<<
>>

Власть и пресса: средства массовой информации как “четвертая” ветвь власти

Свобода массовой информации, закрепленная в ст. 29 Конституции России, как и в любом другом демократически организованном госу­дарстве с реально функционирующим гражданским обществом, долж­на включать в себя в качестве необходимого компонента механизм ее действенности.

Только наличие этого качества способно наполнить ре­альным смыслом властную составляющую понятия СМИ. Правда, власть, понимаемая в данном контексте, не предполагает наличие “своего” вице­премьера в правительстве или сильного журналистского лобби в парла­менте. Речь идет только об одном - о правдивости и доступности ин­формации, а также о ее своевременности. Когда население знает о дея­тельности руководящих органов, понимает цели и методы, оно четко определяет свои позиции, адекватно реагирует, активно откликается на их призывы. И наоборот - недостаточная информированность порожда­ет неуверенность, подозрительность, пассивность, противодействие и даже панику. Особенно это проявляется во время выборных кампаний, референ­думов, принятия реформ, связанных с повышением цен, и т. д.

В смягчении последствий негативных явлений, в нормализации со­циально-политической обстановки могут и должны играть важнейшую роль СМИ, способные, получая достоверную информацию, доносить ее до людей.

Средства массовой информации являются неотъемлемой составной частью любой современной общественно-политической системы. Роль и степень влияния СМИ в большой мере определяется их местоположе­нием в системе общество - власть - СМИ.

Самостоятельное и в значительной степени независимое положение средств массовой информации в сегодняшней России, когда зарожда­ется и крепнет демократия, позволяет им играть определяющую роль в формировании общественного сознания, в активном диалоге между властью и обществом, что делает СМИ полноправным участником со­циального, экономического и политического процессов.

Действия СМИ в качестве независимого арбитра во взаимоотно­шениях не только элементов нарождающегося гражданского обще­ства и власти, но и между собственно ветвями власти позволяют гово­рить о СМИ как о самостоятельной “четвертой” ветви власти.

На самом деле, если говорить о том демократическом обществе, ко­торое предполагается построить в России, то необходимо, пишет Л. Бе­лов, прежде всего выделить ряд определяющих функций СМИ:

информационная, плюралистическая по форме подачи, осуществля­емая в условиях, не подконтрольных со стороны официальных власт­ных структур;

просветительная, обеспечивающая постоянный и эффективный диа­лог общества и власти;

общественно-арбитражная, когда возникают конфликты между вет­вями власти;

агитационно-пропагандистская, сводящаяся в основном к пропаган­де общенациональной идеи и создающая благоприятный нравственно­политический фон в обществе.

Все перечисленные функции СМИ можно обобщить двумя - социа­лизирующей и мировоззренческой, которые по своему содержательному направлению и предполагают контроль, агитацию и пропаганду и т. д.

К сожалению, в обществе с переходными общественно-полити­ческими условиями (нестабильными властными структурами, неразви­тыми институтами гражданского общества), с хроническим падением производства и уровня жизни значительной части населения говорить о полной реализации этих основных функций преждевременно, а вернее, нужно понимать или принимать их как желаемое.

Очевидно, что СМИ, ведя не всегда лицеприятный диалог между властью и обществом, призваны пропагандировать курс проводимых реформ, успех которых в значительной степени будет гарантом их дей­ствительной независимости в дальнейшем.

Нынешнее двойственное положение прессы заставляет СМИ искать компромиссное положение в системе общество - власть - СМИ. В свою очередь, власть, осуществляющая политические и экономические рефор­мы, в поисках дополнительного кредита доверия общества не может не пропагандировать цели и задачи заявленного и проводимого курса, разъяс­няя последовательность первоочередных и последующих шагов, объясняя причины неисполнения планов и программ. И в этих далеко не простых условиях для власти крайне необходимо сохранять в своих руках государ­ственные СМИ и искать новые, нетрадиционные формы взаимодействия.

Отсутствие реального плюрализма мнений в обществе и подмена его жестким инвариантным понятием “за” и “против” реформ, а также край­не высокая степень зависимости изданий от бизнес-структур не позво­ляют в нынешних условиях четко классифицировать СМИ по полити­ческим предпочтениям. Однако даже в таких условиях появляются из­дания, выражающие интересы определенной группы людей (“Лимон­ка”, “Могучая Русь” и др.).

