<<
>>

«Угрозы демократии» Ф. Шмиттера.

Американский политолог Филипп К. Шмиттер выражает опасения другого рода, сосредотачиваясь на переходном периоде после распада, свержения автократии, когда граждане стран с прочными либерально-демократическими традициями, давно привыкшие к ограниченному участию в управлении и ограниченной подотчетности исполнительной власти, начинают открыто сомневаться в такой практике, отрицательно влияя на граждан в новых демократических государствах, которые только начинают овладевать такой практикой. Заняться исследованием опасностей, которые подстерегают демократию, заставили американского ученого две причины: идеологическая гегемония демократии может иссякнуть по мере роста разочарования новых демократических государств в реальных результатах; вероятность того, что демократии будут продвигаться вперед без удовлетворения ожиданий своих граждан и без установления приемлемого и предсказуемого свода правил для политического соревнования и сотрудничества.

И первый, и второй случай может привести к гибели демократии.

С точки зрения Ф. Шмиттера в странах, вступивших на путь демократических преобразований, имеются, по крайней мере, еще два варианта развития: создание гибридного режима, объединяющего элементы автократии и демократии, и образование стойкой, однако неконсолидированной демократии.

В тех случаях, когда переходный период инициируется и навязывается сверху, прежние правители пытаются защитить свои интересы путем "прививки" авторитарных приемов вновь возникающему режиму. В тех случаях, когда они проводят либерализацию без демократизации (т.е. когда допускаются некоторые индивидуальные права без согласия на подотчетность гражданам), возникающий гибридный режим американский исследователь назвал диктабландой (dictablanda). В тех же случаях, когда они проводят демократизацию без либерализации (т.е. когда выборы проводятся, но при условиях гарантированной победы правящей партии, исключения определенных общественно-политических групп из участия в них, или при лишении выбранных граждан возможности подлинного управления), был предложен неологизм демокрадура (democradura).

И диктабланды, и демокрадуры стали довольно распространенным явлением, так как авторитарные правители стараются ввести демократические механизмы в своих государствах для создания видимости прогрессивных преобразований у международных сил, требующих демократизации.

Многим государствам в Южной Америке, Восточной Европе и Азии, по мнению американского политолога, не удастся установить форму стабильного самоуправления, подходящую их социальным структурам или приемлемую для граждан. Демократия никогда не превращается самостоятельно в специфический, надежный и общепринятый набор правил. Даже когда выборы проводятся, есть свобода собраний, права уважаются, произвол властей снижен, соблюдаются минимальные процедурные требования, но регулярные, приемлемые и предсказуемые демократические формы никогда полностью не выкристаллизовываются. Демократия функционирует по мере возникновения новых проблем. При таких обстоятельствах отсутствует какой-либо общий консенсус, определяющий отношения среди партий, организованных интересов и этнических или религиозных групп.

Конкретное государство выбирает свой тип демократии путем решения дилемм, связанных с его собственной историей, геостратегическим положением, естественными и человеческими ресурсами. Ф.

Шмиттер выделяет внутренние дилеммы, присущие современной демократии независимо от места и времени ее появления и внешние, подвергающие сомнению совместимость новых демократических правил и практики с существующими социальными, культурными и экономическими условиями.

К внутренним дилеммам ученый относит, прежде всего, олигархию, суть которой ярко раскрыл Р. Михельс в «железном законе олигархических тенденций», гласящим, что все партии и движения становятся все более олигархическими и, таким образом, все менее подотчетными своим членам или гражданам. Другой дилеммой является самоустранение, связанное с отсутствием рациональных стимулов у граждан принимать активное участие в политической жизни, что ведет к политической апатии. Третьей дилеммой является «цикличность в политике», которая объясняется неравномерностью распределения издержек и прибылей среди социальных групп, что приводит к созданию неустойчивого большинства, образуемого временными коалициями, в результате чего возникает возможность «циклирования». Четвертая дилемма – функциональная автономия, сущность которой заключается в подотчетности гражданам и экспертам недемократических институтов государства. Пятая дилемма – взаимозависимость национальных лидеров от других демократий и некоторых автократий, связанных с ограниченной способностью контролировать решения транснациональных корпораций, распространение идей, передвижение лиц через границы и т.д., что свидетельствует об ограничении их власти рамками государства.

Внешние дилеммы определяются коллективным выбором между альтернативными институционными мероприятиями, совместимыми с существующими социально-экономическими структурами, и культурными реалиями. Немногие страны подходят к решению стоящих перед ними внешних дилемм чисто рефлективным и логическим путем. Большинство опирается на исторический опыт, что не всегда обеспечивает адекватное и оптимальное институциональное соответствие. За последние двадцать лет демократические процессы вовлекли в свою орбиту государства без прежнего демократического опыта, в т.ч. Россию. Эти страны, как правило, прибегают к помощи зарубежных советников и к опоре на зарубежный опыт. Но такие советы далеко не всегда приносят ожидаемые результаты.

Как отмечает Ф. Шмиттер, только знание привычек, воспитанных опытом демократии данной страны, и только расположение действующих лиц в рамках соответствующих методов переходного периода позволяют дать правильную оценку наиболее адекватного применения институтов власти. История показывает, что очень немногим странам когда-либо удавалось консолидировать демократию с первой попытки.

Вывод американского политолога сводится к убеждению в том, что современная волна смены режимов будет реже сопровождаться регрессией к автократии, чем это было в прошлом. Однако, странам, вставшим на путь демократии, придется одну за другой решать сложные дилеммы и неоднократно делать тяжелый выбор, прежде чем они достигнут той нормы политического сотрудничества и конкуренции, которая обеспечивает прочность демократического правления.

<< | >>
Источник: Баранов Н.А.. Современная демократия: эволюционный подход. 2008

Еще по теме «Угрозы демократии» Ф. Шмиттера.:

  1. Внутренние противоречия и угрозы демократии
  2. Угрозы для демократии в постсоциалистических странах.
  3. «Хрупкость современных демократических режимов» Ш.Эйзенштадта и угрозы демократии со стороны элиты.
  4. Т. Карл и Ф. Шмиттер об условиях демократизации.
  5. ДЕМОКРАТИЯ — ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФОРМА ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА. СОВРЕМЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ ДЕМОКРАТИИ
  6. В чем сущность конфликта веберовской теории плебисцитарной демократии с общепризнанными концепциями демократии?
  7. Глава 5. Угроза Запада
  8. Глава 5 УГРОЗА ЗАПАДА
  9. Традиционные угрозы.
  10. «Новые» угрозы.
  11. 3.3. «Новые» угрозы безопасности
  12. Исламская угроза
  13. Глобальные вызовы и угрозы XXI века