<<
>>

Теория и метод: уровни теоретического анализа

Для политологов характерно пренебрежительное отношение к методологи­ческим проблемам. Углубление разделения труда привело к тому, что теорети­ки теперь не отвечают за последствия применения их выводов на практике, а специалисты, занимающиеся эмпирическими исследованиями, в свою оче­редь, не несут ответственности за несоответствие результатов их работы тео­ретическим концепциям и могут заниматься обсуждением методологических проблем исключительно с точки зрения техники исследования.

Однако тео­рия, лишенная методологической основы, бесплодна, единство теории и методологии в этом случае достигается лишь на самых высоких уровнях абстрак­ции, таких, как диалектический критицизм или теория самопорождающихся систем. Полное единство теории и метода так же пагубно сказывается на эм­пирических исследованиях, как и полное их расхождение. Здесь очень важно достичь необходимого равновесия, которое сегодня в значительно большей степени присуще социологии, чем политической науке.

Подходы к теоретическим исследованиям лучше всего проследить на пред­ставленной ниже схеме, на которой по вертикали расположены теории макро- и микроуровня, а по горизонтали — системные теории и теории акторов (см. схему 22.1). В областях, занимающих на схеме крайнее положение, не рабо­тает почти никто. Исключение составляют лишь теоретики, оперирующие крайне абстрактными понятиями, такие, как Луман, которые с полным презрением относятся к теориям акторов, и те сторонники подходов, уделяющих исключи­тельное внимание отдельным личностям (прежде всего речь идет о поведенчес­ких теориях), которые игнорируют использование некоторых понятий более высокого уровня обобщения, характеризующих групповое поведение.

Схема 22.1

УРОВНИ ИССЛЕДОВАНИЯ И ПОДХОДЫ К ТЕОРЕТИЧЕСКИМ РАЗРАБОТКАМ

Между находящимися на противоположных полюсах теорией самопроизво­дящихся систем и ортодоксальным поведенческим подходом существуют мно­гочисленные возможности организации теоретических разработок, основан­ные на самых разных принципах.

Вместе с тем наблюдается тенденция к сбли­жению крайних точек зрения. Направления, ориентирующиеся на индивидуа­листический подход, благодаря использованию абстрактных понятий и индуктивных методов могут со временем прийти к теоретическим моделям той же степени общности, что и некоторые системные теории. И наоборот, в системных исследованиях возможно осуществить дедуктивную дифференциа­цию на такое количество подуровней и типологий акторов, что в итоге дан­ные концепции будут работать на микроиндивидуалистическом теоретичес­ком уровне.

Таким образом, политическая наука дает классический для нашего време­ни пример «единой дисциплины, единого метода, единого предпочтительного набора аналитических средств». Доминирующее направление политической науки утратило веру в какую бы то ни было определенную иерархию объектов исследования и методов анализа. Путь теоретического развития политической науки в основном пролегает между двумя полюсами: между концепциями, которые основываются на изучении поведения акторов с помощью методов индивидуализации (в частности, такими, как интеракционизм и этнометодологические подходы), с одной стороны, и разработками, развивающими тео­рии систем на достаточно высоком уровне абстракции, — с другой. При реше­нии важнейших проблем политической науки существенное значение имеет средний уровень исследования, находящийся между этими микро- и макро-ориентациями. Нередко в качестве аналитического средства используется по­нятие коллективного актора, несмотря на то, что каждому политологу извес­тно, насколько реальные общественные институты отличаются от унифици­рованных общностей такого рода.

В последнее время наиболее впечатляющие успехи в теоретическом разви­тии политической науки были достигнуты благодаря применению математи­ческих методов, которые дали политологам возможность проводить исследо­вания так, как это делается в более зрелых общественных науках, в частно­сти, в экономике. Так, например, моделирование, основанное на концеп­ции рационального выбора, снискало обоснованное признание во многих учреждениях США, и теперь эти методы широко внедряются в европейских странах.

