<<
>>

Сущность и значение конфликтов в политике

New Roman","serif"'>
Место и роль конфликтов в политике
Идея внутренней противоречивости, конфликтности политики утвердилась в науке с XIX в. А. Токвиль, К. Маркс, Г. Зиммель, а впоследствии К.
Боулдинг, Л. Козер, А. Бентли и другие теоретики рассматривали конфликт как ведущий источник политики, лежащий в основе происходящих в ней изменений и определяющий тем самым границы и характер существования дан­ной сферы общественной жизни.
Правда, в политической науке существует и противоположная точка зрения. Э. Дюркгейм, М. Вебер, Д. Дьюи и ряд других ученых исходят из вторичности конфликта для понимания сущности по­литики и его подчиненности базовым общественным ценностям, объединяющим население и интегрирующим социум и полити­ческую систему. С их точки зрения, единство идеалов и социокуль­турных ценностей позволяет разрешать существующие конфликты и обеспечивать стабильность режима правления. В связи с этим многие конфликты рассматривались ими как аномалии полити­ческого процесса, а политика в свою очередь наделялась целями поддержания «социальной солидарности» (Э. Дюркгейм) или ока­зания «педагогического воздействия» на общество (Д. Дьюи) для воспрепятствования конфликтам.
Очевидно, что представления подобного рода, уверенность в способности человека воспрепятствовать противоречиям и кризи­сам политического развития могут быть соотнесены только с ре­альностью отдельных государств, обладающих прочными традициями длительного существования власти на основе единых для общества политических идеалов. Впрочем, и здесь эти представле­ния вряд ли отражают достоверную картину. Ибо политические ценности по-разному усваиваются различными поколениями, не всегда органично вписываются в реальную политическую динами­ку и потому неизбежно сопровождаются конфликтами, ряд из ко­торых ставит под сомнение универсальность привычных для обще­ства политических идеалов. Более того, даже институты власти, сформированные на базе единых ценностей, не всегда их отстаи­вают и укрепляют. Как справедливо отмечал С. Липсет, политичес­кие институты демократии могут быть использованы не только как орудия достижения консенсуса, но и как средства нагнетания напряженности и нарастания конфликтов.
В действительности реальное политическое сообщество людей всегда формируется через их взаимодействие, предполагая как со­трудничество, так и соревновательность. В целом политический конфликт и представляет собой не что иное, как разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга распре­деление властных полномочий или ресурсов. Конфликт — один из возможных вариантов взаимодействия политических субъектов. Однако из-за неоднородности общества, непрерывно порождаю­щего неудовлетворенность людей своим положением, различия во взглядах и иные формы несовпадения позиций, чаще всего имен­но конфликт лежит в основе поведения групп и индивидов, транс­формации властных структур, развития политических процессов.
Важно также и то, что конфликты, означая соперничество тех или иных субъектов (институтов) с одними силами, как правило, выражают их сотрудничество с другими, стимулируя формирова­ние политических коалиций, союзов, соглашений.
Тем самым по­литические конфликты предполагают четкое формулирование по­зиций участвующих в политической игре сил, что благоприятно воздействует на рационализацию и структуризацию всего политич­еского процесса.
Конфликты, сигнализируя обществу и властям о существую­щих разногласиях, противоречиях, несовпадении позиций граж­дан, стимулируют действия, способные поставить ситуацию под контроль, преодолеть возникшие возбуждения в политическом процессе. Поэтому дестабилизация власти и дезинтеграция обще­ства возникают не потому, что возникают конфликты, а из-за неумения урегулировать политические противоречия, а то и про­сто элементарного игнорирования этих коллизий. Как справедливо считает немецкий ученый Р. Дарендорф, человеческая свобода и свобода политического выбора, в частности, «существует лишь мире регулируемого конфликта». Поэтому только непрерывное вы­явление и урегулирование конфликтов может считаться условием стабильного и поступательного развития общества. (Конфликтоло­ги подметили: если энергия людей распылена на решение множе­ства властно значимых задач, а не концентрируется на каком-либо одном конфликте, такие социальные и политические системы, как правило, сохраняют больше возможностей поддерживать ста­бильность своего развития. Л. Козер полагал: неоднородные внут­ренние конфликты, налагаясь друг на друга, способны предотвра­тить глобальный раскол общества, чреватый для последнего пол­ной утратой жизнестойкости.)
Таким образом, можно утверждать, что только отдельные раз­новидности политических конфликтов носят действительно раз­рушительный для общества характер. В основном же (и прежде всего в странах с гибкой, развитой системой социального пред­ставительства) выявление и урегулирование конфликтов дает воз­можность эффективно поддерживать целостность политической системы, сохранять приоритет центростремительных тенденций над центробежными.
Как подчеркивал Р. Дарендорф, позитивная роль конфликтов особенно заметна в современную эпоху, поскольку непримири­мые конфликты (в частности, раннеклассовые противоречия меж­ду буржуазией и пролетариатом, о которых писал К. Маркс) отно­сятся к политическому контексту XIX в. Нынешнее же столетие не только исчерпало условия, в которых собственность превратилась бы в предмет непримиримых противоречий между людьми, но и вооружило последних могучими средствами обуздания агрессив­ных политических сил. И подлинными знамениями нашего време­ни становятся гуманизация, постепенный переход приоритетов от групповых к индивидуальным ценностям, увеличивающие пред­посылки для согласования и примирения позиций конфликтую­щих сторон.

