<<
>>

Третья трансформация демократии.

Р. Даль писал о двух трансформациях демократии: от города-государства к нации-государству. Теперь происходит переход к демократии, осуществляемой в более широких масштабах. Решения, которые влияют на интересы граждан той или иной страны, зачастую принимаются за ее пределами.

Экономика, экология, национальная безопасность страны в значительной степени зависят от акторов, находящихся за пределами государства. Граждане государства не могут в рамках своей политической системы осуществлять контроль за деятельностью внешних акторов, решения которых оказывают прямое воздействие на них. Поэтому, утверждает Роберт Даль, результатом является то, что вторая трансформация происходит теперь в мировых масштабах. Так же как появление наций-государств уменьшило возможности местных жителей реализовать контроль над своими проблемами через местные органы власти, так и расширение сферы наднациональной деятельности уменьшает возможности граждан государства контролировать жизненно важные свои проблемы через национальные средства правления. Перспективы демократии американский политолог оценивает высоко. Свою мысль он связывает со следующими условиями:

- средства насильственного принуждения должны быть рассредоточены или нейтрализованы;

- существует современное динамичное плюралистичное общество;

- страна однородна в культурном отношении или, в случае культурной гетерогенности, не разделена на сильные и отчетливые субкультуры;

- при наличии такого рода субкультур, ее ли­деры должны создать консоциативные механизмы урегулирования субкультурных конфликтов;

- политическая культура и убеждения ее граж­дан, особенно политических активистов, подкрепляют институты полиархии;

- страна не подвергается интервенции со стороны враждебной полиархии иностранной державы.

Следуя той же логике, можно утверждать, что в стра­не, где отсутствуют перечисленные условия или сложи­лись прямо противоположные, практически наверняка будет установлен недемократический режим.

Что же ка­сается тех стран, которые находятся в промежуточном положении, то там полиархии, чаще всего, оказываются неустойчивыми или же проис­ходит постоянное чередование полиархических и недемо­кратических режимов.

Тем не менее, Роберт Даль убежден, что «демократическая идея не утратит своей привлекатель­ности для людей в недемократических странах, и, по мере того как в этих странах будут формироваться совре­менные, динамичные и более плюралистические общест­ва, их авторитарным правительствам станет все труднее противодействовать устремлениям к расширению демо­кратии».

В данном контексте немаловажным представляется способность граждан к восприятию и использованию демократических ценностей для улучшения своей жизни. Положительное отношение к демократии зависит от исторических особенностей каждой страны, выражающихся в политической культуре, религии, национальных традициях. В странах, где граждане не воспринимают демократические ценности в качестве основополагающих в своей жизни, вряд ли можно рассчитывать на формирование демократического политического режима. Власть становится демократической только при условии ее подконтрольности. Если же общество не предпринимает никаких шагов для создания такой системы, то государственная власть будет игнорировать демократические процедуры.

А.Н. Олейник задается вопросом: «возможна ли эрозия демократии как в постсоветских странах (страны-«импортеры»), так и в западных странах (страны-«экспортеры»)?». И отвечает: «…наблюдаемый сегодня в России отход от демократических принципов – составное звено более широкого процесса негативной конвергенции. От эрозии институтов полной демократии не застрахованы не только постсоветские страны, но и страны – «экспортеры» этих институтов. Процесс институциональных заимствований носит двусторонний характер. При отсутствии демократических ограничений на глобальном уровне властвующие элиты в западных странах могут начать воспроизводить элементы самовластия как наиболее удобной и наименее затратной стратегии реализации индивидуальных и групповых ценностей… пока существующий на глобальном уровне дефицит демократических институтов не будет восполнен, глобализация будет оставаться движущей силой негативной конвергенции.

Поэтому необходимы совместные усилия во всех странах по проведению реформ на метагосударственном уровне». Под негативной конвергенцией автор понимает состояние, когда страны, изначально находившиеся в различных, вплоть до прямо противоположных, исходных точках двигаются в направлении к одной и той же точке, причем это движение являет собой регресс по отношению к обеим исходным точкам.

Как считает Дж. Кин, демократические процедуры предпочтительнее любых других методов принятия решений, «но не потому, что они обеспечивают лучшие результаты, а потому что им свойственно сводить к минимуму возможности для проявления высокомерия со стороны тех, кто принимает решения, благодаря предоставлению гражданам публичного права оценивать качество данных результатов (и пересматривать эти свои оценки)». К данной оценке необходимо добавить еще желание граждан воспользоваться такими процедурами.

Мировая система как демократическая представляется в двух смыслах: во-первых, как система, состоящая из свободных обществ и демократических государств, и, во-вторых, как система, в рамках которой отношения между государствами и среди народов определяются законом и общими принципами справедливости. Ряд исследователей считают, что постепенно возникает развивающаяся международная архитектура коллективных учреждений и формальных соглашений, ориентированная как на принципы демократии и прав человека, так и на легитимность международных действий, направленных на их совершенствование и защиту. Наиболее оптимистичные полагают, что обрести историческую возможность превратить в реальность подлинно демократический мир можно будет уже в следующем поколении.

Достижение этой цели подразумевает решение трех основных задач: во-первых, углубления и утверждения демократии там, где она формально осуществилась; во-вторых, продолжения создания и укрепления совместных структур и институциональных правил демократии на уровне региональных и международных организаций; и в-третьих, поощрения многих по сути своей различных потоков изменений, которые могли бы слиться в единую четвертую волну демократизации.

Однако, полагает Лэрри Даймонд, ничего не происходит само по себе. «Наиболее опасным интеллектуальным искушением для демократов, - считает американский политолог, - было бы думать, что мир с неизбежностью движется к некоему естественному конечному демократическому состоянию. Демократия может ухудшиться в любой момент своего развития; ее качество и стабильность никогда не могут считаться чем-то само собой разумеющимся. Неправильно думать, что демократия является единственной мощной и легитимной моделью правления в сегодняшнем мире. Коммунизм может быть мертв, но ленинизм продолжает жить».

<< | >>
Источник: Баранов Н.А.. Современная демократия: эволюционный подход. 2008

Еще по теме Третья трансформация демократии.:

  1. 3. Переход от авторитаризма (тоталитаризма) к демократии. Третья волна демократизации
  2. Глава третья
  3. ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ, ЧЕТВЕРТАЯ
  4. Глава двадцать третья
  5. Глава третья: Глобализация - за и против
  6. ДЕМОКРАТИЯ — ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ДЕМОКРАТИИ
  7. Часть II Третья сторона в урегулировании конфликта
  8. В чем сущность конфликта веберовской теории плебисцитарной демократии с общепризнанными концепциями демократии?
  9. 2.2.3. Третья управленческая революция
  10. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КЛЮЧЕВЫЕ ФАКТОРЫ АНТИКРИЗИСНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  11. Третья сторона в урегулировании международных конфликтов
  12. 10.5 Третья попытка (1995–1997гг.)
  13. ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ДОЛЖНОСТНЫЕ ИНСТРУКЦИИ
  14. «Третья волна демократизации» и теории демократического транзита
  15. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ВЫЗОВЫ ГРЯДУЩЕЙ ЭПОХИ
  16. 1. Что такое третья сторона: ее основные задачи и средства воздействия
  17. 1. Трансформация собственности
  18. Глава третья. Определение средств и ресурсов обеспечения безопасности
  19. Федеративная трансформация