам лучше соответствуют другие организации. Так, специалист в области компаративных исследований государственных систем в какой-то мо­мент может обнаружить, что у него больше общего с экономистами, социо­логами и антропологами, изучающими тот же предмет, чем с другими учены­ми-политологами.

Такое положение вещей может также снизить значение 'American Political Science Review'. ...Специализация, таким образом, обесце­нила мотивы членства в APSA» (Lynn, 1983, р. 114—115).

Аналогичные явления наблюдаются и в Европе. Национальные профессио­нальные ассоциации утрачивают былые позиции, значение их подрывается возрастающим влиянием межнациональных организаций, создание и разви­тие которых отражает тематическую специализацию исследований, проводи­мых в рамках нескольких дисциплин.

В. Специализация в условиях гибридизации

Необходимо подчеркнуть, что обе тенденции— дробление исследовательс­ких областей и специализация— проявляются на фоне процесса гибридизации. Именно взаимосвязь фрагментации специальностей и их гибридизации, а не изолированное влияние каждого из них, привела к достижению поразитель­ных успехов как в естественных, так и в социальных науках. Продолжающи­еся структурные изменения в рамках политической науки, как и других со­циальных наук, явились результатом развития двух этих противоборствую­щих процессов. Тем не менее оба процесса — фрагментация и обусловленная ею гибридизация— в политической науке стали развиваться значительно по­зднее, чем в других дисциплинах. В далеком прошлом гибридные области зна­ния возникали там, где между целыми дисциплинами существовали обшир­ные пустоты. В настоящее время такого рода разрывы образуются между спе­циализированными областями смежных субдисциплин. В результате фрагмен­тация дисциплин, имевшая место в последние десятилетия, привела к развитию гибридных специальностей. Вовсе не обязательно, чтобы гибридные специ­альности располагались где-то на полпути между двумя самостоятельными дисциплинами. Они могут представлять собой как бы автономную политоло­гическую территорию в определенном разделе другой дисциплины. Таким об­разом, гибридные специальности — это образования двух суверенных подраз­делов научных дисциплин, а не дисциплин в целом. При этом далеко не всегда требуется взаимная адаптация этих подразделов.

Процесс гибридизации нашел отражение и в перечне исследовательских комитетов, которым оказывает поддержку Международная ассоциация поли­тических наук. В общем списке таких комитетов 1995 г. значительную часть составляли гибридные специальности, связанные с другими дисциплинами: политическая социология, политическая философия, политическая геогра­фия, политическая психология, религия и политика, политические и соци­альные элиты, вооруженные силы и политика, политическое отчуждение, политика и этнические процессы, политическое образование, международная политическая экономия, международный экономический порядок, сравни­тельные исследования судебных систем, биология и политика, бизнес и по­литика, наука и политика, социально-политический плюрализм, политика в области здравоохранения, гендерные роли и политика, глобальные измене­ния окружающей среды, концептуальный и терминологический анализ и т.п. Ученые этих исследовательских направлений работают совместно с коллега­ми, формально принадлежащими к другим научным дисциплинам.

Науковедческие исследования показывают, что многие специалисты чаще сотрудничают с учеными, официально числящимися по другим дисципли­нам, чем с коллегами из своей собственной дисциплины. «Невидимый кол­ледж», описанный Р. Мертоном, Дианой Крейн и другими социологами на­уки как преимущественно междисциплинарный институт, поскольку он обес­печивает связь не только между отдельными университетами, преодолевая государственные границы, но — что особенно важно — между учеными раз­личных специальностей. Влияние междисциплинарных связей в настоящее время достигло такой степени развития, что они сводят на нет старую классифика­цию социальных наук.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Специализация, фрагментация, гибридизация:

  1. КАКИЕ ВИДЫ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ СУЩЕСТВУЮТ?
  2. 2.2. Специализация и комплексное развитие региона
  3. Понятия разделения труда и специализации
  4. Принцип специализации
  5. Глава 4. Пространственная организация и специализация хозяйства
  6. Специализация регионального хозяйственного комплекса
  7. 24.2. Специализация хозяйства
  8. 2.3. Показатель степени специализации факторов производства
  9. Подходы к обоснованию специализации региона
  10. Международная специализация производства. Основная форма проявления МПС
  11. 2.3. Методы определения отраслей специализации региона
  12. 18.1. Ресурсы и специализация хозяйства
  13. 23.2. Направления хозяйственной специализации
  14. 12.2. Тенденции международной специализации в обрабатывающей промышленности
  15. От узкой специализации к диверсификации
  16. Специализация ведущих финансовых центров.
  17. 17.1 Транспортно-географическое положение и специализация хозяйства
  18. Специализация в менеджменте (отраслевая, предметная, функциональная и т.п.)
  19. 17.2.5. Упрочение тенденции специализации и универсализации банковской деятельности