<<
>>

Явка на выборы

Как защитники, так и противники подхода к проблеме явки на выборы с позиций рационального выбора в принципе согласны с утверждением о том, что, поскольку незначительность влияния одного отдельного голоса очевидна (иначе говоря, поскольку возможность того, что поданный конкретным из­бирателем голос окажется решающим, на практике является равной нулю), и поскольку участие в выборах всегда сопряжено с определенными затратами, постольку практичные избиратели вообще не должны были бы приходить на избирательный пункт.

Тем не менее, оценка политических моделей рацио­нального выбора в основном или исключительно с точки зрения их способ­ности дать ответы на вопросы типа «Зачем люди голосуют?», совершенно несостоятельна, несмотря на то, что сторонники теории рационального выбо­ра сами нередко попадают в такую ловушку. Это видно, в частности, из риторического вопроса М. Фиорины о том, не является ли «явка на выборы парадоксом, который не оставляет камня на камне от теории рационального выбора» (Fiorina, 1990).

Явку на выборы можно называть парадоксом лишь в случае, если мы будем настаивать на том, что избиратели однозначно выполняют общественно полезную функцию, в основе которой лежит соображение о критической значимости каждого голоса. Для тех, кто скептически относится к возможно­стям применения теории рационального выбора (Petracca, 1991), необходи­мость прибегать к неинструментальным факторам для «спасения» этой теории и защиты ее от абсурдности ее же собственных прогнозов служит веским основанием, позволяющим отрицать значимость подхода с позиций рацио­нального выбора для решения проблемы явки на выборы — и именно на основании того, что этот подход изначально неверен (Barry, 1970). Однако немногие сторонники модели рационального выбора, в том числе и автор данной главы, рассматривают кажущийся парадокс явки на выборы как заве­домо ложную проблему, тратить силы на решение которой их побудила кон­цепция Даунса.

Так, в частности, вопрос о том, в каких именно случаях явка на выборы является инструментально рациональной, с одной стороны, пред­ставляется мне уже настолько банальным, что вызывает оскомину (Uhlaner, 1993; Grofman, 1983; Glazer, Grofinan, 1992), а с другой — кажется вообще не той проблемой, с которой следует начинать разговор (Grofman, 1993, ch. 6; Owen, Grofinan, 1984).

Мы ведь не рассчитываем на то, что специалисты в области микроэконо­мики дадут нам ответ на вопрос о том, почему французы предпочитают вино, а южные немцы — пиво. Скорее, мы полагаем, что экономисты с позиций компаративной статики объяснят нам, например, как изменится потребление вина, если цены на вино и пиво будут пересмотрены. Равным образом пра­вильное применение моделей рационального выбора в вопросе о явке на вы­боры будет состоять в их способности помочь нам дать ответы на вопросы типа: «Какую явку избирателей можно ожидать на выборах разного уровня?» или «Каким образом меняется процент явки избирателей в зависимости от изменений специфических институциональных факторов, которые могли бы стимулировать явку на выборы или препятствовать ей?» Такая постановка вопросов предполагает, что избиратели выполняют разнообразные полезные функции, и вместе с тем исходит из того, что теория рационального выбора помогает нам выявить факторы, которые влияют на предпочтения избирателя хотя бы в небольшой степени. Равным образом вместо того чтобы просто пытаться отгадать, зачем избирателям нужно что-то знать, гораздо полезнее было бы использовать идеи концепции рационального выбора для того, чтобы определить условия, при которых избиратели будут в большей или меньшей степени информированы. Рассматривая модели рационального выбора именно с таких позиций, мы уходим и от бессмысленных нападок на теорию рацио­нального выбора, и от пустого формализма, которые мешают движению к созданию доступной верификации теории.

Вместо того чтобы воспринимать положения Даунса как незыблемые исти­ны, высеченные на скрижалях, к ним следует относиться как к идеям, кото­рые помогли дать ответ на вопрос о том, почему некоторые явления возмож­ны при отсутствии уравновешивающих сил.

Тем не менее, хотя Даунс и задал нам три неразрешимых загадки: «Почему избиратели голосуют?», «Почему при двухпартийной системе две соперничающие партии не объединяются в одну?» и «Зачем людям знать что-либо о политике?», еще большее значение имеет определение им тех переменных величин, которые объясняют измене­ния с позиций компаративной статики.

Например, для подсчета динамики явки избирателей на разные выборы, следует переформулировать даунсовские расчеты такого участия, выражаемые уравнением

Т=(Р х 1 х В) +C - D,

причем, скорее, на макро-, чем на микроуровне. В данном случае «Т» обозна­чает показатель явки избирателей, «Р» — степень приближения к выборам, «I» — степень важности выборов, «В» — степень различия между кандидата­ми, «С» — (чистые) затраты на явку на выборы, a «D» — неинструменталь­ные факторы, которые могут определить мотивацию участия в избирательной кампании (или сделать это участие привычным). Вместо того чтобы считать это уравнением выбора отдельно взятого избирателя, представим его в час­тично дифференциальной форме:

дТ/ дР, дТ/ дI , дТ/ дВ , дТ/ дС и дТ/дD.