Более того, в ходе политических процессов многие электронные и печатные СМИ существенно видоизменяют заявленную ранее полити­ческую позицию, совершая зачастую неоправданные переходы от пра­воцентристских к леворадикальным выступлениям. Несмотря на это, именно СМИ остаются основным источником связи власти и народа.

Нет необходимости доказывать, что “четвертая” власть будет рабо­тать успешнее, если СМИ будут более самостоятельными и независи­мыми от “денежных мешков”, а журналисты - иметь гарантию безопас­ности. Последнее сегодня крайне актуально, если вспомнить тех жур­налистов, которые не только погибли на поле чеченской войны, но и оказались жертвами олигархических разборок. Наверное, поэтому от­ношения власти и СМИ, общества и СМИ несут больше философскую проблематику, чем предметно-выраженную. В этих взаимоотношениях много различных аспектов, даже само определение “четвертая” власть было более правдивым в период существования СССР, когда в руках партии были все три ветви власти плюс так называемая “четвертая” - СМИ. По мере становления гражданского общества, правового государства, рыноч­ной экономики СМИ (особенно электронные) должны последовательно трансформироваться из институтов партийного государства в государствен­но-правовые институты. Одна из основных социальных функций этого института - быть печатным и электронным “общественным оком”.

Это является не рекомендательным для СМИ, а достаточным и необ­ходимым в сложном философском взаимоотношении власти и прессы.

В противном случае СМИ превратятся в институт, от которого ниче­го не зависит, что мы и имеем сегодня с приобретением неограничен­ной власти олигархов над отдельными газетами и каналами ТВ.

Специфика власти СМИ еще в том, что это власть социального зер­кала, в котором отражается деятельность всех ветвей государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной. И если общество будет видеть в этом зеркале какие-то безотрадные изображения, то оно должно иметь в своих руках действенные механизмы регулировки та­ких изображений.

История свидетельствует, что такие механизмы были, правда, край­не ограничены в применении. Еще во времена А. И. Герцена, в те “ше­стидесятые”, деятельность Вольной русской типографии в Лондоне обес­печивала оппозиционной российской прессе статус реальной обществен­ной власти. Одной статьи в “Колоколе” было достаточно для того, что­бы карьера отдельных российских чиновников потерпела крах или на­рушилась устойчивость губернаторского кресла. “Колокол”, как писали из России А. И. Герцену, “заменяет нашему правительству совесть, ко­торая ему не положена по штату, и общественное мнение, которым оно пренебрегает”.

Подобное издание было в России в первые годы перестройки под назва­нием “Прожектор перестройки”, но со временем оно было упразднено.

В 1988 году авторы первого в советской юридической практике ини­циативного авторского проекта Закона СССР “ О печати и других сред­ствах массовой информации “ предусмотрели в нем социальную статью № 44 “Ответ на критику”. Ее нормы устанавливали, что граждане, объедине­ния и организации вправе требовать от средств массовой информации рас­пространения ответа на критику с изложением своей позиции. Средства массовой информации обязаны распространить ответ на критику.

Авторы законопроекта предлагали, чтобы правовой режим ответа на критику был бы адекватен правовому режиму опровержения распрост­раненных СМИ сведений, не соответствующих действительности.

Однако ни принятый на основе этого инициативного проекта 12 июня 1990 года Закон СССР “О печати и других средствах массовой инфор­мации”, ни Закон РФ “О средствах массовой информации”, принятый 27 декабря 1991 года, не восприняли этой идеи инициативного законо­проекта. Вместо отдельного права ответа на критику в СМИ в этих законах было закреплено требование (общее право ответа), как-то: ком­ментарии, реплики гражданина или организации на публикацию в СМИ сведений, ущемляющих их права и законные интересы либо не соот­ветствующих действительности.

Такая модель отвечает западным стандартам, но у нас есть свои осо­бенности, которые не учли “наверху”.

