<<
>>

Стабильность политической системы, политическое развитие

Одна из постоянных, наиболее существенных проб­лем функционирования политической системы — обеспечение ее стабильности. Это означает сохране­ние системой своих институтов, ролей и ценностей при изменяющихся условиях социальной среды, осу­ществление ею своих основных функций.

Стабильность, устойчивость политической систе­мы — это такое состояние, когда происходящие из­менения не влияют на образцы изменений (они оста­ются прежними), когда любые отклонения в дейст­вии политических субъектов корректируются реали­зацией установленных, легитимированных норм. Неправомочные действия погашаются правомочны­ми. Состояние, когда возникающие потребности и интересы социальных субъектов артикулируются системой, и каналы артикуляции сами адаптируют­ся к новым потребностям. Стабильность обеспечива­ется совокупностью факторов: институтов, связей, отношений, ценностей, норм и т. д., способствую­щих созданию наиболее благоприятных условий для функционирования политической системы и ее вы­живаемости. В числе постоянно действующих фак­торов стабильности: экономические, работающие на поддержание достаточного уровня благосостояния народа; социальные оптимальное равновесие со­циальных интересов; идеологические и социально-пси­хологические, ориентирующие поведение членов об­щества на ценности и нормы существующей системы.

Стабильность зависит от уровня институционализации политического общества и участия. Развитые государства отличаются от менее развитых, с неста­бильными политическими системами высоким уров­нем институционализации и участия граждан в уп­равлении государственной и общественной жизнью. Важнейшим политическим фактором стабильности выступает системное равновесие государственной власти и влияния политических партий. Например, стабильность шведской модели парламентской поли­тической системы обеспечивается достаточно силь­ной государственной властью и балансом двух поли­тических блоков: социалистического (Социал-демок­ратическая рабочая партия Швеции и Левая пар­тия) и несоциалистического (Либеральная народная и Консервативные партии).

Шведская партийная система — одна из наиболее стабильных на Западе. С 1921 по 1988 гг. в риксдаг (парламент) неизменно входит 5 одних и тех же партий, в том числе социал-демократическая, которая пребывала у власти с 1932 по 1976 гг. и с 1982 по 1991 гг. Устойчивость швед­ской политической системы, конечно, во многом свя­зана с традиционным политическим курсом, делаю­щим ставку на постепенные реформы в рамках ка­питализма при прагматическом отношении как к целям, так и средствам их достижения.

Противоположностью стабильности, устойчивости политической системы выступает политический кри­зис. Это состояние политической системы характе­ризуется рядом признаков. В их числе: делегитимация структур власти; разрыв взаимодействия различ­ных центров власти; блокирование одного центра другим; образование параллельных властных струк­тур, включая наряду с легальными, легитимизиро­ванными, нелегальных или легальных, но не леги­тимизированных структур (какими, например, были, в 1991 г. стачкомы в ряде регионов страны). Поли­тический кризис свидетельствует о существенном ограничении или даже разрушении поддержки сис­темы власти со стороны слоев, на которые она опи­ралась.

Политическая история многих стран показывает, что стабильность политической жизни обеспечивает­ся наиболее надежно и на длительный период не стремлением власть предержащих к застою, а созда­нием надлежащих условий для своевременных, ра­зумно организованных изменений устаревших эле­ментов политической системы либо замены ее новой, соответствующей духу времени. Такой образец из­менений продемонстрировала, в частности, Испания, совершив постепенный и регулируемый переход к демократии.

Проблема политического развития — одна из про­блем, тесно связанных с анализом политического процесса в его глобальном понимании. В прошлом обычно постановку этой проблемы связывали только с марксистской традицией. В действительности же, как свидетельствует Р.Ж. Шварценберг, почти трид­цать последних лет в западной немарксистской ли­тературе существует подход, где упор делается на «политическое развитие».

Еще в 60-х гг. были про­ведены симпозиумы по данной тематике. С тех пор понятие «политическое развитие» стало применять­ся для характеристики процессов перехода от при­митивных политических систем к традиционным и современным, а также для разработки более конкрет­ной типологии систем, в том числе демократических режимов.