Источники политических конфликтов
Источники политических конфликтов ученые, как правило, видят в действии либо внесоциальных, либо социальных факторов. Чаще всего к внесоциальным факторам относятся мно­гочисленные — в духе К. Лоренца — интерпретации различных видов политической напряженности, базирующиеся на призна­нии сходства внутривидовой враждебности животных и агрессивности человека. Однако данные современной науки не подтверди­ли, что люди обладают повышенной склонностью именно к кон­фликтам, а не к, положим, альтруизму или солидарности с себе подобными.
Более достоверно объясняет природу политических конфлик­тов признание ведущей роли социальных факторов. Среди данного рода детерминант, как правило, выделяют три основные причи­ны, лежащие в основе политической конфронтации. Прежде все­го — это разнообразные формы и аспекты общественных отноше­ний, определяющие несовпадение статусов субъектов политики, их ролевых назначений и функций, интересов и потребностей во власти, недостаток ресурсов и т.д. Эти, условно говоря, объектив­ные источники политических конфликтов чаще всего детермини­руют противоречия между правящей и контрэлитой, различными группами давления, представляющими интересы определенных сил и ведущими борьбу за части государственного бюджета, а равно и между всеми иными политическими субъектами системы власти. Внешнюю напряженность такого рода конфликтов, как правило, удается погасить достаточно легко. Однако искоренить источники конфликтной диспозиции сторон, различным образом включен­ных в политическую игру, можно только путем преобразований, либо меняющих саму организацию власти в обществе, либо ре­формирующих социально-экономические основания политической деятельности конкурирующих субъектов.
Ко второму основному источнику политических конфликтов относятся расхождения людей (их групп и объединений) в базо­вых ценностях и политических идеалах, в оценках исторических и актуальных событий, а также в других субъективно значимых представлениях о политических явлениях. Такие конфликты наиболее часто возникают в тех странах, где сталкиваются качественно раз­личные мнения о путях реформирования государственности, зак­ладываются основы нового политического устройства общества, ищутся пути выхода из социального кризиса. В разрешении таких конфликтов найти компромисс порой весьма трудно. Если же, как, к примеру, в современной России, идейные расхождения касают­ся основополагающих ценностей и приоритетов политического раз­вития, достижения согласия между конфликтующими сторонами (например, приверженцами коммунистических и либерально-де­мократических идей) приходится добиваться в течение весьма и весьма длительного времени.
В последние годы ряд западных теоретиков (Дж. Бертон, К. Ледерер, Дж. Дэвис и др.) выдвинули еще одну версию, объясняющую при­роду политических конфликтов — так называемую теорию человеческих потребностей. Эта концепция утверждает, что конфликты возникают в результате ущемления или неадекватного удовлетво­рения потребностей, составляющих самое человеческую личность. Сторонники этой позиции относят к базовым источникам конф­ликтов разные ценности: О. Надлер — идентичность, экономичес­кий рост, трансценденцию (внутреннее самораскрытие); Р. Инглхарт — безопасность, общественное признание, нравственное со­вершенствование и пр. Удовлетворение такого рода стремлений не может быть предметом купли-продажи, торга с властью, которая должна лишь видоизменять и совершенствовать политические струк­туры в целях наиболее полного и адекватного удовлетворения этих универсальных человеческих потребностей.
И, наконец, третьим источником политических конфликтов в политической науке рассматриваются процессы идентификации граждан, осознания ими своей принадлежности к социальным, этническим, религиозным и прочим общностям и объединениям, что определяет понимание ими своего места в социальной и поли­тической системе. Такого рода конфликты характерны прежде все­го для нестабильных обществ, где людям приходится осознавать себя гражданами нового государства, привыкать к нетрадицион­ным для себя нормам взаимоотношений с властью (как это, к примеру, происходит в современной России после распада Совет­ского Союза). Такого же характера противоречия возникают и в тех странах, где напряженность в отношениях с правящими структу­рами вызывает защиту людьми культурной целостности своей на­циональной, религиозной и т.п. группы, стремление повысить ее властный статус (например, католиками Северной Ирландии, франкоязычным населением Канады и т.п.).

