<<
>>

Влияние нового на старое

Окончательные последствия революции в методах внедрения компьютер­ной технологии и организационных инноваций нельзя точно предсказать. Бе­зусловно, произойдет невероятный рост объема исследований. Также повы­сятся технические стандарты во всех областях — в сборе и анализе данных, теоретическом объяснении политического поведения в различных ракурсах. Однако при всех культурных и языковых отличиях научных сообществ и отдельных ученых также вероятно, что технология исследования будет опере­жать научные открытия.

Озабоченность, высказанная в предыдущей главе, носит не только мето­дологический характер, она постепенно меняет свое направление. Недавняя работа Р. Хакфельда и Дж. Спрага наряду с другими публикациями прямо указывает на необходимость разукрупнения анализируемых совокупностей данных и созданию новых на уровне индивидуального опыта (Huckfeldt, Spragye, 1995). Среди более ранних работ, пришедших к аналогичным выводам, хотя совершенно с другой стороны, — труд С. Вербы и Н. Ная по политическому участию (Verba, Nie, 1972). В целом, я полагаю, что так же легко недооценить вполне реальные опасения «старых» исследователей-бихевиористов по поводу разнородности их респондентов, как и недооценить то, какой ценой достают­ся любые продвижения в решении этой проблемы. В то же время переоценка значения и последствий эмпирической разнородности может представлять ре­альную проблему. По крайней мере в области объяснения выбора избирателя стремление доказать, что разные условия жизни избирателей заставляют их использовать различные парадигмы принятия решений, не увенчалось успе­хом. Замечание о том, что практически каждое суммарное измерение отноше­ний представляет некую «среднюю» величину для всех избирателей, включая и тех, для кого это значение не подходит, — да, они согласны, что то-то и то-то правильно и верно, но остается вопрос: что же делать? Я не думаю, что

этот порок кроется в чрезмерном увлечении институциональными определе­ниями значимости исследуемых объектов, в не меньшей степени он определя­ется неадекватностью ресурсов, с помощью которых комплектуются данные. «Старая школа» не слишком преуспела в этой области, но не из-за того, что не замечала существования проблемы.

Проблема, освещаемая Ф. Паппи, в главе 9 настоящей книги, на мой взгляд, является частным случаем более общей проблемы, изложенной П. Данливи в главе 10. Применение модели многопартийных выборов не привлекло внимания в Соединенных Штатах в основном потому, что американские избиратели очень редко имеют реальную возможность стратегического голосования в ходе прези­дентских выборов. Возможно, репетиция 1992 г. все изменит. Глава Паппи осо­бенно важна, потому что она дополняет общую сосредоточенность на амери­канской политике и американской политической культуре, освещая вклад ев­ропейской политической культуры. В частности, она заставляет задуматься в ходе аналитических расчетов о формировании коалиций.

По этому вопросу хотелось бы узнать побольше. Большинство американс­ких исследователей не справляются с задачей, когда перед избирателем стоит более двух альтернатив. Третий кандидат либо игнорируется, как Уоллес в 1968 г. и Андерсон в 1989 г., или рассматривается отдельно, как Перо в 1992 г. Замечание о том, что некоторые избиратели могут производить расчеты на основе стратегического голосования, часто произносится, но мало кто заду­мывается над его смыслом. В то же время я бы отметил возможность использо­вания данных «термометра», замеряющего отношение избирателей к кандида­там, в качестве альтернативы многим вариантам моделирования теории раци­онального выбора. Проблема может быть отчасти решена, если исследователь стремится принять точку зрения избирателей и ограничиться конкретным со­ревнованием между двумя кандидатами, пользующимися наибольшей под­держкой. В 1992 г. анализ, исключающий наименее предпочитаемых кандида­тов, дал убедительное объяснение голосам, отданным за Перо, не используя при этом понятия стратегического голосования (Miller, Shanks, 1996).

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Влияние нового на старое:

  1. 3. Особенности «конфликтов нового поколения»
  2. 3.3. Городское расселение Нового времени
  3. Императивы нового сознания
  4. Парадигма нового мира
  5. ПАРАДИГМА НОВОГО МИРА
  6. Разновидности нового институционализма
  7. Зародыш нового класса
  8. Проблема нового миропорядка
  9. § 7. Маржинализм: что нового?
  10. Планировка нового офиса
  11. Тоталитарная идеология нового поколения
  12. В. Политическая мысль Нового времени
  13. Глава 1. Гегемония нового типа
  14. 3.3.1. Города Нового времени в Европе
  15. Политические концепции Нового времени
  16. Політична думка Нового часу
  17. Контрольная работа. Анализ деятельности Нового Московского Банка за 2010 год, 2011