Отчет APSA о положении дел в области политической теории под­тверждает успехи, достигнутые концепцией рационального выбора. Если в 1983 г. политическая теория в основном занималась историческими исследо­ваниями эмпирических и нормативистских политических учений прошлого, а работа У. Райкера, посвященная его излюбленной теме — анализу коали­ционных игр, воспринималась как побочный результат политологических разработок (Gunnell, 1983, Riker, 1983), то уже десять лет спустя «формаль­ная теория рационального выбора» превратилась в одно из важнейших на­правлений политологии, а Райкер упоминался как один из его создателей (Lalman et al., 1993, p. 77). Теперь, как представляется, «формальную тео­рию рационального выбора» и «нормативную политическую философию» мало что разделяет.

Чем можно объяснить столь ошеломляющий успех данного направления? На то есть ряд причин.

— Неопозитивистские требования к использованию в политической тео­рии дедуктивных методов легче всего удовлетворить при помощи формальных моделей.

— Подход с позиций теории рационального выбора может быть применен при анализе любого типа поведения — от поступков самого эгоистичного рационалиста до беспредельно альтруистичной деятельности матери Терезы, максимизировавшей стратегию помощи обездоленным.

— Направления политической науки, находящиеся на среднем между мак­ро- и микротеориями уровне, вынуждены признать возможность подхода, основанного на анализе деятельности акторов. Актор в концепции рациональ­ного выбора представляет собой конструкцию, позволяющую избежать воп­роса о реальном единстве личности.

— Теория рационального выбора способствует использованию качествен­ных и кумулятивных подходов в политической науке.

— Подход с позиций теории рационального выбора выступил в качестве своего рода противовеса засилью поведенческих исследований в предше­ствующие десятилетия. Его было легко совместить с многоуровневым анали­зом (особенно при изучении реалий стран Европейского Союза) и с просве­щенным неоинституционализмом, получившим распространение в 80-е годы (Scharpf, 1989).

Эти успехи применения моделей рационального выбора указывают на то, что положение политической науки как самостоятельной дисциплины стаби­лизировалось. Развитие ряда теорий в единую дисциплину вряд ли могло быть результатом склонностей и прозрений отдельных исследователей. Лишь такие теоретические подходы, которые соответствуют внутренним установкам на­учной дисциплины и позволяют принимать участие в их дальнейшей разра­ботке многим специалистам, могут составить основу теоретически доминиру­ющего течения.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Теория и метод: уровни теоретического анализа:

  1. От проблемы к знанию: теоретический и прикладной уровни политического анализа
  2. Анализ динамики и уровня производительности труда
  3. 2.1. АНАЛИЗ И ОЦЕНКА УРОВНЯ РАБОТЫ РУКОВОДИТЕЛЯ И БИЗНЕСМЕНА
  4. 2.2. Теоретические методы исследования политики
  5. 1.5. УРОВНИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА: МАКРО-, МЕДИУМ- И МИКРОАНАЛИЗ
  6. 2.1.3. Анализ уровня применения технических знаний
  7. 5. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОНФЛИКТЫ ХХI В.: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО И ПРИКЛАДНОГО АНАЛИЗА
  8. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В СФЕРЕ ПОЛИТИКИ
  9. 29. Экономические методы управления, их роль, значение, уровни применения, характеристика
  10. 8.4. Показатели и методы измерения уровня развития национальной экономики
  11. § 3. Значение теоретических методов для описания и объяснения политического менеджмента
  12. ТЕОРИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА: ПРЕДМЕТ, МЕТОД И ФУНКЦИИ
  13. ГЛАВА 1. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ: ПРЕДМЕТ И МЕТОДЫ
  14. 58 МЕТОДЫ ПОЛИТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  15. 2. Методы политического анализа
  16. МЕТОДЫ АНАЛИЗА ДОКУМЕНТОВ
  17. 2. Методы анализа ситуации
  18. Методы анализа
  19. Методы политического анализа
  20. 70. МЕТОДЫ АНАЛИЗА РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