Политическое развитие специфично, отличается от экономического, социального и других обществен­ных процессов многими параметрами. Во-первых, политическое развитие не является необратимым, что подтверждается, в частности, политическими процес­сами, происходящими в бывших социалистических странах Восточной Европы и советских республиках. Во-вторых, политическое развитие характеризуется своими самостоятельными критериями (показателя­ми). В-третьих, процесс политического развития, при наличии общих критериев, не может быть единообраз­ным в различных общественных системах и странах.

Принципиально важен вопрос о критериях поли­тического развития. В качестве таковых считаются следующие: уровень институционализации и поли­тической культуры. Иными словами, двуединство «структура-культура» (по Алмонду и Пауэллу). Кри­терий институционализации включает дифференци­ацию политических институтов и ролей, означает степень усложнения политической системы, способность ее к адаптации, уровень самостоятельности и взаимосвязи политических структур. Параметр по­литической культуры выражается в «культурной се­куляризации». Последняя определяется как процесс нарастания и углубления рациональности политичес­кой деятельности и вместе с тем ее прагматичности, освобождения политических отношений от религи­озных, кастовых и других традиций и ценностей, связанных с приходской (примитивной) культурой, а также с культурой подданической (подчинения). Критерий политической культуры включает степень ограничения влияния локализованных субкультур на политическую жизнь общества. Некоторые авторы подчеркивают и такой элемент культуры, как тен­денцию к равноправию: переход к культуре участия и универсализацию ценностей и норм.

Политическое развитие как процесс может осущес­твляться путем реформирования (модернизации) и в революционной форме. Первое предполагает преоб­разование элементов политической системы в рам­ках сохранения ее основ, включает определенную перестройку функций и структур одного и того же типа властных отношений. Второе (революция) ре­шает задачи упразднения самих основ, типа сущес­твующей политической системы и создания новой системы.

Реформирование — это естественный процесс са­мообновления системы. Он характеризуется систем­ностью и постепенностью качественных изменений политических институтов, их функций. А главное — это целенаправленный, управляемый процесс, содер­жание которого составляют изменения политических режимов, образцов политического поведения, тех или иных норм, идеологических ценностей, ориентаций и политического языка. Реформирование противопос­тавляется радикализму, ориентированному на дес­труктивную критику, разрушительство, исключаю­щую какую бы то ни было позитивность.

Политическая реформа по большей части стано­вится необходимостью под напором обострившихся противоречий и обычно является уступкой со сторо­ны господствующих социальных сил негосподствую­щим. Поэтому она (реформа) неоднозначна по содер­жанию и по влиянию на политическую жизнь. С од­ной стороны, реформа предполагает движение впе­ред, расширяет права и свободы масс; с другой — является «предохранительной реакцией», т. е. со­храняющей господствующую систему от падения. Роль политической реформы в качестве средства ста­билизации господствующей политической системы проявляется в условиях различных моделей общест­ва. Однако не во всех случаях она приоритетна.

Понятие «реформа» ныне прочно вошло в практи­ку многих стран. В последние десятилетия реформы (главным образом экономические) проводились в ряде других стран Восточной Европы, в Китае. В Совет­ском Союзе в 50-60-х гг. также были предприняты две попытки реформ: демократизация, связанная с критикой культа личности Сталина (после XX съез­да КПСС) и преобразование в экономике в 1965 г.

Нынешняя политическая реформа коренным обра­зом отличается от предшествующих своей глубиной, противоречивостью содержания, ходом осуществле­ния и последствиями.

Предпосылками и факторами политического ре­формирования являются: обострение политических противоречий в результате устарелости тех или иных элементов и функций системы власти; возникнове­ние кризисных ситуаций; стремление ведущих со­циальных групп к преобразованию политических отношений и институтов; формирование в полити­ческом сознании господствующих групп и широких масс ориентации на изменение политических струк­тур. О наличии ситуации, предшествующей полити­ческой реформе, можно судить по многим призна­кам. Это рост недовольства масс деятельностью по­литических институтов, усиление отчужденности от власти, дестабилизация политической жизни; делегитимация определенных политических статусов, ролей, норм, институтов. В конечном счете все отме­ченные явления порождаются тем, что политичес­кая система теряет способность артикулировать об­щие интересы, гармонизировать их с интересами групповыми, личными. Она перестает должным об­разом выполнять свои функции интеграции общества.

