<<
>>

Значение концепции Дж. Роулза

Несмотря на то, что глава Пареха об истории развития политической тео­рии начиная с 1945 г. была написана независимо от статьи А. Янг, эти работы воспринимаются как прямо противостоящие друг другу.

Как пишет Янг, «Те­орию справедливости» Дж. Роулза (Rawls, 1971) можно считать тем поворот­ным пунктом, который ознаменовал смену бесплодного в творческом отно­шении периода плодотворным этапом развития политической науки (с. 455 наст. изд.). Парех отрицает, что «50—60-е годы отмечены упадком или даже смертью политической философии», и, как следствие, не соглашается с тем, что «Теория справедливости» стала «символом возрождения политической фи­лософии» (с. 478 наст. изд.). Поскольку и Янг, и Парех ссылаются на мои работы для подтверждения того, что первая признает, а второй отрицает, представляется уместным краткое разъяснение моей позиции относительно того, какова роль Роулза в возрождении политической философии.

Сделав свое впоследствии неоднократно цитировавшееся заявление о том, что «политическая философия скончалась», П. Ласлетт объяснил, что имел в виду отсутствие новых работ, которые продолжали бы англоязычную тради­цию, идущую «от Гоббса к Бозанкету» (Laslett, 1956, р. VII). Рассуждая в том же духе, Р. Так недавно писал об «отсутствии крупных работ по политической философии, которые в большей или меньшей степени соответствовали бы направлениям, обозначенным книгами Сиджуика и Роулза» (Tuck, 1993, р. 72). Независимо от того, кого из поздних авторов викторианской эпохи считать последним представителем сложившихся ранее традиций, ни одно утвержде­ние Пареха, по моему мнению, не опровергает тезиса о том, что до Роулза никто не создал такого труда, который можно было бы считать продолжени­ем канонической политической мысли в традиционном ее понимании.

Описание Парехом работ, авторов которых он считает гуру, как и его замечания о том, что они породили не столько критиков, сколько учеников, наводит на мысль о том, что их, скорее, можно рассматривать как создателей и распространителей неких секулярных религий.

И действительно, об их рабо­тах можно сказать, что «они полны таинств нашего вероучения, как цели­тельных средств для больного, который, пройдя полный курс лечения, дол­жен был бы поправиться; только принимать эти снадобья непросто — они постоянно отторгаются организмом и потому не оказывают никакого воздей­ствия» (Hobbes, 1991, р. 256). Структура приводимых ими доводов настолько последовательна, что их трудно оспорить. Определенное мировоззрение может вам либо нравиться, либо нет; в любом случае было бы бессмысленно пытать­ся вычленить из него лишь некоторые приемлемые положения.

Заслуга Роулза состоит в том, что благодаря изданию его «Теории справед­ливости» в политической философии появился труд, который стал бесконеч­но «пережевываться» на манер всех канонических трудов, и именно такое отношение к ней господствовало на протяжении всего периода расцвета дея­тельности гуру. Парех подчеркивает жизненно важное значение этого обстоя­тельства для наших дней, однако приписывает его исключительно «измене­нию интеллектуального климата» (см. с. 488 наст. изд.). Тем самым он упус­кает из виду, что сам этот климат во многом был создан благодаря достоин­ствам «Теории справедливости», прежде всего, систематичности ее аргументации. Возможно, если бы «Теория справедливости» не была написана, ее место занял бы какой-нибудь иной труд; однако в том, как сложилась нынешняя ситуация, заслуга Роулза неоспорима.

Парех считает, что Роулз многим обязан гуру за то, что смог выдвинуть теорию, «критическую по природе, универсальную по спектру охватываемых проблем и квазифундаментальную по ориентации» (с. 482 наст. изд.). На мой взгляд, это утверждение не имеет под собой серьезных оснований. В научный аппарат «Теории справедливости» не вошли работы Ханны Арендт, М. Оукшота, К. Поппера, Л. Страусса или Э. Вёглина, в то время как ссылки на Аристо­теля, И. Бентама, Ф. Эджуорта, Д. Юма, И. Канта, Дж. С. Милля и X. Сиджуика настолько пространны, что могут быть выделены в отдельные разделы. Сам собой напрашивается вывод о том, что Роулз относил себя к традиции, пред­ставленной классическими мыслителями, и считал, что продолжил работу с того места, на котором они остановились. Точнее говоря, Роулз ориентиро­вался на два основных либеральных политических течения двух прошлых сто­летий: кантианство и утилитаризм. Что касается критиков Роулза, то корни их идей лежали в учении Гегеля, хотя напрямую и не зависели от гегельян­ства (Brown, 1992). Дебаты, разгоревшиеся после издания книги Роулза, были непосредственно связаны с каноническими трудами, в то время как теорети­ческие изыскания гуру в них попросту игнорировались.

<< | >>
Источник: Под редакцией Гудина Р. и Клингеманна Х.Д.. Политическая наука: новые направления. 1999

Еще по теме Значение концепции Дж. Роулза:

  1. 16. В труде А. Смита можно найти не одну, а несколько концепций стоимости. Обрисуйте эти концепции.
  2. Значение сербов
  3. 1. СУТНІСТЬ І ЗНАЧЕННЯ СУЧАСНОГО МЕНЕДЖМЕНТУ
  4. 1. Значение проблемы метода
  5. 1. Значение проблемы метода
  6. 1. Значение термина «политика»
  7. Значение информации в менеджменте
  8. Значение модели равновесия Вальраса
  9. 1.1 Религиозное значение Москвы
  10. Задача, значение и институты
  11. Прикладное значение политической регионалистики
  12. Значение национального государства
  13. Значение общественного питания потребительской кооперации