Теперь положение Даунса можно истолковать следующим образом. Необ­ходимо учитывать, что ceteris paribus: при выборах в конкретный орган власти явка избирателей будет возрастать по мере приближения срока выборов и роста различий между позициями кандидатов; при выборах кандидатов на различные посты явка избирателей будет выше в том случае, когда избирате­лям будет очевидно, что последствия их выбора будут более значительными (например в случае выбора кандидата на более ответственный пост); при срав­нении выборов, имеющих место в разных странах или в различные временные периоды, явка избирателей на выборы будет тем выше, чем меньше препят­ствий к голосованию (например назначение выборов на воскресный день, использование системы автоматической регистрации избирателей); с точки зрения типов избирательных систем, явка избирателей должна быть выше при системе пропорционального представительства, при которой избиратели, не составляющие большинства, могут, тем не менее, избрать того кандидата, которому они отдают предпочтение.

Если подойти к проблеме с позиций компаративной статики, можно допустить наличие многочисленных причин, определяющих намерение избирателей пойти на выборы, — включая такие, как привычка или социальное давление. Однако даже в этом случае вместо того, чтобы пытаться предсказать, каким должен быть «предельный уровень» явки, можно разработать поддающуюся верификации теорию рационального выбора, с помощью которой станут более понятными условия роста или па­дения уровня явки на выборы.

Если рассматривать различные предположения (как правило, сделанные на основе здравого смысла) о динамике явки на выборы, в основном выдвигае­мые с позиций компаративной статики, то станет очевидным, что в общем и целом они весьма обоснованы. Например, прогноз типа: «из числа тех, кто идет голосовать, ceteris paribus, большинство избирателей отдадут голоса, ско­рее, на выборах тех кандидатов, которые баллотируются на более высокие должности, чем за тех, кого избирают на менее значимые посты» в значи­тельной степени подтверждается в Соединенных Штатах итогами выборов всех уровней. И действительно, такой результат настолько очевиден, что его даже не пытаются использовать в качестве доказательства в пользу подхода с позиций рационального выбора к вопросу о явке.

Равным образом то обстоятельство, что выборы кандидатов на более от­ветственные посты, ceteris paribus, обычно привлекают большее число изби­рателей, чем выборы в менее значимые органы власти, с точки зрения здра­вого смысла убедительно подтверждает правильность положений теории ра­ционального выбора относительно явки избирателей на выборы — что, одна­ко, редко получает признание. Вместе с тем, с еще большей убедительностью об этом свидетельствуют некоторые политические примеры — такие, как падение массовости явки на выборы в период между президентскими выбора­ми и промежуточными выборами в Конгресс, или резкое уменьшение числа избирателей в тех штатах, где выборы губернаторов по срокам совпадают с президентскими либо вообще перенесены на не предусмотренное традицией время (Boyd, 1986).

Аналитики электоральных процессов воспринимают как данность тот факт, что выборы в местные органы власти, ceteris paribus, привлекают меньшее количество избирателей, чем в общенациональные, и что выборы, в которых участвуют многие кандидаты, ceteris paribus, привле­кут больше избирателей, чем выборы, в ходе которых выдвигается лишь один кандидат. Кроме того, хорошо известно, что явка избирателей на выборы обычно бывает достаточно низкой в ходе особых избирательных кампаний, которые выпадают из графика.

Единственным возражением против в целом успешного прогнозирования на основе подхода компаративной статики, примененного Даунсом, служат свидетельства того, что связь между явкой на выборы и политической состя­зательностью не слишком сильна (Foster, 1984). Однако в данном случае мы сталкиваемся с рядом технических вопросов, связанных с проблемой вери­фикации, особенно из-за неудач в использовании лонгитюдного анализа (Glazer, Grofman, 1992). Так, например, на юге США, за исключением нескольких районов, праймериз демократической партии определяли результаты голосо­вания на уровне штатов и в местные органы власти на протяжении почти всего столетия. Исходя из этого, следовало ожидать, что по мере роста конку­рентоспособности Юга явка на общенациональные выборы в целом там долж­на была бы возрасти и наряду с праймериз демократической партии в этих областях страны должна была бы сложится практика проведения праймериз и республиканской партией. В моей недавно опубликованной работе по сравни­тельному анализу явки избирателей на праймериз на Юге страны и в общих выборах в течение 1922—1990 гг. оба эти предположения подтверждаются. В других моих недавних исследованиях, посвященных изучению соотношения уровня явки избирателей на выборы и электорального успеха тех кандидатов, которые имели длительный опыт законотворческой деятельности, также выд­винуты серьезные аргументы в пользу наличия связи явки избирателей на выборы с исходом этих выборов.

Многие авторы, в число которых входят Р.