Политическое реформирование не всегда плавный, непротиворечивый процесс. Достаточно обратиться к практике европейских стран, чтобы убедиться в его сложности и прерывности. Реформы связаны с серьезной политической и идеологической борьбой за власть, с возникновением кризисных ситуаций. Они не отгорожены от революции и контрреволю­ции, а могут переходить как в первое, так и во второе.

В странах Восточной Европы реформы переросли в политические перевороты, положившие начало рес­таврации капиталистических отношений. Произош­ла ломка политической системы в республиках-госу­дарствах бывшего СССР. Вместо обновления социа­лизма, как это декларировалось ранее, совершился демонтаж его основ и утверждение качественно ино­го общественного и политического строя. Реальная диалектика политического процесса оказалась зна­чительно сложнее, чем это представляется догмати­ческому мышлению, разделяющему реформирование как якобы только частичное преобразование систе­мы и революционное развитие.

В политических процессах, развернувшихся ныне в России и других странах СНГ, переплетаются раз­нокачественные изменения: от модернизации исчер­павших себя институтов, ценностей и норм социа­листических по природе до утверждения либеральных и консервативных форм политической жизни, давно пройденных западными странами. И тем не менее про­цесс имеет свою логику и прослеживаются его этапы.

Первый этап (1985-1991 гг.). Провозглашение политическим руководством страны политики пере­стройки с целью совершенствования существующей системы с помощью гласности и демократии. В этот период зародились и быстро прогрессировали массо­вые протестные движения, возникли некоторые по­литические партии, началось становление новой по­литической элиты, характеризующейся отказом от социалистических ценностей. Идеологическое раскре­пощение общества стало большим достижением пе­рестройки и ее политическим завоеванием. Были проведены первые в истории страны свободные вы­боры в высшие органы государственной власти. Пе­риод характеризовался отказом КПСС от монополии на власть, узаконением многопартийности, а также формированием и легальным действием независимых от властей политических сил. Политическое разви­тие приобрело в большей мере стихийный характер. Партийно-государственная номенклатура, вместо решительного обновления аппаратных структур и методов деятельности, начала лавировать и приспо­сабливаться к стихийному ходу событий, искать ком­промисс с вышедшими на политическую арену сила­ми, уступая одну позицию за другой. Вместе с тем в отдельные отрезки времени прорывалось стремление к жесткому варианту воздействия на развертываю­щийся процесс десоветизации общества и обозначив­шегося распада государства. Структуры КПСС ока­зались столь сильно скованными догматизмом и в такой мере окостенелыми, что не смогли начать ди­намическое качественное преобразование. Партийные чиновники, очевидно, ни в коей мере не хотели де­лить с кем-либо власть, недооценили возможности и силы нарастающего демократического процесса, рав­но как и силы антисоциалистической контррефор­мы. В результате правящая партия стала катастро­фически терять доверие народа и была оттеснена на второй план политического процесса.

Второй этап — его отсчет ведется с августовских (1991 г.) событий вплоть до октября 1993 г. По су­ществу он означает начало слома существовавшей политической системы, а также ускоренный пере­ход к качественно иной системе социально-экономи­ческих отношений, базирующихся на доминирова­нии частной собственности.

Ликвидация старых структур законодательной и исполнительной власти, основанных на монопольной роли КПСС, ее последующий запрет, распад прежне­го Союза ССР как единого государства — таковы звенья послеавгустовского политического процесса. Его характеризуют двояко. Пришедшие к власти либерально-демократические силы — как революцию против коммунистического тоталитаризма. Сторон­ники продолжения социалистического развития — как контрреволюцию. Остается ждать вердикта ис­торического опыта.

Послеавгустовский период характеризовался раз­витием глубокого системного кризиса в российском обществе, возникшего еще на предшествующем эта­пе. Катастрофический спад производства, обвальное обнищание большинства населения, лавинообразный характер социальной и политической дифференциа­ции общества, резкая поляризация политических сил, моральная деградация и люмпенизация многих со­циальных слоев — такой сложилась к концу 1993 г. социально-экономическая и политико-духовная си­туация, на фоне которой действовали субъекты по­литического процесса в этот период и разворачивал­ся ход политической модернизации.