Типология политических конфликтов
Характер изменений политических про­цессов, темпы и направленность эво­люции системы правления самым не­посредственным образом зависят от типа доминирующих политических конфликтов. В самом общем виде в политической науке принято классифицировать конфликты по следующим основаниям:
— с точки зрения зон и областей их проявления. Здесь прежде всего выделяются внешне- и внутриполитические конфликты, которые в свою очередь подразделяются на целый спектр разнооб­разных кризисов и противоречий. Так, среди международных кон­фликтов могут выделяться кризисы типа «балансирования на гра­ни войны» (Д. Даллес), отражающие выдвижение одним государ­ством требований и притязаний к другому в надежде, что противник скорее уступит, чем будет бороться; «оправдания враждебности»
(Р. Лебоу), характеризующие провокационную деятельность госу­дарства против потенциального противника с тем, чтобы исполь­зовать сложившуюся ситуацию для выдвижения ему неприемле­мых требований (так, к примеру, действовал Гитлер, инсцениро­вав нападение на радиостанцию в Гляйвице для оправдания развязывания войны против Польши) и т.д. Внутриполитические конфликты также подразделяются на кризисы и противоречия, раскрывающие взаимодействие между различными субъектами вла­сти (правящей и оппозиционной элитами, конфирующими парти­ями и группами интересов, центральной и местной властью и т.д.), отражающие характер политических процессов, по которым раз­горается спор групп и индивидов (в сфере государственного управления или массового участия граждан в политике) и т.д.;
- по степени и характеру их нормативной регуляции. В данном случае можно говорить о (целиком или частично) институализи­рованных и неинституализированных конфликтах (Л. Козер), ха­рактеризующих способность или неспособность людей (институ­тов) подчиняться действующим правилам политической игры;
- по их качественным характеристикам, отражающим различ­ную степень вовлеченности людей в разрешение спора, интенсив­ность кризисов и противоречий, их значение для динамики поли­тических процессов и пр. Среди конфликтов данного типа можно выделить «глубоко» и «неглубоко укорененные» (в сознании лю­дей) конфликты (Дж. Бертон); конфликты «с нулевой суммой» (где позиции сторон противоположны, и потому победа одной из них оборачивается поражением другой) и «не с нулевой суммой» (в которых существует хотя бы один способ нахождения взаимного согласия — П. Шаран); антагонистические и неантагонистические конфликты (К Маркс), разрешение которых связывается с унич­тожением одной из противоборствующих сторон или - соответ­ственно - сохранением противоборствующих субъектов и т.д.;
- с точки зрения публичности конкуренции сторон. Здесь имеет смысл говорить об открытых (выраженных в явных, внешне фик­сируемых формах взаимодействия конфликтующих субъектов) и закрытых (латентных) конфликтах, где доминируют теневые спо­собы оспаривания субъектами своих властных полномочий. Если первый тип подобных конфликтов хорошо различим в разнооб­разных формах массового участия граждан в политической жизни (например, в виде манифестаций, забастовок, участия в выборах и т.д.), то второй более характерен для скрытых от глаз обывате­ля процессов принятия решений (в частности, взаимодействий внутри правящей элиты, отношений между различными ветвями власти);
— по временным (темпоральным) характеристикам конкурент­ного взаимодействия сторон - долговременные и кратковремен­ные конфликты. Так, возникновение и разрешение отдельных кон­фликтов в политической жизни может завершиться в течение пре­дельно короткого времени (например, отставка министра в связи с публикацией сведений о его предосудительных действиях), но может быть соотнесено с жизнью целых поколений (противобор­ство диссидентов с коммунистическими режимами в странах Вос­точной Европы и бывшем СССР, военно-политические конфлик­ты меЖду Израилем и рядом арабских государств и т.д.);
— в соотнесении со строением и организацией режима правле­ния. В данном случае, как правило, выделяют конфликты верти­кальные (характеризующие взаимоотношения субъектов, принад­лежащих к различным уровням власти: между центральными и местными элитами, органами федерального и местного самоуп­равления и т.д.) и горизонтальные (раскрывающие связи однопо­рядковых субъектов и носителей власти: внутри правящей элиты, между неправящими партиями, членами одной политической ассоциации и т.д.).
Каждый тип конфликта, обладая теми или иными свойствами и характеристиками, способен играть разнообразные роли в кон­кретных политических процессах, стимулируя отношения соревновательности и сотрудничества, противодействия и согласования, примирения и непримиримости.
<< | >>
Источник: Пугачев В.П., Соловьев А.И.. Введение в политологию. 2005 {original}

Еще по теме Сущность и значение конфликтов в политике:

  1. Понятие, сущность и значение стратегического менеджмента
  2. Понятие, сущность, значение стратегического менеджмента
  3. 2. Значение наилучшей альтернативы переговорам и переговорного пространства для мирного урегулирования конфликта
  4. Понятие, сущность и значение текущего планирования
  5. Понятие, сущность, и значение текущего планирования
  6. 1. Сущность, предпосылки и значение теории экономического равновесия
  7. Сущность конфликта
  8. 1. Значение термина «политика»
  9. 51. Сущность организационного конфликта
  10. 13.1. Сущность организационного конфликта
  11. Сущность и типология международных конфликтов
  12. Конфликты в организациях: сущность, природа
  13. Сущность управления и контроля за конфликтами
  14. Конфликты в организациях: сущность, природа
  15. Конфликты в организациях: сущность, природа
  16. Природа, сущность, типология международных конфликтов
  17. Конфликты в организациях: сущность, природа возникновения