Ряд организационно-правовых мер по восприятию властью критики в свой адрес со стороны СМИ предусматривал Указ Президента РФ “ О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы” от 6 июля 1996 года. В частности, п. 3 Указа обязывал руководителей федеральных органов исполнительной власти и глав исполнительной власти субъектов Федерации не позднее трех дней рассматривать кри­тические материалы, опубликованные в СМИ, и в течение двух недель с момента их опубликования сообщать о принятых мерах. К сожале­нию, практика исполнения такого рода требований чрезвычайно скуд­на. Желая разобраться в причинах этого, Судебная палата по инфор­мационным спорам при президенте РФ в начале 1997 года выступи­ла с инициативой проведения общественных слушаний по проблеме надлежащего реагирования власти на критические выступления в СМИ. Эта инициатива была поддержана Главным контрольным управлением президента РФ и Союзом журналистов России.

Слушания “СМИ: критика власти и власть критики” состоялись 12 февраля 1997 года. Их участники были едины во мнении, что необходи­мо предпринять организационные и правовые меры для того, чтобы наладить конструктивные взаимоотношения руководителей органов власти и прессы, выступающих с критическими материалами.

Позднее был принят ряд рекомендаций, конкретизирующих эти меры и направления последующей деятельности. К сожалению, все они оста­лись “на бумаге”. Взаимоотношения во многом сохранились по суще­ствующему давно принципу: журналист пописывает, властный чита­тель почитывает..., а караван, как говорится, идет.

Причин тому довольно много и главная из них - системный кризис, переживаемый всем обществом и государством. Такое объяснение, на наш взгляд, напоминает время, когда было очень удобно отнести неуро­жаи в нашей стране за счет плохой погоды - спросить не с кого. Нельзя отрицать важность кризисной системы, но не скрывается ли за этим определением другая причина непонимания между властью и прес­сой, - кризис самой системы власти? В последнее время правомер­ность таких выводов все очевиднее.

В советское время, когда СМИ отражали только генеральную и на­правляющую линию партии, журналистам приходилось находиться “меж­ду молотом и наковальней”. С одной стороны, журналист обязан был творчески отразить свое мнение в публикации, но с другой - учесть мнение (часто далеко не творческое) чиновника, партийца.

Сегодня, наверное, никто не возьмется предсказать то время, когда СМИ станут поистине “четвертой” властью без кавычек, но то, что от­делить СМИ от власти невозможно - это факт.

Если следовать веберовскому определению отношений народа к вла­сти, то отношения народа и прессы будут аналогичными. М. Вебер ут­верждает, что народ относится к власти в силу наличия трех мотивов: рациональных соображений, тупой привычки и состояния аффекта. Власть относится к народу, располагая арсеналом: убеждение, страх и интерес - как основания властвования, а язык, СМИ и принуждение - как резервы властвования. Сюда же можно добавить власть авторитета, харизму, волю и т. п.

Отношение людей к прессе также построено на рациональном под­ходе, тупой привычке, бесплатном приобретении. При этом средства массовой информации используют те же властные методы: убеждение через язык СМИ, авторитет издания и его популярность, диверсифика­цию спроса.

Воздействуя на народ как на объект власти, сама власть и СМИ вы­думывают изощренные формы пропаганды и агитации. Но если у влас­ти все же арсенал агитационных методов ограничен, то СМИ в этом плане неисчерпаемы.

И тем не менее, у нормального человека не укладывается в голове, что кому-то в государстве может понадобиться превращать народ своей страны в безликую толпу с ущербной психикой. Однако профессор М. Чукас, глав­ный идеолог кампании CBS, утверждает, что основной задачей печати, радио и телевидения является “создание... человека, совершенно ли­шенного способности разобраться в положении вещей, критически мыс­лить, человека, низведенного до самого низкого эмоционального состо­яния, когда он может действовать под влиянием только внешних, а по­тому искусственных возбудителей и направляющих сил”.

Очевидно, что ТВ и другие СМИ в данном случае являются соци­альным механизмом проведения в жизнь сознательно спланированной стратегии низведения общества до интеллектуального уровня челове­ко-подобных животных или биороботов. Вполне понятна цель - приве­дение человечества в состояние, удобное для управления этими самы­ми “внешними силами”.