Главное, что отличает политический процесс на данном этапе, — это обострившийся кризис государ­ственной власти, вылившийся в открытое противо­стояние президентской, исполнительной власти и вы­сшего законодательного института страны, а также выступление президентских структур против Сове­тов на всех уровнях.

Обострение политических противоречий в стране и достигший своего апогея на IX съезде народных депутатов кризис власти послужили причиной про­ведения всероссийского референдума. Одобрение на нем политики Президента России стало толчком фор­сирования исполнительной ветвью власти конститу­ционного закрепления перемен, ликвидации сущест­вующих законодательных институтов власти на фе­деральном уровне и представительных органов на региональных уровнях. Это привело во второй поло­вине 1993 г. к глубокому политическому кризису — к критической точке противостояния властей на феде­ральном уровне. Сложившийся политический кон­фликт был разрешен насильственным путем: разго­ном Президентом Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета, прекращением действия Кон­ституции РСФСР. Формально-юридическое закреп­ление совершенного переворота было осуществле­но принятием новой Конституции на декабрьском (1993 г.) всенародном референдуме. «Выборы в де­кабре 1993 г. и принятие Конституции заложили правовую основу новой российской государственно­сти. Началось ее освоение». Дважды избран парла­мент страны; сформирован костяк новой государ­ственности, системы государственного управления.

Создание и развитие в России принципиально иной демократической политической системы не устрани­ли политических противоречий между режимом и левой оппозицией коммунистических и народно-пат­риотических сил, а сформировали новые условия для их дальнейшей эволюции.

Таким образом, политическое реформирование в бывших социалистических странах сопровождается развитием глубоких кризисных явлений. Это, оче­видно, объясняется тем, что политические и общест­венные институты, приспособленные здесь в значи­тельной степени к авторитарному характеру власти, оказались неспособными к саморазвитию в направ­лении к широкой демократии. Партийно-государ­ственная элита была озабочена главным образом борь­бой за самосохранение, а не интересами реформиро­вания системы. Пришедшая к власти новая элита, к сожалению, мало отличается от прежней. К порокам последней добавилась еще некомпетентность и тяго­тение к механическому перенесению зарубежных политических структур на нашу страну. При таком подходе надо было ожидать негативного отношения большинства к политическому курсу и отторжения многими слоями начатых реформ, основанных на противоположных по своей направленности, по срав­нению с прежними, ценностях.

<< | >>
Источник: Зеркин Д.П.. Основы политологии: Курс лекций.. 1996

Еще по теме Стабильность политической системы, политическое развитие:

  1. 4.2. Проблема стабильности политической системы
  2. 12.1. Типология политических режимов (систем политического развития) по Г. Алмонду и Г. Пауэллу
  3. 3. Политическая стабильность и политический риск
  4. § 4. К демократической политической стабильности
  5. Понятие политической стабильности
  6. Условия укрепления и дальнейшего развития стабильной международной системы, принципы разрешения конфликтов
  7. Причины развития политических систем
  8. 3. Формирование и развитие демократических политических систем
  9. Политическая стабильность Кыргызстана и проблемы безопасности региона
  10. Социальные источники политических изменений в стабильных и переходных обществах
  11. СТРУКТУРА ВВОДА ИНФОРМАЦИИ В ФЕДЕРАЛЬНУЮ СИСТЕМУ МОНИТОРИНГА ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ РОССИИ
  12. ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ. ДЕМОКРАТИЯ: ТЕОРИЯ, РЕАЛЬНОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
  13. 2.2. Принятие закона "о политических партиях" и его роль в развитии партийной системы страны
  14. Развитие украинской политической мысли тесно связано с европейскими политическими поисками XIX - начала XХ века.
  15. Становление партийной системы и развитие политической борьбы в странах Балтии после обретения независимости
  16. Глава 11. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ, ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ, ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
  17. 9.1. Соотношение политической системы и политического режима в современной России