Эриксон и Р. Вольфингер, подчер­кивают, что, по крайней мере, в Соединенных Штатах, для всестороннего осмысления проблемы явки избирателей на выборы необходимо разобраться в вопросе об их регистрации (Erickson, 1981; Wolfinger, 1993). Это объясняется тем, что значительная часть всех зарегистрированных избирателей принимает участие в выборах наиболее высокого уровня, а также тем, что лишь сравни­тельно небольшое число незарегистрированных избирателей регистрируются в период, непосредственно предшествующий каким-то определенным выборам. Некоторые авторы, подчеркивающие важность решения избирателя пройти регистрацию, полагают, что регистрация, выступающая в роли промежуточ­ного звена, способствует повышению действенности даунсовского подхода к проблеме явки на выборы, особенно в том его аспекте, который заостряет внимание на выделении специфических факторов электорального процесса (таких, например, как ожидаемое приближение выборов). Такой взгляд на ограничения, которым должен подчиняться подход с позиций рационального выбора к явке на выборы, незаслуженно делает Даунса единственным арбит­ром в оценке того, что является, а что не является моделью рационального выбора явки (Wolfinger, 1993; Downs, 1957). Правильнее было бы рассматри­вать рациональный выбор как некий стиль в подходе (сконцентрированный на затратах и выгодах), который не следует отождествлять исключительно с той или иной моделью явки на выборы. Я, в частности, полагаю, что такие работы, как статья С. Розенстоуна и Р. Вольфингера о влиянии на явку изби­рателей регистрационных препятствий, полностью соответствуют традициям концепции рационального выбора (Rosenstone, Wolfinger, 1978). Равным обра­зом, при проведении сравнений между различными районами страны обнару­живаются многочисленные свидетельства того, что факторы, связанные с ожидаемыми затратами на участие в выборах (например законы об обязатель­ном голосовании, двухдневные выборы, воскресные выборы), оказывают су­щественное влияние на его масштабы (Powell, 1986; Jackman, Miller, 1995; Jackman, 1993).

Для того чтобы понять проблему явки избирателей в Соединенных Шта­тах, где существуют значительные препятствия для регистрации, а сам процесс выборов необычайно продолжителен, необходимо выйти за рамки кон­цепции Даунса и выделить три типа решений избирателей, касающихся их явки на выборы: о регистрации тех, кто имеет право быть избранным, о явке на избирательный участок зарегистрированных избирателей, о подаче голоса за кандидата на тот или иной пост теми, кто пришел голосовать. Авторы многочисленных работ, посвященных проблеме явки на выборы, далеко не всегда с должным вниманием относились к важности раздельного подхода к изучению этих трех аспектов. Тем не менее, этим вопросам уделялось опреде­ленное внимание (Engstrom, Caridas, 1991), как и дискуссии о четырех факто­рах, влияющих на «эффективное избирательное равенство меньшинств» (Brace, Grofman, ffandley, Niemi, 1988).

Если признать факт наличия трех различных аспектов явки на выборы, окажется, что наш анализ ожидаемых связей между явкой и соперничеством в значительной степени отличается от подхода Даунса. Различия между тре­мя аспектами явки на выборы приводят к целому ряду подтвержденных последствий. Так, например, предполагается, что явка может быть соотнесе­на скорее с долгосрочным характером соперничества, чем с краткосрочным, поскольку регистрация позволяет принимать участие в выборах в различные органы власти и, следовательно, точно определить степень соперничества для большинства или даже для всех избирателей в период самой регистрации еще невозможно. Если регистрационные затраты составляют значительный компонент общих затрат на голосование, решение зарегистрированных из­бирателей прийти на избирательный пункт может быть только весьма при­близительно соотнесено со степенью соперничества в данной конкретной ситуации (в отличие от обычной интерпретации прогноза участия при даун-совском подходе). Тем не менее, районы страны с низкой степенью долго­срочного соперничества также, ceteris paribus, могут характеризоваться низ­ким уровнем как регистрации, так и явки избирателей на выборы. В связи с этим лучшим прогнозом явки на выборы тех, кто имеет право быть избран­ным, может стать простая пропорция между предварительно зарегистриро­ванными или ранее участвовавшими и/или значимость органа власти, в ко­торый проводятся выборы, а именно, предположение о том, что выборы в более важный орган власти обеспечат, ceteris paribus, более высокий уровень явки избирателей.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Явка на выборы:

  1. ВЫБОРЫ
  2. 3.3. СВОБОДА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА И ВЫБОРА
  3. Выбор офисной техники
  4. ОБДУМЫВАЯ ВАШ ВЫБОР
  5. КАК СДЕЛАТЬ ВЫБОР
  6. 3.3. ВЫБОРЫ И ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ
  7. Делая выбор
  8. 10.3. Политико-правовые принципы проведения выборов
  9. 2.2. Парламентские выборы 2007 года
  10. Выбор
  11. Выбор поставщиков
  12. 10.2. Структура политического института выборов
  13. Глава 6 Выбор мирного пути
  14. Глава III О ВЫБОРАХ
  15. Парламентские и президентские выборы 1994 г
  16. Глава 13. Подвижность выбора