Возникает одна из проблем отношений власти и прессы, а именно культура. “Культура”, опирающаяся на ликвидацию собственных духов­ных ценностей, лишается возможности творческого роста. Цивилиза­ция биороботов может просуществовать некоторое время за счет захва­та извне природных ресурсов, военного подчинения народов, переме­щения к себе талантливых людей, но она обречена на гибель. Дело в том, что бездуховная культура беззащитна перед внутренним процес­сом самоуничтожения, так как социальный механизм устойчивости об­щества, который опирается на духовность - приоритет интересов об­щества над интересами личности, - разрушен.

Поэтому не случайно, что один из самых выдающихся политических деятелей в истории России, да и Запада, императрица Екатерина II в своем главном педагогическом сочинении четко определяла место про­паганды ненасилия в формировании мировоззрения человека: “Отда­лять от глаз и ушей... все худые и порочные примеры. Чтоб никто при детях не говорил грубых слов, непристойных и бранных слов и не сер­дился. Отдалять от воспитанников всякие разговоры, рассказы и слухи, умаляющие любовь к добру и добродетели или умножающие пороки... Пороки вообще уменьшают смелость и храбрость, добродетели же ум­ножают твердость духа и укрепляют рассудок, истинную его смелость и храбрость. Истинная смелость состоит в том, чтоб прибывать в том, что долг человеку предписывает”.

В советские времена, так критикуемые сегодня, были комитеты и организации или худсоветы, которые четко выполняли свою функцию “не пущать” то, что не соответствует идеологии времени. Конечно, за­коны у таких организаций были порой неписанные, но это был един­ственный нравственный фильтр, который был так необходим. Альтер­нативы этому сегодня, к сожалению, нет, и это невозможно объяснить ни одним экономическим кризисом. Причина как раз в кризисе власти, а именно в той части проблем взаимоотношений прессы и власти, где нравственность должна быть незыблемой, а культивирование высокой духовности - обязанностью.

Демократическое обновление общества в рамках перестроечной глас­ности позволило сегодня самому слушателю и пользователю монитора, независимо от его возраста, выбирать необходимую или недостающую информацию. Критериев нет, канонов и идеалов тоже нет, - полный “плюрализм мнений”.

На этой волне просветительства наши СМИ проявляют неслыхан­ные “чудеса” в информационном мире. По мнению психологов и био­логов, современные СМИ используют ряд методов телепсихотехноло­гии, например:

физиологический аспект влияния позволяет приобщить или воспи­тать пристрастие у человека, особенно подростка, к “ящику” в форме ежедневной многочасовой “вахты” перед экраном. Как следствие, спе­циалисты отмечают неврозы, бессонницу, ослабление трудоспособнос­ти и др.;

информационный аспект способствует кодированию человека в ре­зультате зависимости от телесериалов и разного рода “мыльных опер” и потока информации. В последнее время это приобретает форму диаг­ноза и носит патологический характер.

Телекодирование понимается как навязывание своей воли друго­му человеку, сидящему перед телевизором. Это можно сделать тех­ническими средствами (25-й кадр), но такой метод запрещен в ряде стран, в том числе в России, как попирающий права человека. Вместо этого можно использовать, что и делается на ТВ, метод алогичной ин­формации. Он позволяет с помощью тонко обдуманной лжи сделать так, что человек, сам того не замечая, займет позицию, отрицающую его собственные нравственные устои. Это приведет к раздвоению лич­ности, разбалансированию организма, который всегда уязвим для пси­хических и физических болезней.

Современное телевидение преследует одну из главных целей - ком­мерческую, а потому не будет предела творческому подходу в манипу­ляции сознанием человека, когда речь идет о бизнесе.

В последнее время заправилы СМИ создают, обрабатывают инфор­мацию, ловко оперируют ею и полностью контролируют (когда необхо­димо) распространение информации, которая определяет наши пред­ставления, установки, а в конечном счете и наше поведение, намерен­но фабрикуя сообщения, искажающие реальную социальную действительность. СМИ превращаются в манипуляторов сознания по заранее спланированному и выверенному пути.

Согласно определению П. Фрейре, манипуляция разумом человека есть средство его порабощения. Это один из способов, с помощью кото­рого правящая элита пытается подчинить массы своим целям.

Следует отметить, что манипуляция - не первое в ряду средств, ис­пользуемых властью для социального контроля. Пока народ безмолв­ствует, нет необходимости манипулировать его сознанием, есть только тотальное его подавление, - это может быть рабство, диктат, тирания. С пробуждением народа перед властью всегда встает проблема воздей­ствия на людей, и тут кстати приходятся СМИ в любых проявлениях, особенно в период зарождающейся демократии.

Для более полного понимания самого процесса манипулирования обратимся к тем мифам и методам, которые используют СМИ в запад­ных странах. Это необходимо в силу того, что наши СМИ в последнее время очень много почерпнули из опыта работы западных коллег, что, естественно, не возбраняется.

Итак, известный английский исследователь Г. Шиллер называет пять мифов, составляющих основное содержание манипуляции сознанием.

Миф об индивидуализме и личном выборе. Он позволяет с помощью концепции философии индивидуализма воздействовать на человека как на свободную личность, для которой гарантирован индивидуальный вы­бор поступка и поведения. (“Индивидуализм - признание автономии и абсолютных прав личности в обществе. Теоретики эксплуататорских классов считают, что индивидуализм заложен в человеческой природе. В действительности индивидуализм, как принцип противопоставления личности коллективу, подчинения общественных интересов личным сложился с возникновением частной собственности и разделением об­щества на классы”.)

Есть достаточно оснований, пишет Г. Шиллер, чтобы утверждать, что суверенные права личности не более чем миф, и общество и личность неотделимы друг от друга. И все же основой свободы, как ее понимают на Западе, является наличие гарантированного индивидуального выбора.

Отождествление личного выбора с человеческой свободой составля­ет основу всей конструкции манипулизма.

Миф о неизменной природе человека. В данном мифе заложено про­тиворечие, так как “поведение людей не может не зависеть от теорий, которых они сами придерживаются. Наше представление о человеке влияет на поведение людей, ибо этим определяется, что каждый из нас ждет от другого... Представление способствует формированию действи­тельности”[1]. Использование подобного мифа СМИ легко оправдывают телевизионные программы, в которых на каждый час приходится пол­дюжины убийств. К слову сказать, наши телевизионные программы ус­воили этот опыт мгновенно. Миф доказывает, что неизменная челове­ческая природа сама требует насилия, бойни, жестокости. Трансляция такого, даже низкопробного, материала притягивает школьников, под­ростков.

Миф об отсутствии социальных конфликтов. Манипуляторы, рисуя картину жизни внутри страны, полностью отрицают наличие социальных конфликтов. Они подают конфликт как дело исключительно индивидуаль­ное и по его проявлению, и по его происхождению. Все внимание уделяет­ся другим проблемам - в основном стремительному продвижению наверх среднего сословия, к которому относит себя большинство населения.

Миф о плюрализме средств массовой информации. Эта иллюзия на­меренно поддерживается заправилами СМИ, когда они обилие средств массовой информации выдают за разнообразие содержания. При суще­ствовании нескольких тысяч радио- и телестанций, включая и коммер­ческие, все же существуют информационные монополии, ограничива­ющие информационный выбор. Они предлагают лишь одну версию действительности - свою собственную.

Миф о нейтралитете. Успех манипуляции гарантирован, когда че­ловек верит, что все происходит естественно и неизбежно. Иначе гово­ря, для манипуляции требуется фальшивая действительность, в кото­рой ее присутствие не будет ощущаться. Важно, чтобы люди верили в нейтральность их основных социальных институтов. Они должны ве­рить, что СМИ, правительство, система образования и науки находятся за рамками конфликтующих социальных интересов.

Помимо названных мифов, в системе манипуляции используются ме­тоды, формирующие определенные взгляды на события у разновозраст­ных людей.

В качестве основных методов можно назвать:

дробление как форму коммуникации. Этот метод Фрейре называет “од­ним из характерных приемов культурного подавления, который, за ред­ким исключением, не осознается преданными, но наивными професси­оналами, сосредоточивающими внимание на локализированном подхо­де к проблемам и потому не способными воспринимать их как измере­ния одной общей проблемы в целом”2. Суть в том, что многочислен­ные и не связанные друг с другом сообщения выстреливаются в эфир, подобно автоматной очереди. Причем материал подается с такой на­стойчивостью, что создается впечатление эксклюзивности и предель­ной важности сказанного именно сейчас. Журналисты намеренно раз­бивают статьи и помещают наиболее важную информацию в конце, тем самым заставляя читателя просмотреть рекламные заставки на других страницах. Призывы покупать атакуют человека со всех сторон. Рек­лама на шоссе, в лифте, на доме, в автобусе и т. д. Реклама врывает­ся в передачу, не считаясь с человеком, цель одна - разбивается взаимо­связь освещаемых социальных явлений. В качестве примера сегодня можно было бы назвать использование рекламных роликов нашим ТВ (реклама о гигиене человека) в любой передаче;

немедленность передачи информации. Незамедлительность репорта­жа с места событий - это один из главных принципов западной прессы. Наверное, так оно и должно быть, но всегда ли скорость при передаче информации можно считать достоинством? Ложное чувство срочности создает впечатление необычной важности информации, которая не об­ладает таковой на самом деле. Информация должна быть продана как ско­ропортящийся товар, независимо от качества. Мозг превращается в сито, которое должно сортировать информацию и воспринимать ее по степени важности. Последнее просто невозможно - концентрация внимания на чем-то одном тут же разрушает необходимую связь с прошлым.

Таким образом, оба метода позволяют СМИ распылять и лишать смыс­ла всякую информацию, но они не единственные при манипуляции со­знанием людей. Есть более, на наш взгляд, изощренные приемы, кото­рые используются преимущественно на радио:

- “шотландский душ”, который позволяет давать в эфир сначала прав­ду, потом через некоторое время, сославшись как бы на более точные и компетентные источники, - полное опровержение информации и, на­конец, снова те факты, которые имеют место быть на самом деле. Цель такого рода манипуляции - приучить человека или подготовить его к самому худшему, что может случиться;

- “усеченный фактор” - с помощью этого приема радиостудии, особенно “Голос Америки” времен “холодной войны”, позволяли да­вать в эфир такую информацию, которая была такой же стопроцентной ложью, как и стопроцентной правдой. Суть дела в том, что о событии рассказывают как о случившемся, называя при этом имена и фамилии действительных участников данного события, но без комментариев. На самом деле - это сплошная ложь, потому что названные участники со­бытия были действительно там и в то самое время, но смысл их пребы­вания был совсем другим.

Пройдет время, и человек узнает истинную роль “героев дня”, а пока он сам должен в силу своего менталитета понять, где правда, а где ложь, и отделить “зерна от плевел”.

Почти такой же прием используют наши газеты в предвыборной кам­пании и во время выборов, когда заголовок статьи так мастерски подо­бран, что человек будет думать так, как ему велят. Например, уважае­мая питерская газета “ЧП” поместила статью о посещении губернато­ром А. Яковлевым следственного изолятора г. Санкт-Петербурга с це­лью ознакомления с условиями содержания заключенных. Заголовок ста­тьи гласил: “Яковлев в Крестах”, и текст сопровождался рядом фотогра­фий - видами следственного изолятора.

Таким образом, с использованием новых форм и методов работы в системе СМИ человечество постепенно входит или даже втягивается в информационную войну. Как известно, в любой войне есть победите­ли, побежденные и жертвы.

Тенденции развития современного общества указывают на то, что в начале XXI века рабочая сила распределится следующим образом: по­ловина будет находиться в сфере производства информации (ученые, инженеры, руководители, учителя, артисты), четверть - в сфере производства материальной продукции, в том числе информационных услуг. Таким образом, научно-технический прогресс привел человечество в информационное общество, вступление в которое знаменует начало информационной эры.

Система глобальной коммуникации позволяет сегодня связаться с любым объектом и получить отовсюду ответ. Количественные накопле­ния знаний человечества привели к качественным изменениям их ис­пользования.

Информация принадлежит всем, но получить ее смогут люди, обла­дающие высокими профессиональными знаниями, высоким культурно­образовательным уровнем. Это можно только приветствовать, если не обращать внимание на вторую половину ситуации. Речь идет об ин­формационной войне. На фронтах этой войны власть, как ничто дру­гое, может себя проявить с разных сторон, но в борьбе за информаци­онное поле не должен пострадать человек. Сегодня - это проблема но­мер один, впрочем, она всегда будет главной.

Современная информационная война - это новый виток “холодной войны”, но отличие в том, что “холодная война” - это война за умы людей и используется в этой войне идеологическое оружие. А инфор­мационная война открывает помимо всего прочего информационное пространство и провоцирует не только поделить это пространство, но и контролировать и управлять процессами, в нем происходящими.

Финансовые средства все больше определяют действия тех, кто се­годня является “рупором”, а тем самым определяют направление и со­держание информационных потоков. Серьезным преимуществом инфор­мационного оружия перед другими видами является его относительная дешевизна. А по критерию “эффективность - стоимость” оно значи­тельно выигрывает. Именно поэтому во всем мире, и в России в том числе, идет борьба за СМИ. За СМИ воюют все, кто представляет “оли­гархическую силу”, а потом воюют с разного рода СМИ, чтобы заста­вить их отражать реальность в определенном ракурсе. У нас пример тому - борьба между НТВ, ОРТ и другими каналами ТВ.

Еще одной особенностью информационной войны является то, что она не разрушает города, не применяет ядерное оружие, - она изменяет поведение людей без предварительного их запугивания. Серьезность намерений в информационной войне определяется наличием финан­сов. У кого основные капиталы - у того и более совершенное информа­ционное оружие.

СМИ могут формировать информационные системы эмоциональ­ным воздействием. Например, диктор телевидения монотонно сооб­щает о поездках по стране кандидатов в депутаты или в президенты, не искажая факты. Но при этом слова об одном из них он подкрепляет мимикой, выражающей презрение или равнодушие, а слова о другом - мимикой, выражающей восхищение. В результате у зрителя на подсоз­нательном уровне начинает формироваться соответствующее отноше­ние к кандидатам. Таким образом может происходить перепрограмми­рование зрителей.

В заключение темы хотелось бы сделать следующие выводы:

нераздельность единой цепи “власть - пресса” настолько очевидна, что остается только констатировать более сильную сторону власти и ее авторитарное влияние на прессу и СМИ в целом;

власть, используя древнеримский девиз “Разделяй и властвуй”, пока успешно подчиняет себе лишь отдельные СМИ;

общественное развитие в России все же располагает пусть неболь­шими, не такими значительными, как хотелось бы, элементами демок­ратического обновления общества.

Тест к теме 11

1. Докажите правомерность или опровергните утверждение о том, что СМИ являются «четвертой» ветвью власти.

2. К функциям СМИ относятся:

а) информационная,

б) просветительская,

в) агитационная,

г) судебная,

д) эстетическая.

Примечание. Докажите на примере российской действительно­сти.

3. Мифы манипуляции сознанием:

а) миф о неизменной природе человека,

б) миф об отсутствии социальных конфликтов,

в) миф о плюрализме социальных конфликтов,

г) миф о нейтралитете.

<< | >>
Источник: Кравченко В. И.. Основы политологии. 2001

Еще по теме Власть и пресса: средства массовой информации как “четвертая” ветвь власти:

  1. Охват экономики средствами массовой информации и кризис средств массовой информации
  2. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  3. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  4. Триумф средств массовой информации
  5. Глава 16 СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ПОЛИТИКЕ
  6. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ
  7. 3. Роль средств массовой информации в политическом процессе
  8. Роль средств массовой информации в политическом процессе
  9. Тема: Средства массовой информации в политическом процессе
  10. Власть как общественный феномен. Основные черты политической власти
  11. Принципы организации и функционирования власти. Суверенитет и легитимность политической власти
  12. 39. Власть и влияние: понятия, виды и их характеристика. Баланс власти
  13. Каковы возможности власти бюрократии с точки зрения концепции «дисциплинарной власти» М. Фуко?